charodeyy (charodeyy) wrote in peremogi,
charodeyy
charodeyy
peremogi

Categories:

Егор Холмогоров: Путь домой

В политическом поле Украины Крым и Севастополь всегда с редким единодушием поддерживали силы, которые можно назвать «антимайданными». Такой была позиция Крыма во время первого майдана в 2004 году, аналогичной она осталась и в 2013-м, когда начался евромайдан. Тогда, в ноябре-декабре 2013-го, крымские власти призывали президента Украины Виктора Януковича придерживаться курса на сближение с Россией и твердой рукой навести порядок в столице. Но Янукович проявлял крайнюю степень нерешительности.

В то же самое время на полуострове начали отрабатываться сценарии защиты Крыма на случай, если власть в Киеве будет захвачена неонацистами с майдана. В московских же политических кругах все более решительно стало высказываться мнение, что Россия не может себе позволить оставить русских на юго-востоке Украины без поддержки и что в случае свержения власти в Киеве Россия должна вооруженной рукой защитить Крым и Севастополь и исправить историческую несправедливость.



С середины января 2014-го, когда в Киеве уже господствовало уличное насилие, русские общественные объединения, ветераны и казаки на полуострове начали формировать дружины народного сопротивления на случай угрозы со стороны боевиков бандеровских организаций. 24 января призывы к севастопольцам защитить город раздались и от официальных представителей городской власти.

Событием, окончательно переломившим настроение крымчан, стал «Корсуньский погром». В ночь на 21 февраля 2014 года возле города Корсунь-Шевченковский Черкасской области вооруженные сторонники евромайдана перегородили трассу Киев – Одесса тяжелой техникой и остановили колонну автобусов с возвращавшимися в Крым участниками антимайдана. Автобусы были расстреляны из огнестрельного оружия, три из них сожжены. Людей выгнали на мороз, по отношению к ним применялось насилие, несколько человек были ранены, еще несколько пропали без вести. Пострадавшие сообщили, что нападавшие закидывали автобусы камнями и бутылками с зажигательной смесью, а тех, кому удалось покинуть транспорт, били камнями, бейсбольными битами, пытали и унижали, некоторых обливали бензином и угрожали сжечь живьем.

Корсуньские события дали ясно понять крымчанам, какая судьба их ждет на майданной Украине. В результате резко активизировалось формирование добровольных дружин по защите Крыма и Севастополя. Одновременно росла убежденность в том, что Крым должен покинуть фашизирующуюся Украину и присоединиться к России.

23 февраля на площадь Нахимова в Севастополе вышли десятки тысяч человек – подсчеты колеблются в диапазоне от 25 тыс. до 100 тыс. Фактически митинг носил характер народного собрания. Над площадью развевались исключительно российские триколоры, а в руках участники «митинга народной воли» держали плакаты с призывами: «Россия, мы брошены, возьми нас обратно!»

Собрание провозгласило, что вместо самоустранившейся украинской власти в городе учреждается исполком во главе с Алексеем Чалым, одним из самых влиятельных в Севастополе людей, руководителем компании «Таврида Электрик», который прославился восстановлением 35-й береговой батареи, защищавшей город в годы Великой Отечественной войны. Исполком заявил о непризнании нового режима в Киеве, принял на себя полноту власти и учредил отряды самообороны, которые взяли под контроль все въезды в Севастополь.

Еще более решительно развивались события в Керчи, где собралось 10 тыс. противников евромайдана. Речи в тогдашнем самом близком к территории России городе Украины звучали совершенно определенно. «Ситуация в стране настолько плоха, что у нас уже нет шансов на федерализацию, – заявил лидер местной «Русской общины Крыма» Константин Ерманов с трибуны. – И если мы уже не можем провести референдум о федерализации, то мы должны поставить вопрос о выходе Крыма из состава Украины». Вслед за этим раздалось предложение водрузить над зданием городской администрации российский флаг.

Действия жителей Керчи несколько опережали события: в остальном Крыму о возвращении в Россию еще никто открыто говорить не решался. Однако их позиция оказалась в согласии с той линией, которую приняло российское руководство.

«Это была ночь с 22 на 23 февраля. Мы закончили около семи часов утра. И когда расставались, не скрою, я всем моим коллегам (их было четверо) сказал: "Ситуация развернулась таким образом на Украине, что мы вынуждены начать работу по возврату Крыма в состав России, потому что мы не можем бросить эту территорию и людей, которые там проживают, на произвол судьбы"», – вспоминал позже Владимир Путин.

