eho_2013 (eho_2013) wrote in peremogi,
eho_2013
eho_2013
peremogi

Понеслись цитаты из нетленки Мендель

Страна.ua сообщает:
"Я їб…в Гітлера в зад". Что пишет Юлия Мендель в своей книге о двух годах у Зеленского
Юлия Мендель. Фото из
Юлия Мендель. Фото из "Фейсбука"

Автор: Екатерина Терехова

Юлия Мендель представила первый отрывок своей книги о двухгодичной работе на посту пресс-секретаря президента, который она покинула.
В отрывке, опубликованном в виде колонки на сайте "УП", не идет речь об инсайдах ОП или сотрудничестве с Владимиром Зеленским. Автор размышляет об уроках истории для народа, идентичности и языках.

Советского солдата, победившего нацизм, Мендель видит как неуравновешенного насильника с алкогольной зависимостью. Русскоязычные украинцы, в ее понимании, непременно скучают по СССР и "топят" за Россию.

Часть текста посвящена развитию тезиса об "украинском русском языке". Юлия объяснила, что имеет в виду "сочный суржик", который надо внедрять.

"Страна" прочитала отрывок из книги Юлии Мендель и проанализировала его.

О надписи "Я їб…в Гітлера в зад" и уроках истории народа
Первая часть текста Юлии Мендель посвящена тому, что народу важно выносить уроки из своей истории.

В качестве примера автор приводит послевоенную Германию. По словам Мендель, немцы во время реконструкции Рейхстага сохранили надпись на стене: "Я їб…в Гітлера в зад". Авторство этих слов, указывает она, принадлежат солдату Красной армии.

"Страна" нашла подтверждение существования такой надписи. Его приводит в основном американская пресса – издания The New Yorker и The Аtlantic. Также есть фото стены Рейхстага, на которой едва различимо написано: "Я @бу Гитлера в ж@пу".
я ехал Гитлера в зад фото

"Хіба це не історія, подумали німці, вирішивши залишити слова жити, аби й надалі не забувати, хто вони насправді", – пишет Юлия Мендель в своей книге. ("Разве это не история, подумали немцы, решив оставить слова жить, чтобы и дальше не забывать, кто они на самом деле").
Суть того, что хотела сказать этим Юлия, понять можно с трудом.

Тем не менее отношение Юлии Мендель к солдатам Красной армии донесено. Чиновница описывает собирательный образ советского военного, победившего в Великой Отечественной войне. Войдя в Берлин, он принуждал к сексу и избивал немку. А после возвращения с фронта беспросветно пил водку, отталкивал семью и орал на родную мать. В общем, был насильником, алкоголиком и деспотом. Высказал свое отвращение к нацизму он, считает Мендель, лишь раз – когда написал на стене Рейхстага: "Я @бу Гитлера в ж@пу".

Для сохранения стиля автора мы публикуем эту часть текста полностью:

"Адже немає в історії нічого ганебнішого, ніж інфантильні спроби зображати тиранію ідеологією "непорочної" жорстокості, приховуючи розмаїття людського свавілля, падіння героїв, тріумф полеглих, увесь цей "трах" у голові п’яного солдата, який, геть забувши про мирне життя, заліз на німкеню, яка волала від жаху і, можливо, була побита, щоб потім ще роками заливати оковитою свій посттравматичний синдром, не вміючи розповісти про те, що скоїла з ним війна, відштовхуючи власну родину, гиркаючи на матір; солдата, в якого, можливо, за всеньке його життя випала єдина нагода вкласти всю свою виплекану на вже Другій світовій війні огиду до нацизму в ті кілька слів на стіні Рейхстагу".
("Ведь нет в истории ничего позорнее, чем инфантильные попытки изображать тиранию идеологией "непорочной" жестокости, скрывая разнообразие человеческого произвола, падение героев, триумф павших, весь этот "трах" в голове пьяного солдата, который, напрочь забыв о мирной жизни, залез на немку, которая вопила от ужаса и, возможно, была избита, чтобы потом еще годами заливать водкой свой посттравматический синдром, не умея рассказать о том, что совершила с ним война, отталкивая собственную семью, гаркая на мать; солдата, у которого, возможно, за всю его жизнь выпала единственная возможность вложить все свое взлелеянное уже на Второй мировой войне отвращение к нацизму в те несколько слов на стене Рейхстага").

Непонятно, почему матерная фраза на стене Рейхстага - это была единственная для советского солдата возможность излить отвращение к нацизму. Юлия Мендель, видимо, не берет в расчет сами военные действия, где миллионы солдат храбро воевали, мотивированные в первую очередь ненавистью к нацистам.

Период истории Украины после окончания войны в 1945-м и до сегодняшнего дня автор увидела исключительно в черных тонах.

"По закінченні Другої світової ми будували ракети, все ще готуючись захищатися і нападати, потім оплакували Сталіна, після його смерті з жахом вдивляючись у нічне небо, певні, що от-от налетять американські бомбардувальники, які, як відомо, тільки й чекали кончини великого Йосипа Віссаріоновича, щоб напасти на СРСР; потім рахували генсеків ЦК КПРС, що помирали один за одним, спостерігали, як слабне хватка КДБ, шукали незалежності, плакали від розпаду СРСР, раділи цьому розпаду, ходили на мітинги, кочували від економічної кризи до політичної і назад, корумпувалися, піддавалися пропаганді, далі страждали і боялися мріяти".
("По окончании Второй мировой мы строили ракеты, все еще готовясь защищаться и нападать, потом оплакивали Сталина, после его смерти с ужасом вглядываясь в ночное небо, уверены, что вот-вот налетят американские бомбардировщики, которые, как известно, только и ждали кончины великого Иосифа Виссарионовича, чтобы напасть на СССР; потом считали генсеков ЦК КПСС, умиравших один за одним, наблюдали, как слабеет хватка КГБ, искали независимости, плакали от распада СССР, радовались этому распада, ходили на митинги, кочевали от экономического кризиса к политическому и обратно, корумпировались, поддавались пропаганде, далее страдали и боялись мечтать").

Отсюда Мендель делает вывод: нет у украинцев своего "генетического кода счастья", потому что наши граждане ходили не в ту школу и делали не то домашнее задание:

"У нашої багатостраждальної нації немає генетичного коду щастя. Ми ходили не до тієї школи і виконували не те домашнє завдання".
("У нашей многострадальной нации нет генетического кода счастья. Мы ходили не в ту школу и выполняли не то домашнее задание").

Об "украинском русском языке" и "скучающих по СССР"
От урока истории Юлия Мендель перешла к урокам языка.

Начала издалека – о том, что язык в Украине стал символом борьбы против Москвы и способом получения украинской идентичности. Негодяи, сталкивающие украинцев, – это пророссийские политики и националисты:

"Використовуючи нашу травму історичних заборон говорити рідною українською і російську пропаганду, спочатку нас роз’єднували, я навіть не скажу проросійські політики, а ті, хто не міг відірватися від вимені Кремля і не мислив Україну незалежною.
Як годиться, з другого боку підпряглися націоналісти. На цьому гріх було не заробити політичні бонуси".
("Используя нашу травму исторических запретов говорить на родном украинском и российскую пропаганду, сначала нас разъединяли, я даже не скажу пророссийские политики, а те, кто не мог оторваться от вымени Кремля и не мыслил Украину независимой.
Как положено, с другой стороны помогли националисты. На этом грех было не заработать политические бонусы").

Мендель при этом уверена, что языки защищать вообще не нужно. Потому что украинцы, мол, вообще друг друга не понимают на почве взаимной неприязни.

"Адже потрібно захищати не російськомовних і не україномовних. Варто захищати нас від самих себе, від тієї ненависті, яку ми можемо носити в собі і виявляти до інших. Українці не розуміють одне одного не через мову, а через небажання слухати, чути і сприймати".
("Ведь нужно защищать не русскоязычных и украиноязычных. Стоит защищать нас от самих себя, от той ненависти, которую мы можем носить в себе и проявлять к другим. Украинцы не понимают друг друга не из-за языка, а из-за нежелания слушать, слышать и воспринимать").

Дальше Мендель призвала не осуждать русский язык.

"Абсурдно боротися за особу Миколи Гоголя як українського письменника, засуджуючи мову, якою створено його шедеври. Чи називати Тараса Шевченка батьком нації, відкидаючи його прозу і поеми, створені російською".
("Абсурдно бороться за личность Николая Гоголя как писателя, осуждая язык, на котором созданы его шедевры. Или называть Тараса Шевченко отцом нации, отвергая его прозу и поэмы, созданные на русском").

Решение языковой проблемы в Украине Юлия Мендель видит с помощью избавления России от монополии на русский язык. Нужно внедрить "украинский русский язык".

С подобным заявлением Мендель уже выступала, когда занимала пост пресс-секретаря президента. Но в своей книге она объяснила, каким видит украинский русский – "сочным суржиком":

"Перші роки свого життя я провела в херсонському селі. А там, в українських селах, мова взагалі неймовірна. Це соковитий суржик, насичений енергією свободи і всерозуміння, практичності й кмітливості. Українська фонетика з украпленнями російських слів, з українськими вставками, прислів’ями й органічними неологізмами. Українська? Російська? Ні тобі, ні мені".
("Первые годы своей жизни я провела в херсонском селе. А там, в украинских селах, язык вообще невероятный. Это сочный суржик, насыщенный энергией свободы и всепонимания, практичности и сообразительности. Украинская фонетика с вкраплениями русских слов, с украинскими вставками, пословицами и органическими неологизмами. Украинский? Русский? Ни тебе, ни мне").

При этом, в ее понимании, русскоязычный гражданин – это человек, который верит в российскую пропаганду, в "фашизм" на Майдане, в ужасы националистов с факелами и так далее.

"Чи здатна інша сторона, російськомовна, що вірить у російську пропаганду, у "фашизм" на Майдані, в жахи про націоналістів зі смолоскипами, що зростала з вірою в комуністичне майбутнє, прийняти СРСР таким, яким він був для мільйонів, – із жахами, що аж серце холоне, КДБ, де катували людей на рівні з нацистами, з таборами болю, де гинули так само, як у концтаборах Третього рейху, з мільйоном зґвалтованих німкень після перемоги в Другій світовій війні, з расизмом, елементарним безправ’ям і зневагою навіть до найдрібніших потреб маленької людини?"
("Способна ли другая сторона, русскоязычная, что верит в российскую пропаганду, в "фашизм" на Майдане, в ужасы про националистов с факелами, что росла с верой в коммунистическое будущее, принять СССР таким, каким он был для миллионов, – с ужасами, что аж сердце стынет, КГБ, где пытали людей на уровне с нацистами, с лагерями боли, где гибли так же, как в концлагерях Третьего рейха, миллион изнасилованных немок после победы во Второй мировой войне, с расизмом, элементарным бесправием и пренебрежением даже к мельчайшим потребностей маленького человека?")

При этом Степана Бандеру она назвала "легендарным", а националистов – "радикальными патриотами".

"У нашому тривалому протистоянні радикальних патріотів і прибічників ідей СРСР, що відчувають чи то страх, чи то відразу до легендарного Степана Бандери, правда і сила будуть на боці того, хто зможе наважитися на щирість Німеччини – винести минуле на поверхню і "звільнити пацієнта, щоб він міг жити новим успішним життям", – написала Мендель.
("В нашем длительном противостоянии радикальных патриотов и сторонников идей СССР, испытывающих то ли страх, то ли отвращение к легендарному Степану Бандере, правда и сила будут на стороне того, кто сможет отважиться на искренность Германии - вынести прошлое на поверхность и" освободить пациента, чтобы он мог жить новой успешной жизнью").

Непонятно, что значит "вынести прошлое на поверхность" и при чем здесь "искренность Германии". Но зато абсолютно ясно, что писала свою книгу Юлия Мендель сама.

источник

Про Зеленского сказано несравнимо меньше, чем про Третий Рейх. Во всяком случае, в приведенном отрывке. И трактовка событий вызвала возмущение даже со стороны Страны.ua. А для этого надо было сильно постараться...

Tags: аберрация сознания, гопак на граблях, и тут снизу постучали..., история перемог, концептуальная перемога, литературный франкенштейн, не всё так однозначно, теория перемог, тронный зал института мозга, тільки ми
Subscribe

promo peremogi july 8, 09:35 40
Buy for 400 tokens
Комментарий Анонимуса в посте " «Всё поменялось». Эксперт о том, как в Херсоне относятся к России и к Донбассу". == Херсонцы ждут? Ну, пускай подождут. Или они думают, что отвергнутый ими "старый и некомфортный" поезд, вслед которому они сейчас смотрят, вдруг…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →