galgo_ruso (galgo_ruso) wrote in peremogi,
galgo_ruso
galgo_ruso
peremogi

Categories:

Зло.

Зло — стремление к утверждению себя за счет остальных и всего остального. Д. Андреев.

Бернар-Анри Леви.

(Перевод автоматический, курсив мой.)
Все ведущие главы европейских государств и правительств говорили об этом и возмущались: противник № 1 Путина Александр (так в источнике!) Навальный получил почти смертельную дозу «Новичка» - яда, который два года назад почти убил экс-шпиона Сергея Скрипаля. И, как говорит хэштег, который фокусируется и говорит правду: Nussavonsquiestcoupable. (Но знаем, кто виновен.)
Преступление было почти совершенным. Но Навальный выжил. Он стал символом. Знаменитое слово («это хуже преступления, это вина») применимо лучше, чем когда – либо, - разве что в противоположность герцогу, не Энгиенскому*, а Гизу**, Навальный становится больше живым, чем мертвым.
И Путин оказывается таким, каков он, наверное, тоже: плохой Гамлет, Медея для чайников, Карло Гримальди*** (отравил в 1485 году дожа Джованни Мочениго) карнавала. Разве что сама Россия, как говорил Степан Трофимович в «Бесах», начнет изгонять свои «яды», чтобы заставить их "вернуться в свиней".
Если бы это было так, то у нас был бы только долг. Толкать преимущество. Приветствовать спасенного, как предложил президент Макрон, в одной из столиц свободной Европы. Восстановить для него и его друзей дух тех оков солидарности, которые связывали нас когда-то, во времена Мишеля Фуко и новых философов, с диссидентами Советского Союза.
Короче говоря, понимая, что Путин вместе с Эрдоганом является главным противником демократической и республиканской модели, которой по праву может гордиться Запад, борьба Навального - наша, его поражение будет нашим поражением, а защита свободы в России - это не вмешательство, а самооборона.
Держи ... самооборону... еще один девиз Андре Бретона, третий, появившийся в 1926 году - тот, где он начинает дистанцироваться от советской культуры, которую считает «ребяческой, декламационной и излишне кретинизирующей». **** (Здесь BHL отчаянно врёт. Подробнее в примечаниях.) В глубине души мы здесь. Все еще там.

[Текст на французском и источник.]Tous les principaux chefs d’État et de gouvernement européens l’ont dit et s’en émeuvent : Alexandre Navalny, opposant no 1 à Poutine, a reçu une dose quasi mortelle de Novitchok, le poison qui manqua tuer, il y a deux ans, l’ex-espion Serguei Skripal. Et, comme dit le hashtag qui, une fois n’est pas coutume, concentre et dit la vérité : #Noussavonsquiestcoupable. Seulement voilà. Le crime était presque parfait. Mais Navalny a survécu. Il est devenu un symbole. Le mot célèbre (« c’est pire qu’un crime, c’est une faute ») s’applique mieux que jamais – sauf qu’à l’inverse du duc, non d’Enghien, mais de Guise, Navalny est en train de devenir plus grand vivant que mort. Et Poutine se révèle, lui, comme ce qu’il est sans doute aussi : un mauvais Hamlet, un Médée pour les nuls, un Carlo Grimaldi (l’empoisonneur, en 1485, du doge Giovanni Mocenigo) de carnaval. À moins que ce ne soit la Russie elle-même qui, comme disait Stépan Trophimovitch dans Les Démons, commence d’expulser ses « poisons » pour les faire « rentrer dans les cochons ». Nous n’aurions, si tel était le cas, qu’un devoir. Pousser l’avantage. Accueillir le rescapé, comme l’a proposé le président Macron, dans une des capitales de l’Europe libre. Retrouver, pour lui et ses amis, l’esprit de ces chaînes de solidarité qui nous unissaient, jadis, du temps de Michel Foucault et des nouveaux philosophes, aux dissidents d’Union soviétique. Bref, comprendre que Poutine étant, avec Erdogan, l’adversaire principal du modèle démocratique et républicain dont peut, à juste titre, s’enorgueillir l’Occident, le combat de Navalny est le nôtre, sa défaite serait notre défaite et la défense de la liberté en Russie n’est pas une ingérence mais une légitime défense. Tiens… Légitime Défense… Un autre titre d’André Breton, le troisième, paru en 1926 – celui où il commence de prendre ses distances avec une culture soviétique jugée « puérile, déclamatoire et inutilement crétinisante ». Au fond, nous en sommes là. Toujours là.
Источник: http://www.bernard-henri-levy.com/a-venise-la-mort-rode-a-moscou-la-revolte-gronde-en-bielorussie-56266.html


[Примечание.]*Герцог Энгиенский вошёл в историю тем, что был похищен и расстрелян по приказу Наполеона I.
**Герцог де Гиз возглавлял оппозицию королю Генриху III и был убит по его приказу.
Один из организаторов и вдохновителей избиения гугенотов (Варфоломеевская ночь).
***Карло Гримальди. Здесь упырь приводит не исторические факты, а события из компьютерной игры Assassin's Creed II. В игре Карло Гримальди - член Совета Десяти, приближенный к Дожу Джованни Мочениго. Тайно подсыпал яд в бокал с вином и отравил Дожа. Впрочем, был тотчас убит. На карнавале (в игре), о котором упоминает BHL, был убит другой персонаж - Марко Барбариго.
**** Слова Бретона относятся к газете L’Humanité.
«ребячливая, декламационная, излишне кретинизирующая, неразборчивая газета, совершенно недостойная той роли пролетарского образования, которую она, как она утверждает, берет на себя».
https://maitron.fr/spip.php?article17881
Tags: аберрация сознания
Subscribe

promo peremogi август 19, 13:54 87
Buy for 400 tokens
На смерть Союза. Ну вот скажите, жалко или не жалко теперь, 30 лет спустя, что ГКЧП не смог спасти страну? А смог бы? А вот вы лично — 30 лет спустя — поменяли бы сторону баррикад, зная теперь, что дальше было? Страна была больна — не скажу, что смертельно, но элиты национальных окраин, все…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 75 comments

Bestkhathi

October 5 2020, 08:18:14 UTC 1 year ago

  • New comment
BHL застрял в 68-м, когда он был молодой весёлый студент, девки давали, арабы и берберы были борцы за свободу где-то там, а не карманники на RER, а он скакал вокруг и запрещал запрещать. ;) А ныне, а ныне, попрятались суки в окошки отдельных квартир, ползёт Козлодоев, мокры его брюки, он стар, он желает в сортир.