amp_amp (amp_amp) wrote in peremogi,
amp_amp
amp_amp
peremogi

Categories:

Взятие Крыма и боевые качества украинских казаков (XVIII век)



Ничего удивительного нет, что все народы идеализируют и героизируют своих предков, но удивляет, как это делают некоторые… Это похоже на банальное воровство.

Вот такое смелое заявление от украинского «историка»...



Перевод на имперский…

В 1735 г. украинские казаки в составе российской армии совершили поход на Крым и сыграли главную роль в захвате татарской крепости Перекоп. Казаки обошли крепость с тыла, форсировав озеро Сиваш. В 1736 г. Украинские казаки участвовали в захвате Азова, а в 1737 г. - Очакова.
В войне в 1768-1774 гг. российское и украинское войска совместно воевали против Османской империи. На Черном море тогда практически не было другого флота, выступающего на стороне России, кроме казацкого, который сыграл главную роль в морской войне.
В 1771-м году запорожские войска во второй раз в истории овладели Крымом в обход Перекопских укреплений - через озеро Сиваш. В третий раз в истории эту сложнейшую операцию было проведено аж в 1920 г. Армией Нестора Махно в его действиях против белогвардейцев Врангеля.

Олександр Палий, украинский «историк»

Оценили перемогу? «Главная роль» в захвате Перекопа! Хитрый заход в тыл через Сиваш! Победа! А в 1771-м году повторение той же истории на бис: казаки, Сиваш, обход, разгром и полное овладение! Лыцарские шаровары гордо реют над Бахчисараем! Виват Украина! Ну а робкие москали просто стояли рядом и дивились, как хоробрі українські козаки во главе с запорізьким спецназом мощно перемагают ворога … Мда… Украинцы верят…

А как же было на самом деле? Ну, для начала, в 1735-м году Перекоп никто не брал. Ни украинские казаки, ни запорожский спецназ, ни космические штурмовики императора Палпатина. А русские войска в тот год до Крыма просто не дошли. И любой историк, само собой, кроме украинского, знает этот простой факт.

А вот в 1736 году русские войска под командованием фельдмаршала Миниха всё-таки дошли. И Перекоп взяли. И прошлись по Крыму огнем и мечом. Но никакого обхода через Сиваш не было. Крепость штурмовали прямо в лоб. Ну так кому же принадлежит эта самая «главная роль» в захвате Перекопа, да и во всём том крымском походе 1736-го года?

Для начала объясню свою позицию. Для меня каждый, кто честно воевал за нашу большую многонациональную Россию, уже герой, достойный вечной памяти и благодарности своих потомков. И не важно, к какому народу он относится – к русскому, калмыцкому, армянскому или якутскому. Всё они достойные сыны своих народов и великие воины нашей общей Родины. Все они показывают нам пример героической стойкости и самоотверженности. И если бы некоторые национально озабоченные не поднимали этой гнилой темы - кто же был самым смелым, стойким и героическим? - то пусть бы буквально все участники той войны так и оставались равными в общем подвиге.

И до поры до времени так и было. В Российской Империи и СССР не было принято выпячивать героев определенной национальности вперёд других, якобы менее героических. Все они были равными героями, если не были дезертирами и предателями. Но после развала страны отколовшиеся национальные окраины начали усиленно продвигать свои патриотические мифы, призванные подчеркнуть выдающиеся достоинства именно своей нации. И практически всегда это происходит в ущерб только одной другой нации – русской. Это наши русские предки тихо стояли в сторонке, пока древние нации морекопателей железным катком прошлись по нашим супостатам. Но, ребята, это наглое враньё! А оставлять без ответа эту ложь, пока они, отодвинув в сторону наших прадедов, заявляют о том, что «главная роль» принадлежит им, это значит позволять им оскорблять память наших действительно героических предков.

Надеюсь, я понятно объяснил?

Ну так кому же принадлежала «главная роль» в штурме Перекопа в 1736-м году? А давайте посмотрим список тех, кто участвовал в том Крымском походе. Итак…

В состав группировки входили:
- 10 драгунских полков (Ревельский, Ингерманландский, Ростовский, Новгородский, Рижский, Санкт-Петербургский, Тверской, Сибирский, Архангелогородский, Вятский);
- 15 пехотных полков (Санкт-Петербургский, Владимирский, Смоленский, Муромский, Черниговский, Суздальский, Белозерский, Тобольский, Бутырский, Кексгольмский, Великолужский, Сибирский, Невский, Углицкий), (драгунов и пехоты всего - 28238 человек);
- 10 тыс. человек ландмилиции (Белгород, Орел, Курск, Тула, Воронеж, Тамбов);
- полевая артиллерия и понтонная рота 1000 человек;
- 3200 запорожских казаков;
- 12730 малороссийских казаков;
- гусары 300 человек (сербы и волохи);
- слободские казаки - 2360 человек;
- чугуевские казаки - 250 человек;
- Донские казаки – 4145 человек.
Всего: 62223 человека.

Ну что ж, как минимум 18 тысяч бойцов из 62 тысяч условно можно отнести именно к «украинским козакам», которые, якобы, и сыграли «главную роль» во взятии Перекопа. Это немало. Но сколько из них непосредственно участвовало в штурме крепости 20 мая (1 июня) 1736 г.? Сколько прыгало в ров, карабкалось по стенам и врукопашную билось с янычарами и татарами? Ответ – нисколько! Да-да, вы не ослышались. Казаки крепость не штурмовали.

История сохранила для нас документы той поры, и в них предельно чётко сказано, как были расписаны войска. И для штурма крепости было выделено… Угадайте, кто и в каком количестве! Ага, было выделено 10 драгунских полков и 15 пехотных, т.е. все регулярные войска, которые имелись в наличии.

Это солдаты-великороссы карабкались вверх, втыкая штыки и рогатки в склон. Это архангельские, ростовские, тверские и другие русские мужики вышибали противника из его цитадели. Атака была настолько ошеломительной, что уже через полчаса на стенах Перекопа развивался российский триколор, и сражение свелось к занятию крепостных башен. Русские пехотинцы даже умудрились поднять на стены на веревках несколько пушек, чем премного опечалили турецко-татарский гарнизон.

Перед штурмом Перекопа Миних пообещал, что первый солдат, взошедший на укрепления живым, будет произведён в офицеры. И первым стал 14-летний мальчишка Василий Долгоруков, князь и простой русский солдат, получивший за этот подвиг свой первый офицерский чин поручика. А чем же занимались в это время «украинские козаки», чью «главную» роль и боевую ценность так превозносит украинская пропаганда? 18 тысяч были где-то рядом, а это ведь немало!

Ну для начала, поясню, что уже к Перекопу их число несколько уменьшилось. Дело в том, что на всём пути следования русской армии от устья реки Самары (впадающей в Днепр) да самого Крыма были возведены опорные пункты (3 штуки) и редуты (17 штук). В каждом из этих укреплений оставляли гарнизон, составленный из людей больных, усталых и «к походу не весьма способных». Но при подходе армии к Крыму всех этих больных и уставших заменили ещё менее ценным в боевом отношении материалом – ландмилицией и малороссийскими казаками. Сделано это было потому, что, по словам Миниха, ландмилиции «пристойнее быть в редутах», а малороссийские казаки «в поле весьма неспособны».

Чем занимались оставшиеся казаки? При штурме Перекопа часть казаков имитировала атаку на другом участке, отвлекая силы противника от места настоящего удара, а другая часть охраняла коней спешенных драгунов, пока они были заняты штурмом. Всё это, конечно же, важные аспекты военной операции, особенно отвлечение противника, но никак не катят на «главную роль» во взятии крепости.

А Сиваш, как я уже и сказал, никто в 1736-м году не форсировал. Напротив, Миниху пришлось держать на Сиваше часть своей армии, чтобы помешать самим татарам зайти из Крыма в тыл русской армии. А вот в 1737-м году русская армия под командованием Петра Петровича Ласси Сиваш форсировала. И опять казаки, хоть и участвовали в походе, но не несли решающего значения, выполняя охранные, разведывательные и отвлекающие задачи.

В украинской историографии принято считать украинских казаков необычайно сильными воинами. Им приписывается весь положительный спектр боевых и нравственных качеств. Они бесстрашны, сильны, смелы и находчивы. Но при этом они скромны, набожны, беззаветно любят свою Родину и стоят на страже своего народа и своей веры. Все их военные операции грандиозны и успешны, а победы многочисленны, как звезды на небе. А уж передовому отряду украинского казачества, т.е. запорожцам, приписываются вообще мифические качества, наподобие знания языка зверей и прочего сильного колдунства, замешанного напополам с восточными единоборствами. Доходит до того, что украинцы вполне серьезно говорят о том, что казаки – это вообще лучшие солдаты всех времен и народов.

Понятно, что для подтверждения всех этих высоких боевых и нравственных качеств украинского казачества нужны какие-то доказательства. И в их качестве выступают все эти многочисленные истории о неисчислимых победах. Истории яркие и лубковые, как комиксы Марвел. Часть из них основана на реальных победах, просто сильно приукрашенных в ущерб другим. Очень сильно приукрашенных! Например, как взятие Перекопа в 1736-м году, где казаки вовсе не играли решающей роли. Другая же часть, это откровенные мифы, такие как взятие Дюнкерка казаками Сирко. Но большую часть всех этих историй, реальных и вымышленных, объединяет откровенное игнорирование фактов, которые прямо говорят о совершенно других, отрицательных, качествах казачества. Об этом принято молчать…

Ну так почему же фельдмаршал Миних, обладая таким ценным воинским материалом, как украинские казаки, использовал для штурм вовсе не их, а русских пехотинцев и драгунов? Да просто украинские казаки вовсе не были так ценны, как считается. И вот этот незатейливый факт находит своё подтверждение в исторических документах и воспоминаниях той поры.

Дело в том, что Миних, а за ним и другие русские военачальники из всего казачества высоко оценивали только донских казаков и чугуевцев…



Это из труда военного историка Байова Алексея Константиновича «Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны»…



Да, верностью и добросовестностью донцы и чугуевцы выгодно отличались от прочих казаков. А вот боевая ценность малороссийских казаков была не столь высока…



Слободские казаки…



Ну и запорожские лыцари…



Ну и выводы…



Да, украинское казачество обладало довольно сомнительной боевой ценностью. Именно малороссийские казаки побежали при первом же столкновении с крымскими татарами ещё до подхода к Перекопу, за что часть из них была отдана под суд. Именно они отличались склонностью к дезертирству. Большую часть убыли малороссийских казаков Миних относил на бегство «в домы». И именно у малороссийских казаков была самая скверная боевая подготовка.

А уж запорожцы вообще представляли ценность только в качестве разведчиков, знакомых с этой территорией. Но вот их нравственные качества были самыми низкими из всех. Им, по сути, платили просто за то, чтобы они не перешли на сторону татар, т.е. чтобы не предали. Причём, аппетиты у них были нескромными.



Но даже это особое отношение не могло удержать их от дезертирства. Генерал-аншеф Леонтьев Михаил Иванович жаловался, что «отправленные с ним запорожские казаки из оных многие самовольно уехали в Сечу».

Не буду утверждать, что среди малороссийских и запорожских казаков вовсе не было достойных честных воинов, верных присяге. Они были, за что им честь и слава. Но, в общем и целом, боевая ценность всех нерегулярных частей была ниже, чем у регулярных, а украинские казаки вообще стояли в самом низу этого рейтинга. И это мы ещё не говорим о нравственных качествах запорожцев, которые не гнушались продавать малороссов в татарское рабство, оскверняли православные храмы, регулярно предавали всех, кому служили, и не стеснялись выпрашивать крепостничество для своего же народа. Это вообще нонсенс, что подобный сброд был выбран в качестве национальных героев Украины. Но причины понятны: украинцы верят в благостную сказку о благородном запорожском «лыцарстве»; и других претендентов на национальные герои просто нет.

И нельзя сказать, что в дальнейшем боевая ценность украинских казаков подросла. По крайней мере, семилетняя война (1756—1763) выявила всё те же недостатки.





Да, а донские казаки и чугуевцы, несмотря на некоторые претензии, опять были признаны лучшими из нерегулярных войск, только к ним теперь примкнули ещё и калмыки.



В целом, низкая дисциплина и слабая боевая подготовка малороссийских казаков и были одной из причин, что правительство стремилось переформировать их в регулярные подразделения легкой кавалерии. Для этого постепенно были организованы пикинёрские и гусарские полки, которые в дальнейшем, хоть и не сразу, но показали себя с хорошей стороны.

И в Крымском походе 1771 года подобные полки уже участвовали. А вот никаких отдельных «украинских войск», как об этом пишет украинский «историк» Палий, не было. Собственно вот вам состав Второй Русской Армии, бравшей Перекоп под командованием князя Василия Михайловича Долгорукова (того самого, который первый взошел на стены крепости в 1736-м году):
Карабинерные полки (Ростовский, Псковский, Ямбургский);
Драгунские полки (Борисоглебский, Астраханский);
Пикинёрные (Елисаветградский, Днепровский, Донецкий, Луганский);
Гусарские полки (Изюмский, Сумской)
Гусарские поселённые (Самарский, Чёрный, Жёлтый, Бахмутский, Молдавский)
Второй гренадёрский полк;
Мушкетерские полки (Воронежский, Черниговский, Владимирский, Елецкий, Орловский, Брянский, Курский, Старооскольский, Белёвский, Ряжский, Севский, Козловский, Тамбовский, Вологодский, Селенгинский, Алексеевский);
Два егерских батальона;
Артиллерии – до 60 орудий;
Казаки Донских – до 5 тысяч;
Казаки Малороссийские – до 6 тысяч;
Казаки Запорожские – до 6 тысяч.
Итого 51583 человека.

Главные силы под командованием генерал-аншефа, князя Долгорукова заняли Перекоп и двинулись к Кафе. Отдельный отряд генерал-майора, князя Щербатова (1 полк пехоты, 2 роты гренадёров, 100 егере, 8 эскадронов гусар, драгун, пикинёров, 1000 донских казаков, 300 малороссийских и 200 кампанейских) форсировал Сиваш в районе Геничи при помощи Азовской флотилии адмирала Синявина и наступал по Арабатской стрелке. И ближе к Перекопу Сиваш форсировал генерал-майор Прозоровский (1 карабинерный полк, 4 батальона пехоты, легкая кавалерия, включая казаков), который должен был перерезать путь отхода от крепости.



А где же были те самые запорожские казаки, которые по словам украинского «историка» «во второй раз в истории овладели Крымом в обход Перекопских укреплений»? Видимо, обходили они так далеко, что в Крым так и не попали. Всё запорожское войско находилось в группировке генерал-майора Вассермана, которая была оставлена на речке Чарталы для прикрытия пространства между Бугом и Днестром, т.е. во взятии Крыма не участвовала вообще.

Вот такие они украинские перемоги, украинские герои и украинские «историки»… Других нет и не предвидится.

Использованные материалы:

«Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736-1739гг.», Байов Алексей Константинович;
«Война России с Турцией и Польскими конфедератами с 1769-1774 год», Петров Андрей Николаевич;
«Русская армия в Семилетнюю войну», Масловский Дмитрий Федорович;
«Хронологический указатель военных действий русской армии и флота» (1695-1800 гг.);
«Картина войн России с Турцией в царствования императрицы Екатерины II и императора Александра I», Бутурлин Дмитрий Петрович.

Оригинал

Tags: исторические документы, история перемог, русская правда
Subscribe

promo peremogi июнь 4, 20:34 59
Buy for 400 tokens
Владимир Владимирович сегодня крутил наждаки, как профессиональный диджей диски, а вот это умудрился ещё и отличть в граните: Цитата дня. А, может, и года. Плюс из старого (предупреждал ещё три года назад):
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments

Bestwaste_ded

November 8 2020, 01:02:54 UTC 7 months ago

  • New comment
Легендоделы украинские упорно исключают тот факт, что та Армия, что занимала Крым и иначе всяко действовала, была выстроена при Петре. Петр же, за время своих южных кампаний составил о "казачестве" весьма предвзятое мнение. В отличие от "русских" полков они умели изрядно хвалиться, но в бой шли только за деньги. Это, с учетом личности Петра, как увлеченного идеей "солдата, жертвующего жизнью за Родину без рассуждений", так и изрядно скупого, хотя скорее экономного, навсегда "исключило" их из "основных войск". "Синежупанные черкесы", посланные с другими "иррегулярами" Шереметеву, вырезали полк Ливена, и даже "погоняли" Реншельда, но доверия Петра, и как следствие, места в "ранжире" не вернули. Петр заменил их и иррегулярную дворянскую кавалерию наборными драгунскими полками. Теми самыми, что под Полтавой гнали и шведского короля, и бывшего украинского гетмана на полный "геть".
Даже не вникая в измышления укроисториков, этого достаточно, чтобы понять - любые вспомогательные силы, а после Петра казаки любой формации были достаточно долго "вспомогательными" не могли участвовать в прямом штурме крепости, или даже прикрывать рубежи регулярных частей. Это противоречит самой доктрине тогдашней армии.