24 февраля севастопольцы провели еще один митинг у здания городской администрации, требуя официально передать дела Алексею Чалому. Горсовет 49 голосами (все присутствовавшие на заседании) утвердил Чалого главой исполнительного совета городского управления – фактически мэром Севастополя. В здание, где проходила встреча чиновников и депутатов с народным мэром, пытались прорваться сотрудники Службы безопасности Украины с ордером на арест «сепаратиста», однако горожане блокировали их движение, заставили разорвать ордер и ретироваться. Наряду с этим митингующие сменили флаги у Горсовета на российские: то, что вчера казалось дерзостью, сегодня уже было нормой. 27 февраля украинский флаг был спущен с главного флагштока городской администрации.

Во главе пророссийского движения на полуострове на первых порах шли самооборонцы, которые еще не знали, что в России принято решение помочь крымчанам всей мощью государства, и готовились к самому тяжелому развитию событий. Активисты «Правого сектора» (запрещенной в РФ организации) вовсю трубили в украинских СМИ об отправке в Крым новых так называемых «поездов дружбы». «Попытки разорвать территориальную целостность Украины будут жестко наказаны. Если власть на это неспособна, то "Правый сектор" сформирует "поезд дружбы". Мы, как в 1990-х УНСО [запрещенная в РФ организация. – «Историк»], поедем в Крым. Тогда публика, подобная этой, как крысы разбегалась, когда колонна унсовцев входила в Севастополь…» – заявил тогда один из лидеров экстремистов, уголовник Игорь Мосийчук, который позднее стал печально известен в числе организаторов карательных добробатов в Донбассе.

«Один из вариантов был – оставить Крым и окопаться по периметру Севастополя, – вспоминал участник севастопольской самообороны Юрий Першиков. – У меня было несколько отрядов, с которыми мы отрабатывали различные критические ситуации, например действия в условиях отключения мобильной связи на полуострове. Наготове были "тревожные мешки", были обозначены точки сбора, мы знали, куда выдвигать семьи, куда прятать женщин и детей».

26 февраля 2014 года оказалось самым тревожным и трагическим днем «русской весны». На площади перед зданием крымского парламента в Симферополе встали друг напротив друга два митинга: с одной стороны – митинг русских активистов в поддержку референдума, с другой – митинг Меджлиса крымско-татарского народа (запрещенной в РФ организации), того движения, которое теснее всего было связано с украинскими властями и националистическими кругами.

Меджлисовцы подошли первыми и начали требовать от депутатов отказаться от проведения заседания. К 14 часам сторонники партии «Русское единство» собрались на свое мероприятие: количественно силы оказались равны, но среди меджлисовцев было гораздо больше молодых крепких мужчин. Возникли первые стычки. Тем временем в Верховном Совете Крыма для открытия заседания не хватало кворума – его срывали в том числе меджлисовские и проукраинские депутаты.

В какой-то момент группа проукраинских активистов навалилась на пророссийских участников митинга. В толпе распылялись баллончики со слезоточивым газом, облака которого ветер относил в сторону пророссийски настроенных демонстрантов. В ход шли деревянные черенки от лопат и палки, которые сторонники Меджлиса использовали как флагштоки. В короткое время пророссийские активисты были выдавлены с площади возле парламента. Проукраински настроенные митингующие ворвались в здание Верховного Совета через боковой вход. На улицу полетела мебель, которой его забаррикадировали. Когда толпы отхлынули, медики обнаружили тела задавленной в толчее женщины и умершего от сердечного приступа мужчины. Несколько десятков человек обратились за помощью в больницы.

Однако в ночь на 27 февраля в ходе событий произошел коренной перелом. У здания парламента появились хорошо экипированные очень вежливые люди – в масках и защитной униформе без знаков различия. Они взяли под охрану здание Верховного Совета и весь центральный квартал Симферополя. В то же время активисты самообороны и казаки начали под своей защитой доставлять на заседание депутатов. Лидер партии «Русское единство» Сергей Аксенов был избран премьер-министром республики. В тот же день на 25 мая 2014 года был назначен референдум о расширении суверенных полномочий Крыма.

«Вежливые люди», как почти сразу прозвали этих людей в народе, как выяснилось вскоре, были армейским спецназом России. Они совместно с самооборонцами взяли под контроль основные объекты полуострова – аэропорт, вокзалы, пограничную черту, блокировали украинские воинские части. Международный аэропорт Симферополя продолжал работу, там по-прежнему действовали украинская милиция и пограничники, однако прибытие представителей украинских силовых ведомств теперь было исключено.

«Нам нужно было обеспечить работу представительного органа власти, парламента Крыма. Для того, чтобы этот парламент мог собраться и осуществить предусмотренные законом действия, люди должны были себя чувствовать в безопасности, – объяснял впоследствии миссию российских военных Владимир Путин. – Я хочу обратить ваше внимание на то, что парламент Крыма был абсолютно легитимным полноценным представительным органом власти Крыма, сформированным задолго до всяких сложных трагических событий. И вот эти люди собрались, проголосовали и избрали нового председателя правительства Крыма».

Официальное разрешение на ввод российских войск на территорию Украины Совет Федерации России дал 1 марта 2014 года. Это решение было принято единогласно.

Вот как рассказывают о своих первых днях в Крыму российские военные: «Народ нас сначала боялся. Мы ведь без опознавательных знаков были. Крымчане не понимали, свои мы или чужие, и устраивали нам проверку. Помню, подошла ко мне женщина и заговорила по-украински. Я долго слушал, а потом ответил: "Сестра, я не понимаю". Она улыбнулась, сказала: "Свои". Спустя некоторое время она принесла мне картошку вареную» (Евгений, капитан ВДВ).

«Помню, вышли в город. Подошла к нам семья с сыном-подростком. Мальчик так в лоб и спросил: "Вы американцы?" Труднее всего было фотографироваться с местными, особенно с девушками. Ты стоишь, словно мумия, а она такая красивая, в мини-юбке, и улыбается» (Сергей, сержант ВДВ).

На следующие три недели «вежливые люди» стали своего рода достопримечательностью Симферополя и других крупных крымских городов. Большинство крымчан воспринимали их как символ прекращения длительной и унизительной зависимости от чужого государства. Едва ли не каждый стремился разместить в своих соцсетях веселое селфи с «вежливыми» или хотя бы на их фоне. Мемом стали многочисленные фото «вежливых людей» с котами на руках, сопровождавшиеся подписью: «Спасибо, что я больше не кiт» («кiт» по-украински значит «кот», что иронически обыграл Михаил Булгаков в романе «Белая гвардия»).

Как появились эти фото, объяснил один из российских военных: «В Крыму много бездомных животных. Мне после Москвы непривычно видеть гуляющих свободно собак и кошек. Коты сами к нам подходили, терлись об ноги и при этом мурчали. Наверное, чувствовали, что мы хорошие. Мы, естественно, котов брали на руки. Вот поэтому столько фотографий "вежливых людей" с котами».



Однако «вежливым людям» приходилось не только фотографироваться, но и проводить сверхсложную операцию по разоружению подразделений вооруженных сил Украины в Крыму. «Чтобы блокировать и разоружить 20 тыс. человек, хорошо вооруженных, нужен определенный набор личного состава. И не просто по количеству, но и по качеству. Нужны были специалисты, которые умеют это делать. Поэтому я дал поручения и указания Министерству обороны, чего скрывать, под видом усиления охраны наших военных объектов в Крыму перебросить туда спецподразделения Главного разведуправления и силы морской пехоты, десантников», – рассказывал позже Владимир Путин. Скорость и скрытность действий российских военных шокировали западных военных экспертов, вспомнивших слово maskirovka.

В ночь на 1 марта 2014 года был занят аэродром Кировское, где размещалась рота отдельного батальона морской пехоты вооруженных сил Украины. Туда отправилась группа российских военнослужащих на грузовых автомобилях и БТР в сопровождении казаков. Казаки пояснили, что опасаются прибытия на аэродром самолетов с десантниками из центральных и западных регионов Украины. После захвата Кировского было выведено из строя оборудование для управления полетами. Кроме того, 1 марта в порт Феодосии вошел российский десантный корабль «Зубр». Вооруженные люди оцепили военную базу украинского спецподразделения «Тигр» в поселке Краснокаменка под Феодосией.

В следующие дни работа по блокаде и разоружению украинских воинских частей шла по нарастающей. В одних случаях достаточно было переговоров, в других потребовалось принятие иных мер (впрочем, всюду обошлось без жертв). В современной истории больше нет прецедентов, чтобы вооруженные силы одного государства сдались вооруженным силам другого без боя в столь короткие сроки на столь большой территории. Такой исход был логичен, поскольку здесь многие украинские военнослужащие были крымчанами, но не предопределен, поскольку было и немало тех, кто приехал сюда служить из западных регионов Украины, пронизанных русофобией.

Потребовались и специальные действия по недопущению ухода кораблей военно-морских сил Украины из Крыма и их использования в дальнейшем в провокациях против России. Большая часть украинского флота была блокирована в Севастопольской и Донузлавской бухтах. В ночь на 7 марта на входе в Донузлав был затоплен противолодочный корабль «Очаков», фактически списанный много лет назад после пожара. Он заблокировал выход украинским кораблям, которые позднее были разоружены и интернированы.

6 марта 2014 года Верховный Совет Крыма и Севастопольский городской совет вынесли историческое решение: оба политических субъекта обратились к России с просьбой принять их в состав страны в качестве субъектов Федерации. И Крым, и Севастополь решили назначить референдум на 16 марта и сформулировать его альтернативные вопросы в следующей редакции: «Вы за воссоединение Крыма с Россией на правах субъекта Российской Федерации?» и «Вы за восстановление действия Конституции Республики Крым 1992 года и за статус Крыма как части Украины?»

11 марта Верховный Совет Крыма принял Декларацию о независимости, в которой, в частности, говорилось: «Республика Крым как независимое и суверенное государство в случае соответствующих результатов референдума обратится к Российской Федерации с предложением о принятии Республики Крым на основе соответствующего межгосударственного договора в состав Российской Федерации в качестве нового субъекта Российской Федерации».

Жизнь полуострова к этому моменту практически полностью вернулась в спокойное русло. Крымчане готовились к референдуму, который, как и планировалось, состоялся 16 марта. Участник самообороны Михаил Оболенский, обеспечивавший охрану общественного порядка при проведении референдума, так описывает происходившее в тот день:

«Это был самый народный из всех референдумов. Я за свою жизнь участвовал несколько раз в выборах, и в штабах претендентов, и в комиссиях доводилось бывать, и наблюдателем… Но такого волеизъявления я не видел никогда до и наверняка уже не увижу никогда после. <…> Многие водители работали бесплатно, некоторые даже со своим бензином, все понимали, что нужно просто организовать и провести этот референдум.

Сказать, что люди шли как на праздник, – это ничего не сказать. Во-первых, такой явки я никогда не видел. И вряд ли увижу. Многие даже не заходили в кабинки, а прямо на столе, где взяли бюллетень, ставили галочку за РФ, бросали бюллетень в урну, поздравляли друг друга. Некоторые, расчувствовавшись, даже танцевали под музыку, видел и такое. Часто видел слезы счастья на глазах. Многие крестили урны, говорили: "Слава тебе, Господи". Даже нас некоторые крестили. Запомнились две бабушки, помогающие идти третьей. <…>

В обед произошел забавный случай. Заходит мужчина с ребенком лет семи. Берет бюллетень, уходит в кабинку, выходит с малым, идут к урне. Пока идут, малыш выдает громко, на весь зал: "Папа, а ты чего галочку не за наших поставил? Надо было за Россию, вот тут!" <…> Заехали к одной очень старенькой бабушке, бабушка лежачая. Говорить может, но поставить отметку в бюллетене – уже нет. Председатель комиссии разрешил, чтоб ей прочли, объяснили правила и чтоб она устно сказала, где поставить, а ее дочь сделала отметку в бюллетене и бросила в урну. Так и сделали… У бабушки слеза скатилась, и она прошептала: "Дожила…"

На каждом из участков в нашей зоне ответственности всегда один боец наблюдал за урнами, чтоб не было вбросов бюллетеней, чтоб никто ничего не бросил и не вылил в урну. Росла огромная стопка бюллетеней за Россию, буквально по нескольку бюллетеней было в каждой урне за расширение полномочий Крыма в составе Украины и по нескольку испорченных…»

17 марта, опираясь на итоги референдума и принятую 11 марта Декларацию о независимости, парламент Крыма провозгласил независимую Республику Крым и обратился к РФ с предложением о принятии ее в состав России в качестве нового субъекта РФ со статусом республики. С аналогичным обращением выступил Севастопольский горсовет.

Президент России подписал указ о признании независимости Республики Крым и одобрил проект договора о ее вхождении в Российскую Федерацию. Договор был подписан в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца 18 марта 2014 года президентом России Владимиром Путиным, председателем Государственного совета Крыма Владимиром Константиновым, премьер-министром Крыма Сергеем Аксеновым и главой Севастополя Алексеем Чалым.

«В сознании людей Крым всегда был и остается неотъемлемой частью России. Эта убежденность, основанная на правде и справедливости, была непоколебимой, передавалась из поколения в поколение, перед ней были бессильны и время, и обстоятельства, бессильны все драматические перемены, которые переживала наша страна в течение всего ХХ века», – сказал Путин в своей речи в день подписания договора.

Источник: Историк
Tags: русская правда
Subscribe

promo peremogi march 15, 2018 11:45 52
Buy for 400 tokens
В комментариях к посту " Почему вы не хотите любить украинцев?" проскочила интересная мысль: "Украинофобия" - здоровая реакция на ресентимент. В результате сделан ещё один шаг в теории перемог. В дополнение к темам " Украинство как антисистема" и "…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments