Степан Бахманов (Степан Бахманов) wrote in peremogi,
Степан Бахманов
Степан Бахманов
peremogi

Categories:

"Не так предупреждали" 30-летней выдержки.

Что ж, пришло и мне время попробовать что-нибудь опубликовать. И потому, уважаемые складчане и складчанки, в преддверии круглой даты и в свете продолжающихся которую неделю на территории юго-западных соседей реакций на "пакт Путина-Байдена", я предлагаю Вам окунуться на 30 лет в прошлое, а именно - в 01 августа 1991 года.

Для лучшего восприятия атмосферы, представьте - на дворе прохладное лето, "Перестройка" уже почти перешла в "Перестрелку", до распада Союза остаётся совсем немного и даже Всемогущий Бог Хохлов пока что просто скромный "руководитель среднего звена" в мэрии Ленинграда.

И вот, в этот пасмурный и дождливый киевский денёк в здании тогда ещё Верховного Совета Украинской ССР принимают высочайшего гостя - Президента США Джорджа Буша-старшего, коий после посещения "минерального секретаря" СССР М.С. Горбачёва (и есть мнение, что по его же просьбе) решил на обратном пути завернуть к младоукрам с "разъяснениями политики партии". Разъяснения эти, к слову, написала тогда ещё мало кому известная, но прославившаяся при Буше-младшем, сотрудница Госдепа по имени Кондолиза и по фамилии Райс.

И вот, собственно, какие разъяснения получили будущие "незалежники" от высокого гостя (перевод мой, ибо в сети, почему-то, опубликованы только фрагменты, в которых некоторые особенно сочные наждачные моменты безобразно упущены):

Прежде всего, я благодарен всем вам за теплый прием. Я хотел бы поблагодарить всех жителей Украины за такую добрую встречу. Каждый американец в нашей большой делегации тронут этим и мы никогда этого не забудем.

Председатель Кравчук, спасибо вам, я приветствую Вас перед лицом этого Верховного Совета. Присутствующие здесь представители духовенства, дипломаты, представители американских фармацевтических и медицинских корпораций, которые, как я понимаю, находятся сегодня с нами, и все уважаемые гости - мы с Барбарой счастливы быть здесь перед Вами. Мы жалеем только о том, что нам нужно вернуться домой в четверг вечером, поскольку наш Конгресс завтра заканчивает свою сессию и мне нужно быть там.

Этот прекрасный город напоминает мне строки поэта Александра Довженко: "Город Киев - это фруктовый сад. Киев поэтичен. Киев эпичен. Киев - это история. Киев - это искусство."

Столетия назад ваши предки назвали эту страну Украиной, или "границей" (да-да, "frontier" - прим.пер.), потому что ваши степи связывают Европу и Азию. Но украинцы стали людьми пограничья (я не знаю, как адекватно перевести на русский frontiersmen, увы - прим. пер.) особого рода. Сегодня вы исследуете границы и контуры свободы.

И хотя я здесь ненадолго, я пришёл, чтобы поговорить с Вами и научиться. Для тех, кто любит свободу, каждый эксперимент по построению свободного общества предлагает новые уроки и идеи. Перед вами стоит особенно сложная задача. В течение многих лет люди в этой стране чувствовали себя бессильными, в тени огромного государственного аппарата, стесненными силами, которые пытались контролировать каждый аспект их жизни.

Сегодня ваш народ пробует обещания свободы. В городах и республиках, на фермах и предприятиях, в университетских городках вы обсуждаете фундаментальные вопросы свободы, самоуправления и свободного предпринимательства. Американцы глубоко привержены этим ценностям. Мы следим за вашим прогрессом с чувством восхищения, волнения и надежды. Одно это имеет историческое значение. В прошлом наши народы противостояли друг другу с помощью яркого (eloquent тоже труднопереводимое по коннотациям слово - прим.пер.) блефа и бравады. Теперь же пламя противостояния сверхдержав уступает место более спокойному и гораздо более обнадеживающему искусству сотрудничества.

Я пришел сюда, чтобы сказать вам: мы поддерживаем борьбу в этой великой стране за демократию и экономические реформы. И я хотел бы поговорить с вами сегодня о том, как Соединенные Штаты рассматривают этот сложный и волнующий период в вашей истории, как мы намерены относиться к советскому правительству и республиканским правительствам.

В Москве я изложил наш подход: мы будем поддерживать тех людей в центре и республиках, кто стремится к свободе, демократии и экономической свободе. Мы будем определять нашу поддержку не на основе личностей, а на основе принципов. Мы не можем сказать вам, как реформировать ваше общество. Мы не будем пытаться выбирать победителей и проигравших в политических состязаниях между Республиками или между республиками и центром. Это ваше дело; это не дело Соединенных Штатов Америки.

Вы можете не сомневаться в нашей приверженности реформам. Но не думайте, что мы можем позволить себе решать ваши проблемы за вас. Теодор Рузвельт, один из наших великих президентов, однажды написал: Быть опекаемым так же обидно, как быть оскорбленным. Никто из нас не заботится постоянно о том, чтобы кто-то другой добросовестно стремился сделать ему добро; мы хотим работать с этим кем-то другим на благо нас обоих. Вот что сказал наш бывший президент. Мы будем работать на благо нас обоих, а это значит, что мы не будем вмешиваться в ваши внутренние дела.

Некоторые люди призывали Соединенные Штаты сделать выбор между поддержкой президента Горбачева и поддержкой лидеров, настроенных на независимость, по всему СССР. Я считаю этот выбор ложным. Справедливости ради, президент Горбачев добился удивительных вещей, и его политика гласности, перестройки и демократизации указывает на цели свободы, демократии и экономической свободы.

Мы будем поддерживать самые прочные отношения с советским правительством президента Горбачева. Но мы также ценим новые реалии жизни в СССР, и поэтому, как федерация, мы сами хотим хороших отношений с Республиками. Позвольте мне более подробно объяснить то, что я сказал в Москве о том, что имеют в виду американцы, когда мы говорим о свободе, демократии и экономической свободе.
Никакие термины не употреблялись более регулярно и более цинично, чем эти.
На протяжении всего этого столетия деспоты маскировались под демократов, тюремщики выдавали себя за освободителей. Мы можем восстановить веру в правительство, только вернув смысл этим понятиям.

Я не хочу, чтобы это звучало так, как будто я читаю лекцию, но давайте начнем с широкого термина "свобода"." Когда американцы говорят о свободе, мы имеем в виду способность людей жить, не опасаясь вмешательства правительства, не опасаясь преследований со стороны своих сограждан, не ограничивая свободы других. Мы не считаем свободу привилегией, которая предоставляется только тем, кто придерживается правильных политических взглядов или принадлежит к определенным группам. Мы считаем это неотъемлемым индивидуальным правом, даруемым всем мужчинам и женщинам. Лорд Эктон однажды заметил: самый верный критерий, по которому мы судим, действительно ли страна свободна, - это степень безопасности, которой пользуются меньшинства.

Свобода требует терпимости, концепции, заложенной в открытости, гласности и в нашей первой поправке о защите свободы слова, ассоциаций и религии - всех религий.

Терпимость питает надежду. Священник писал о гласности: "Сегодня как никогда сильно звучат слова апостола Павла, сказанные 2000 лет назад: Они считали, что мы мертвы, но мы живы. В Украине, в России, в Армении и странах Балтии расцветает дух свободы.

Но свобода не сможет выжить, если мы позволим деспотам процветать или позволим, казалось бы, незначительным ограничениям множиться до тех пор, пока они не образуют цепи, пока они не образуют оковы. Позже сегодня я посещу памятник в Бабьем Яру - мрачное напоминание, торжественное напоминание о том, что происходит, когда люди не могут сдержать ужасную волну нетерпимости и тирании.

Однако свобода - это не то же самое, что независимость. Американцы не поддержат тех, кто стремится к независимости, чтобы заменить далёкого тирана местным деспотом. Они не будут помогать тем, кто пропагандирует самоубийственный национализм, основанный на этнической ненависти.

Мы будем поддерживать тех, кто хочет строить демократию. Под демократией мы подразумеваем систему правления, при которой люди могут открыто бороться за сердца и голоса общественности. Мы имеем в виду систему правления, которая черпает свою справедливую власть из согласия управляемых, которая сохраняет свою легитимность, контролируя свою жажду власти. В течение многих лет у вас были выборы с бюллетенями, но вы не наслаждались демократией. И теперь демократия начала прочно укореняться на советской почве.

Ключ к успеху заключается в понимании правильной роли правительства и её пределов. Демократия - это не технический процесс, основанный на сухой статистике. Это очень человеческое предприятие по сохранению свободы, чтобы мы могли делать важные вещи, действительно важные вещи: растить семьи, исследовать наше собственное творчество, строить хорошую и плодотворную жизнь.

В современных обществах свобода и демократия опираются на экономическую свободу. Свободная экономика - это ни что иное, как система связей. Она просто не может функционировать без индивидуальных прав или мотива получения прибыли, которые дают людям стимул ходить на работу, стимул производить.

И она, безусловно, не может функционировать без верховенства закона, без справедливых и исполняемых контрактов, без законов, которые защищают права собственности и наказывают за мошенничество.

Свободная экономика зависит от свободы выражения мнений, способности людей обмениваться идеями и проверять новые теории. Советский Союз ослаблял себя в течение многих лет, ограничивая поток информации, запрещая технику, имеющую решающее значение для современных коммуникаций, такую как компьютеры и копировальные машины. И когда вы ограничили свободу передвижения даже ради туризма - вы помешали своим собственным людям максимально использовать свой талант. Вы не сможете внедрять инновации, если не умеете общаться.

И, наконец, свободная экономика требует участия в экономическом мейнстриме. Адам Смит отметил два столетия назад, что торговля обогащает всех, кто ею занимается. Изоляция и протекционизм обрекают ее практиков на деградацию и нужду.

Я отмечаю это сегодня, потому что некоторые советские города, области и даже Республики вступили в разорительные торговые войны. Республики этого народа имеют обширные торговые связи, которые никто не может отменить росчерком пера или принятием закона. Подавляющее большинство торговли, осуществляемой советскими компаниями включает, как вы знаете лучше меня, торговлю между республиками. Соглашение "девять плюс один" выражает надежду на то, что республики будут сочетать большую автономию с большим добровольным взаимодействием-политическим, социальным, культурным, экономическим - вместо того, чтобы следовать безнадежному курсу изоляции.

И поэтому американские инвесторы и бизнесмены с нетерпением ждут возможности вести бизнес в Советском Союзе, в том числе на Украине. На этой неделе мы подписали соглашения, которые будут способствовать дальнейшему взаимодействию между США и всеми уровнями Советского Союза. Но в конечном счете наши торговые отношения будут зависеть от нашей способности выработать общий язык, общий язык торговли и законы, защищающие новаторов и предпринимателей, узы взаимопонимания и доверия.


Оригинал, если кто хочет изучить первоисточник - тут.

А вот как отреагировали на эту (надо сказать, не особо-то просоветскую) речь младоукраинские нацики.

Член КПСС с 1959 года, создатель "Руха" Иван Драч (отправился с докладом к Бандере в 2018-м):
Буш пришёл сюда в действительности как рупор Горбачёва. Во многом он звучал менее радикально, чем наши собственные политики-коммунисты в вопросах суверенитета Украины. Более того, они должны были участвовать в избирательной кампании, а он нет.

Один из изобретателей "древних укров", в прошлом советский этнограф, а сейчас академик НАН Украины Степан Павлюк: Буш говорит много о свободе, но для нас это практически невозможно — постичь свободу без независимости. Мы должны создать собственную таможню и валюту, чтобы защитить нашу экономику от полного краха

30 лет в воскресенье будет...
Tags: исторические документы, картинка, ланцюг реінкарнацій, пидпыздэсь
Subscribe

promo peremogi august 19, 13:54 87
Buy for 400 tokens
На смерть Союза. Ну вот скажите, жалко или не жалко теперь, 30 лет спустя, что ГКЧП не смог спасти страну? А смог бы? А вот вы лично — 30 лет спустя — поменяли бы сторону баррикад, зная теперь, что дальше было? Страна была больна — не скажу, что смертельно, но элиты национальных окраин, все…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments

BestAnonymous

July 30 2021, 08:29:40 UTC 2 months ago

  • New comment
он внятно объяснял, почему он против распада СССР.

Потому что это в конечном итоге усилит Россию.

И таки он был прав.