Владимир_А (wv_a) wrote in peremogi,
Владимир_А
wv_a
peremogi

Category:

Украина при заключении Брестского мира

Из дневника бывшего австрийского министра иностранных дел, руководителя иностранной политики двуединой империи в последний период мировой войны. Этот отрывок касается переговоров в Брест-Литовске по заключению мира. Переговоры проходили, как с советской делегацией, так и с украинской, на тот момент ставшей самостоятельной страной. Отрывок длинный, но почитать стоит, для понимания многих последующих действий Украины, в том числе и после 1991-го года. Отсюда исключены записи о переговорах с советской делегацией, не касающиеся Украины.
(Выделено мной)
Итак:

Оттокар Чернин. "В дни мировой войны" Мемуары. Москва-Петроград 1923.

10 января 1918 года
Разразился новый конфликт с украинцами. Они требуют признания их самостоятельности и заявляют, что если оно не состоится, то они уедут.

15 января 1918 года
Я сегодня получил письмо от одного из наших штатгальтеров, в котором он обращает мое внимание на то, что катастрофа, вызванная недостатком снабжения, стоит прямо у двери.

Я сейчас пошлю императору телеграмму следующего содержания:
«Я только что получил от штатгальтера H. Н. письмо, оправдывающее все опасения, которые я постоянно высказывал вашему величеству Он говорит, что мы стоим непосредственно перед продовольственной катастрофой. Положение, вызванное легкомыслием и бездарностью министров, ужасно и я боюсь, что сейчас уже слишком поздно, чтобы задержать наступление катастрофы, которая должна произойти через несколько недель. Мой коллега пишет буквально следующее:
"Венгрия снабжает нас лишь незначительными запасами, из Румынии мы должны получить еще десять тысяч вагонов маиса; остается дефицит по крайней мере в тридцать тысяч вагонов зерна, без которых мы просто погибнем".

Здесь необходимо понимать, что того голода, который бушевал в Германии и Австро-Венгрии уже к 1917-му году, и дошёл до абсолюта к 1918-му, в России, на момент Октябрьской революции, а тем более Февральской, не было и в помине. Для организации Февральской революции оказалось достаточным слухов о введении карточек на хлеб.
17 января 1918 года
Дурные вести из Вены и окрестностей; сильное забастовочное движение, вызываемое сокращением мучного пайка и вялым ходом брестских переговоров. Бессилие венского кабинета становится роковым. Я телеграфировал в Вену, что надеюсь со временем обеспечить страну запасами, вывезенными из Украины, если им только удастся сохранить в Вене спокойствие в течение еще нескольких недель, и умолял сделать все возможное, чтобы не портить мира с русскими.

20 января 1918 года
Совещания привели к тому, что Троцкий заявил, что он желает изложить в Петербурге неприемлемые для него требования германцев, но считает себя определенно обязанным еще раз вернуться сюда. На привлечение представителей из окраин он согласен только в том случае, если выбор лиц будет предоставлен ему. Это неприемлемо.
Несмотря на свою юность, украинцы вылупляются очень быстро, дабы использовать выгодное для них положение, и переговоры еле сходят с мертвой точки. Сначала они заявили о претензиях новой «Украины» на восточную Галицию. Об этом мы не стали и говорить. Тогда они стали скромнее, но с тех пор, как у нас начались беспорядки, они знают, как у нас обстоят дела, и что мы должны заключить мир, чтобы получить хлеб. Теперь они требуют выделения восточной Галиции.

Когда говорят, зачем Сталин присоединил к СССР, в 1939-м году Галицию, посмотрите, как за неё воевали украинцы в 1918-м. И полагаю, что в 39-м, в советском правительстве было значительное проукраинское лобби, незадетой никакими репрессиями.
Вопрос должен быть решен в Вене и решающее слово должно остаться за австрийским кабинетом.
Зейдлер телеграфирует, что, если украинский хлеб не прибудет, в ближайшем будущем неминуема катастрофа. Зейдлер говорит, что если не помощь извне, то с будущей недели должно начаться массовое волнение. Германия и Венгрия больше ничего не поставляют. Все агенты сообщают, что на Украине огромные запасы. Вопрос в том, чтобы заблаговременно получить их.
[Spoiler (click to open)]Если же мы не добьемся мира в ближайшем будущем, то у нас снова повторятся беспорядки, а с каждой демонстрацией в Вене цена мира будет здесь все повышаться — потому что господа Севрюк и Левицкий вычитывают из этих беспорядков степень нашего голода точно на термометре. Если бы лица, вызвавшие эти демонстрации, только знали, как они затруднили нам подвоз украинского продовольствия. Ведь мы почти что пришли было к соглашению.
Вопрос о восточной Галиции я представлю австрийскому кабинету; этот вопрос должен быть решен в Вене. Холмский вопрос я беру на себя. Я имею право, я должен действовать, чтобы сохранить за нами польские симпатии, а не смотреть, скрестивши руки, как сотни тысяч людей умирают с голоду.
21 января 1918 года
Поездка в Вену. Впечатление венских беспорядков еще сильнее, чем я думал. Положение становится катастрофичным. Украинцы больше не обсуждают вопросов, они диктуют нам свои решения.
На вокзале, при чтении прежних протоколов, я нашел записи, касающиеся совещаний с Михаэлисом. Согласно им помощник государственного секретаря фон Штумм сказал тогда:
«Министерство иностранных дел находится в постоянных сношениях с украинцами,  и сепаратистское движение в Украине очень сильно. Для поощрения его, украинцы выставили требование объединения с Холмом и с восточной Галицией, населенной  украинцами. Но пока Галиция принадлежит Австрии, претензия на Галицию невыполнима. Дело обстояло бы иначе, если бы Галиция  объединилась с Польшей: в таком случае отказ от восточной  Галиции был бы осуществим».
По-видимому, немцы уже давно предрешили этот мучительный вопрос.

22 января, Вена
Состоялось совещание, пришедшее к окончательному решению относительно украинского вопроса. Председательствовал император, и предоставил мне слово в первую очередь. Я сначала изложил все трудности, препятствующие миру с Россией, и которые уже известны из вышеприведенных записей моего дневника. Я выразил сомнение в том, что удастся добиться общего мира Центральных держав с Петербургом.
Затем я остановился на ходе переговоров с украинцами. Я доложил, что украинцы сначала требовали уступки Галиции, но что я их требование отклонил. Они также выставляли пожелания касательно русинской территории Венгрии, но разговоры эти были прекращены в виде надлежащего отпора с моей стороны. Теперь они требовали разделения Галиции и создания австрийской провинции из восточной Галиции и Буковины. Я подчеркнул, что принятие украинского постулата должно иметь тяжелые последствия при дальнейшем развитии австро-польского вопроса. Но зато украинцы должны оказать нам громадную услугу в смысле немедленного подвоза муки. Кроме того, Австро-Венгрия будет требовать полного уравнения в правах поляков, населяющих Украину.

[Spoiler (click to open)]Я особенно подчеркнул, что считаю своим долгом дать полный отчет о совещаниях в Бресте, потому что решение не может быть предоставлено мне, а лишь всему кабинету в целом, и в первую очередь председателю австрийского совета министров. Австрийское правительство должно решить, можно ли принести эту жертву или нет; я заранее предупреждал, что если мы отклоним украинские претензии, то нам, по-видимому, не удастся придти к какому-либо соглашению с этой страной, и что мы в таком случае окажемся вынужденными вернуться из Брест-Литовска без всякого мира.
1 февраля 1918 года
Я председательствовал на совещании с петербургскими русскими относительно территориальных вопросов. Я хотел свести, наконец, русских и украинцев на очную ставку —и добиться мира или от тех, или от других. У меня при этом еще есть слабая надежда, что заключение мира с одной стороны произведет такое сильное впечатление на другую, что в конце концов удастся помириться с обеими.
Как я и ожидал, на мой вопрос Троцкому о том, признает ли он, что право обсуждать вопросы о границах Украины принадлежит одним только украинцам, я получил ответ резко отрицательный. На это, после некоторых пререканий, я предложил прервать заседание и созвать пленарное заседание с тем, чтобы дать киевлянам возможность первоначально обсудить эти вопросы с петербуржцами.
2 февраля 1918 года
Я просил украинцев переговорить наконец с петербуржцами напрямик; успех был, пожалуй, слишком велик. Представители Украины просто осыпали петербуржцев дикой бранью, ясно показывавшей, какая пропасть лежит между этими двумя правительствами, и что не мы виноваты, что они никак не могут примириться. Троцкий был в таком расстроенном состоянии, что на него было жалко смотреть. Он был страшно бледен, лицо его вздрагивало, он уставился прямо перед собой и что-то нервно чертил на промокательной бумажке. Большие капли пота струились у него со лба. Он, очевидно, тяжело переживал оскорбления, наносимые ему перед иностранцами его же собственными соотечественниками.
8 февраля 1918 года
Сегодня должен быть заключен мир с Украиной. Это первый мир за эту ужасную войну. Но действительно ли Рада до сих пор продержалась в Киеве? Василько показывает мне телеграмму, полученную украинской делегацией из Киева и датированную б-м числом, а на мое предложение командировать туда австрийского офицера генерального штаба для получения точных сведений, Троцкий ответил отказом. Его заявление, будто большевики уже захватили Украину, очевидно, все же было хитростью. К тому же Гратц, видевший Троцкого сегодня утром, чтобы сообщить ему о нашем намерении заключить украинский мир еще сегодня же, говорит, что он, по-видимому, очень подавлен. Это укрепляет мое решение подписать мир. Гратц организовал на завтра совещание с петербуржцами, которое должно окончательно выяснить, возможно ли соглашение, или разрыв неминуем. Во всяком случае, нет сомнения, что брестское интермеццо быстрыми шагами идет к концу.
9 февраля 1918 года
По заключении мира с Украиной, я получил от императора нижеследующую телеграмму:
«Глубоко взволнованный и осчастливленный известием о заключении мира с Украиной, приношу Вам, дорогой граф Чернин, сердечную благодарность за вашу целесообразную и успешную деятельность.
Вы мне доставили лучший день моего правления, по сие время полного столь тяжелых забот, и я молю всевышнего бога помочь вам и дальше на Вашем трудном поприще на благо империи и населяющих ее народов.

