andvaryfury (andvaryfury) wrote in peremogi,
andvaryfury
andvaryfury
peremogi

Category:

Как нам обустроить Израиль

Пост (точнее, перепост) навеян сегодняшней складской записью "Опять rуские за Россию переживают" и комментами там же. Нецензурщины и разжигальщины не содержит, но легко может быть воспринят за пещерный и зоологический этот самый. Так что - на усмотрение модераторов.

Шалом алейкум, дорогие гойспода ! Видит Яхве, шо никогда ещё подобное приветствие не было столь актуальным и уместным. Ибо сегодня наша и Ваша рыдакция предлагает Вам совершить экскурс в (или на) настоящее тэль-авидение, во всех широких смыслах этого узкого слова. Да, всё ниженаписянное является плодом фантазии (есличо, здоровой, у нас и справки имеются). Да, ничего из ниженаписянного не имело места в реальности. Но оно МОГЛО бы его иметь. И кое-кто даже сказал бы, шо оно таки даже должно …

Оппозиционный израильский телеканал «Эхо Хайфы», уютная студия, обставленная в стиле фьюжн. В кадре чинно потягивают чай из непрозрачных кружек двое представительных мужчин. Играет печальная восточная музыка. Представительный мужчина слева одет в красную косоворотку с финикийским орнаментом, его визави одет чуть более традиционно – на нём хасидский сюртук и картуз с вдетым в него красным цветком. Оба они – голубоглазые блондины с ярко-выраженными лицами рязанского типа. Кроме того, у мужчины в картузе под сюртуком виднеется тельняшка, а на кисти правой руки вытатуирован парашютный купол с подписью «ДМБ-99». Чокнувшись с гостем чашкой чая и выдохнув в сторону, мужчина слева с видимым удовольствием залпом выпивает свою порцию и поворачивается приветливым лицом к зрителям.

Мужчина слева, занюхивая чай рукавом косоворотки : - Мазл тов, дорогие телезрители. Как вы уже поняли, в эфире наша традиционная предшаббатная рубрика «Как нам обустроить Израиль», и её ведущие - Барух Иванов и Натан Сидоров. И специальный гость нашей программы – Никодим Пантелеймонович Шнеерзон, известный правозащитник, оппозиционер и борец за историческую правду.

В студии появляется третий мужчина, одетый в спортивный костюм «Адидас» и хасидскую шляпу. Он церемонно здоровается с хозяевами студии, те же, в свою очередь, предлагают ему присоединиться к чаепитию, отчётливо слышна фраза «Нормально лей! Чо, краёв не видишь?!». С малопонятными словами «Ну, за тех, кто в стропах!» троица выпивает ещё по чашке чая, который по какой-то малоизвестной иудейской традиции закусывает квашеной капустой.

Мужчина слева, он же Барух Иванов : - Рады. Очень рады приветствовать вас у нас, дорогой Никодим Пантелеймонович. Наши постоянные зрители буквально завалили нас письмами с просьбами снова пригласить вас на передачу … кстати, могу вам даже его зачитать …

Мужчина в центре, он же Никодим Пантелеймонович Шнеерзон : - Ну что вы, Барух, не стОит, право слово. Лучше ещё чаю налейте, а то, знаете ли, такая жара на улице, такая жара …

Мужчина справа, он же Натан Сидоров на глаз разливает заварной чайничек по трём сдвинутым чашкам : - Лехаим, Никодим Пантелеймонович !

Никодим Пантелеймонович, согласно кивая : - Ну, как говорится, шоб Башня Давида стояла и шекели были !

Аутентичное иудейское чаепитие дополняется тарелкой с солёными огурчиками и коллективным перекуром. Некоторое время мужчины степенно молчат, прислушиваясь к ощущениям в пищеводе.

Барух Иванов, туша сигарету в пепельнице из пивной банки : - Итак, Никодим Пантелеймонович, приступим, помолясь. Тема нашей сегодняшней передачи – «Как нам обустроить Израиль». Вот очень хотелось бы услышать ваше авторитетное мнение на этот счёт.

Никодим Пантелеймонович, прикуривая вторую сигарету от первой : - Всё плохо, господа, всё очень-очень плохо !

Натан Сидоров, доставая из-под стола новый заварной чайничек : - Ну, это спорное утверждение, знаете ли. И многие с ним не согласятся. В стране идут процессы преобразования, проводятся реформы, строятся новые синагоги и кибуцы …

Никодим Пантелеймонович, свирепея : - Не делайте мне смешно, молодой человек ! Какие преобразования, какие реформы, какие, в тухес, синагоги с кибуцами ?! Кто вам рассказал за такую возмутительную чушь, прокнессетовские подпевалы или проплаченные тролли с ботоферм в Эйлате ?! Или лично личный массажист Нетаньяху вам наговорил этих лживых глупостей ?! Как там его, Пригожман, Пригожинд ?

Барух Иванов, набычиваясь : - Обидные нам такие ваши слова, Никодим Пантелеймонович ! Мы, как и вы, нерушимо стоим на позициях за демократию и либеральный рынок ! Шоб вы в старости по ним так быстро бегали, как мы в молодости на них твёрдо стоим ! 

Натан Сидоров, примирительно : - Ну, за убеждения !

Приняв перорально очередную порцию традиционного иудейского напитка и похрустев огурчиками, собеседники немного снижают градус дискуссии.

Никодим Пантелеймонович, снисходительно : - Вы, молодой человек, таки используйте свою светлую голову для подумать, шо и кому вы говорите, а не только для пейсы поносить. Кибуцы они строят, как же ! Наши и ваши шекели они воруют, вот что я вам скажу ! А этот их «Железный Купол», а ?! Вместо шоб раздать скромных дивидендов нашим пенсионерам в моём, например, лице, они купола себе трёхэтажные строят с бассейнами !

Барух Иванов, задумчиво : - Ну, не преувеличивайте уж так, уважаемый. «Железный Купол» - он ведь нас и вас защищает …

Никодим Пантелеймонович, излучая сарказм во все стороны света : - Та вы шо ?! А от кого, а ? Вот конкретно я конкретно вас спрашиваю – от кого ? Шо, опять будете мне тут затирать сказок бабушки Песи об страшных террористах и злых арабах с ракетами ?!

Натан Сидоров, доставая из тумбочки тарелку с порезанным ломтиками салом и бородинским хлебом : - Ну хотя бы и да, об их. Я не знаю, но очень уважаю вашу бабушку Песю, шоб она ещё сто лет была здорова. Но таки мне бабушка Фира рассказывала тех же самых сказок. И шо, нам теперь плюнуть и растереть на мнение таких умных женщин ?

Никодим Пантелеймонович, выкручивая излучатель сарказма на производственную мощность : - Ну шо вы, мы и вы будем им старательно верить ! Я таки взаимно сильно уважаю вашу незнакомую мне бабушку Фиру, но наши бабушки стали безвинной жертвы пропаганды. Про-па-ган-ды, молодой человек, запишите себе это слово на том, на чём вы себе умные слова записываете ! Молох пропаганды, оболванивший наших бабушек и чьих-то дедушек, он же …

Барух Иванов, вполголоса : - Вы салом-то не побрезгуйте. Жена племянника Фимы с Конотопа солила, не сало, а чистый цимес с мёдом !

Никодим Пантелеймонович, тоже вполголоса : - На сухую не закусываю – Тора не велит.

Натан Сидоров, уловив тонкий намёк : - Ну, за наших и ваших бабушек и дедушек !

Опустевший заварной чайничек исчезает под столом, уступая место своему коллеге. Собеседники занюхивают чай бородинским хлебом и заедают конотопским салом.

Никодим Пантелеймонович, переведя дух : - Несчастные они были люди, а кто-то и есть до сих пор ! Столько годов – всем котам под хвост … хотя, так тем шерстяным паразитам и надо ! Это я об том, шо жизнь под железной пятой авторитаризма, в насквозь пропитанном милитаризмом и ксенофобией обществе, в плену замшелых скреп религиозных предрассудков …

Барух Иванов, с некоторым вызовом в голосе : - Это вы сейчас об чём, об Израиле ?

Никодим Пантелеймонович, язвительно : - Нет, мля, об Гваделупе ! Ну шо вы как не родной, прям не либеральный единомышленник, а поц какой-то ура-патриотический ?! Вы ещё гимнов мне тут национальных запойте и «СекторГазаНаш !» покричите три разы !

Натан Сидоров, упустив иронию из виду : - Ну, за Секто …

Никодим Пантелеймонович, запальчиво и со всей страстью : - Нет, вот за это я чай пить не стану, понятно ?! И даже не наливайте … ну твою ж мамеле … ладно, только из уважения к вам и к продукту …

Барух Иванов, жуя сало : - Непонятная мне здесь ваша позиция. А шо ? Таки да, Сектор Газа наш и есть …

Никодим Пантелеймонович, жуя бородинский хлеб : - Нет, не наш ! Не наш, слышите ! Он па-лес-тин-ский ! Запишите себе это слово рядом с первым и учите с дитями на ночь. Референдум, шо проведён под дулами автоматов и ракетов …

Натан Сидоров, недоумённо : - Какой это ? Не было же никакого референдума …

Никодим Пантелеймонович, с торжеством в голосе : - Ну вот ! Ну вот же ! И вы ещё будете и дальше спорить за мою несомненную для всех правоту ?! Кстати, а ещё чай есть ? А то шо-то в горле пересохло от вашей политической близорукости.

Натан Сидоров долго шерудит рукой под столом, но ничего не находит. Осознав под требовательными взглядами коллег свои упущения, он ненадолго покидает студию. Возвращается в которую уже с новым заварным чайничком, четвёртым по общему счету ...

Никодим Пантелеймонович, недовольно и вполголоса : - Отправь дурака за бутылкой, так он одну и принесёт. Молодой человек, у вас шо, помимо политической близорукости ещё и ручной артрит развился ? В правой носить можем, а левая для шарману висит ?

Натан Сидоров, несколько неприязненно : - На всех экспертов чаю не напасёшься, со своим приходить надо.

Он разливает напиток по с готовностью подставленным чашкам, причём на сей раз Никодиму Пантелеймоновичу наливает половину, отчётливо слышна его ехидная реплика «Прокурор добавит !».

Никодим Пантелеймонович, испепеляя собуты… пардон, собеседника горящим взглядом : - Вот ! Вот ! Вот она ваша истинная натура, молодый человек ! «Прокурор добавит», ага ! Какой типичный ответ для представителя этого народа !

Барух Иванов, щурясь : - Это вы на что сейчас поднамекнули ?

Никодим Пантелеймонович, щурясь в ответ : - На Папу Римского, мля ! Конечно же, на Гулаги, где миллионы … да что там миллионы … миллиарды жертвов были репрессированы, расстреляны и замучены людЯми с фамилиями Рапопорт, Эдельман, Бухбанд, Вейншток, Якубсон, Лехтман, Рейхман, Розенцвейг и, страшно сказать, Перельмутер ! Они, по вашему, кто, узбеки?!

Натан Сидоров, невпопад : - А у Фимы Шпихеля из нашей синагоги мама как раз по папе узбечка …

Никодим Пантелеймонович, сатанея : - Хренечка ! А человеконенавистнический большевизм, все эти Троцкие, Свердловы, Кагановичи и Радеки – они тоже узбечки, да ?!

Барух Иванов, примирительно : - Ну, за дружбу народов !

Никодим Пантелеймонович, занюхивая чай кулаком : - За поражение мирового сионизма ! Сала нет больше, да ? За покаяние нашего народа во всех грехах перед нашими многочисленными жертвами !

Натан Сидорович, икая : - Простите нас, палестинцы !

Никодим Пантелеймонович, додавливая собеседника авторитетом и голосом : - Да, простите нас, палестинцы, за аннексию Сектора Газа ! Простите нас, иранцы, за теракты на ядерных объектах ! Простите нас, негры, за Вест-Индскую компанию ! Простите нас, индейцы, за остров Манхэттан ! Простите нас, филистимляне, за Иисуса Навина и запрещённые методы ведения боевых действий !

Барух Иванов, потрясённо : - Боже, как стыдно быть иудеем …

На этой высокой ноте передача обрывается. Операторы, не сойдясь во мнениях насчёт увиденного, азартно бьют друг другу морды. В соседней комнате рекламодатели толпой бьют ногами продюсера. А допивающие четвёртый чайник участники дискуссии вразнобой воют «Чёрный ворон, что ж ты вьёшься над моею головой». Старательнее всех выводит рулады конечно же Никодим Пантелеймонович Шнеерзон, то и дело заправляя обратно вываливающийся на грудь православный крестик …
Tags: аберрация сознания, литературный франкенштейн, не всё так однозначно, тронный зал института мозга, это другое - понимать надо!
Subscribe

promo peremogi август 19, 13:54 87
Buy for 400 tokens
На смерть Союза. Ну вот скажите, жалко или не жалко теперь, 30 лет спустя, что ГКЧП не смог спасти страну? А смог бы? А вот вы лично — 30 лет спустя — поменяли бы сторону баррикад, зная теперь, что дальше было? Страна была больна — не скажу, что смертельно, но элиты национальных окраин, все…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 82 comments