Мир с Украиной состоялся под давлением начинающегося форменного голода. Он носит на себе все признаки своего происхождения. Это правда. Но не менее справедливо и то, что хотя мы и получили из Украины гораздо меньше того, на что рассчитывали, без этой поддержки мы и вовсе не могли бы продержаться до нового урожая. Статистика показывает, что весной и летом 1918 года из Украины прибыло 42 000 вагонов. Это продовольствие больше неоткуда было получить. Пусть те, кто осуждают мир, помнят, что эти припасы спасли миллионы людей от голодной смерти.
Далее несомненно, что запасы, имевшиеся на Украине, были так велики, что если бы не дурная организация добывания запасов и их транспорта, поставка их в Австрию могла бы быть очень усилена.
В мае 1919 года государственный секретарь по моей просьбе сообщил мне для опубликования статистические данные об организации ввоза зерновых продуктов из Украины на основе Брест-Литовского мира, и ее результатах.
Украинское правительство, утверждавшее в Брест-Литовске, что из Украины можно вывезти громадные запасы, по-видимому превышающие миллион тонн, было тем временем заменено другим министерством.
Кабинет, оказавшийся у руля, не выказал особой склонности или хотя бы спешности исполнить эти обязательства во всей их полноте, а наоборот, пытался доказать, прибегая при этом к самой разнообразной аргументации, что это совершенно невозможно.
К этому надо прибавить, что Брестский мир предусматривал буквальный обмен поезда за поезд вывозного товара за вывозной товар, и что ни Германия ни Австро-Венгрия не были в состоянии выполнить, хотя бы частью, обязательства по выдаче таких ценностей (в первую очередь требовалась мануфактура).
...
Дело в том, что четырехлетние военные тяготы и опустошения, произведенные большевиками (с ноября 1917 года по март 1918 года), обнаруживались чересчур ясно: обработка полей, а, следовательно, и урожаи были всюду сокращены, заготовленные запасы были отчасти уничтожены при уходе большевиков на север, а отчасти взяты ими с собой. Но все же сборы, произведенные в стране, обнаружили наличность некоторых, хотя и скромных, запасов, вызывавших потребность в необходимости организации закупочного комитета. Однако, свободная закупка на Украине, первоначально намеченная нами и Германией, не могла быть проведена на деле, потому что украинское правительство заявило, что оно желает само стать во главе подобной организации, и ревниво и упрямо придерживалось такого решения.
Между тем, революция, а затем и вторжение большевиков, уничтожили в деревне всякий авторитет, крестьянство было революционизировано, имения захвачены и искромсаны революционерами. Таким образом, по вопросу о закупке зерна власть правительства оказалась совершенно недостаточной; а с другой стороны (как это видно из некоторых отдельных случаев), она все же была достаточно сильной, чтобы ставить нам трудные, иногда непреоборимые препятствия.
Приходилось поэтому идти заодно с правительством, то есть устанавливать с ним известный компромисс. По окончании переговоров, длившихся целые недели, такое соглашение, наконец, под сильным дипломатическим давлением состоялось, и 23-го апреля 1918 года был подписан соответствующий договор.
Он предусматривал организацию крупного хозяйственного германо-австро-венгерского центра, или, говоря проще, громадного склада зерновых продуктов, куда центральные державы командировали бы доверенных специалистов по хлебному делу, из числа самых опытных и лучше всех изучивших условия хлебной торговли в России в течение многолетней практики.


По итогу войны, сразу несколько империй, прекратили своё существование. В том числе и Австро-Венгерская. Но на что ещё хотелось бы обратить внимание:
- В Австро-Венгрии не было большевиков, ненавидящих страну и работающих на врага, и гораздо худшая ситуация в стране, в дальнейшем не привела к революции и гражданской войне.
- Тот же большевик в России, Я.Гашек, автор "Швейка", возвратившись из революционной советской России в буржуазную Чехословакию, тут же стал маленьким буржуем, забывшим о революции, как о кошмарном сне.
Tags: история перемог, ретроперемога
Subscribe
promo peremogi march 16, 2017 23:21 19
Buy for 400 tokens
Сейчас, когда адекватно-умеренным украинцам припекло дупу, они начинают голосить, и у кого-то могут возникнуть сомнения на тему "Украинцы прозревают", "Украинцы задумались", и тому подобное. Считая подобные заблуждения вредными и опасными, привожу старый, но ничуть не…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments