jerry_1983 (jerry_1983) wrote in peremogi,
jerry_1983
jerry_1983
peremogi

Categories:

Мы все просрали (но это не мы), давайте просрем еще раз!



ВМЕСТО ВСТУПЛЕНИЯ
События лета 2020 года подводят черту под целой эпохой и четко обозначают намерения постсоветских властей на ближайшие годы. Фальсификации уступили место откровенной и наглой лжи. Тезис «мы никогда никуда не уйдем» стал универсальным ответом власти на требования перемен.

В Беларуси и России ситуации по сути очень похожи: авторитарные режимы не в состоянии вести диалог с обществом, единственное, что их занимает, — это вопрос самосохранения. Протестующие против лжи на выборах и возмущенные насилием сотни тысяч граждан Беларуси вышли в августе на улицы, но благородный патриотический протест столкнулся с тоталитарной машиной подавления, готовой, защищая режим, безжалостно расправиться с собственным народом.

На горьком примере Беларуси очевидно, как гражданскому протесту не хватает политики, политической составляющей. И дело не только в формальном отсутствии каких-либо органов оппозиции или деклараций, которые можно спешно создать «под ситуацию». Политическое содержание не виньетка, не брошюра, а стержень альтернативы, основа обращенной в будущее идеологии, программы реформ, обязательная предпосылка для существования политической партии с серьезным и уважаемым лидером, для борьбы и победы. Безусловно, необходимым условием действенного протеста является настроение и решимость людей выйти на улицы, и чем больше таких людей, тем лучше. Однако это необходимое, но недостаточное условие. Требуются массовая осознанная идея, оппозиционная политическая программа и лидер. Без этого даже самые многочисленные митинги неспособны поменять режим. Политика — единственный путь к реальным переменам.

И в России, и в Беларуси несменяемые режимы десятилетиями выжигали политическое поле, уничтожая политику, деполитизируя граждан, убивая содержательную альтернативу правящей авторитарной модели, умышленно вели общество к политической деградации. И то, как сегодня Кремль реагирует на события в Минске, — продолжение этой линии. Москва говорит, что «внутрибелорусские проблемы» могут быть решены только «руководством этой страны в диалоге с ее гражданами», заявляя при этом о «согласии с любым решением Лукашенко». Вот Лукашенко и ведет этот «диалог» с автоматом в руках, называя граждан Беларуси «крысами». Судя по всему, такая модель «общения» власти с оппозицией, да и вообще со всеми самостоятельно мыслящими гражданами будет реализоваться в России в ближайшие годы: жесткое подавление любых протестов, репрессии, пытки, покушения, отравления, убийства. История с Алексеем Навальным — тому подтверждение.

Поэтому тем, кому небезразлично будущее нашей страны, нужно вновь начинать серьезную политическую работу. Прежде всего необходимо понять причины провала постсоветской модернизации и без иллюзий определить, каким образом нужно действовать в сложившихся обстоятельствах. Чтобы, когда страна всколыхнется снова, когда сложатся условия — как это было в России в 1990 году или в Беларуси в 2020-м, — люди наконец победили: обрели свободу, демократию, справедливость и уважение.



КОНЕЦ ЭПОХИ
1 июля 2020 года произошел слом российской государственности, просуществовавшей почти тридцать постсоветских лет: официально был закреплен отказ от формальной ориентации на демократическую легитимность, федерализма, движения вперед от советского прошлого к современной цивилизации XXI века.

Несменяемость персональной власти Владимира Путина теперь закреплена в Конституции страны. Там же прописаны основы корпоративного полумафиозного и суперавторитарного государства с шовинистической идеологией.

Надо признать, что подобный исход был практически неизбежен: это логическое следствие многих ключевых решений, принимавшихся на государственном уровне все постсоветские годы (см. таймлайн ниже). Эпоха постсоветской модернизации России завершилась. Демократия потерпела поражение.



СОБЫТИЯ, ПРЕДОПРЕДЕЛИВШИЕ 1 ИЮЛЯ 2020 ГОДА:

1. Отказ от российской программы перехода к рыночной экономике и Экономического договора с бывшими республиками СССР о создании общего рынка; вместо этого — в обмен на кредиты МВФ — реализация не соответствующего российским реалиям плана экономической реформы, основанного на рецептах концепции «Вашингтонский консенсус».

2. Волюнтаристское, неподготовленное и непродуманное подписание Беловежских соглашений; почти полное разрушение экономических связей с бывшими республиками СССР.

3. Отказ от всесторонней государственно-правовой оценки большевизма, сталинизма и советского периода, массовое сохранение во властных структурах «перекрасившихся» партийно-советских кадров.

РУБЕЖИ ПОРАЖЕНИЯ
Постсоветские реформы решили ряд потребительских задач: наполнили магазины, обеспечили доступность простейших услуг, создали хотя и ограниченный, монопольный, но реальный рынок товаров и услуг, связав его с внешними рынками (внешняя торговля). По сути, состоялся обмен нефти и газа на магазины с более или менее заполненными прилавками.

Однако, с точки зрения экономики как системы, задача достижения нового качества экономики и уровня жизни людей так и не была решена. Постсоветская модернизация ни в полноценном экономическом, ни в человеческом плане не состоялась.

За последние тридцать лет были существенно улучшены условия жизни 15-20% населения — прежде всего жителей столицы и некоторых других крупных городов, а также тех, кто имеет отношение к сырьевой отрасли и финансовому сектору, «элит» в различных областях, государственных чиновников.

При этом уровень жизни абсолютного большинства населения (80-85%) все эти десятилетия оставался низким, а в последние годы и вовсе стал падать.


Но главный итог постсоветской модернизации — это отсутствие перспективы практически для всех граждан страны. Для многих, кстати, произошедшее 1 июля 2020 года ознаменовало конец эпохи несбывшихся надежд. Осознание этого будет так или иначе приходить, влиять на поведение людей.

В сфере высоких технологий сделано крайне мало. Международный успех российских технологических проектов — заслуга частных разработчиков, работавших скорее вопреки государственной системе, чем благодаря ей.

Достижения в военно-промышленном комплексе также сомнительны. Путинские презентации нового оружия с использованием анимации и кинематографических спецэффектов не внушают доверия, а только нагнетают страх. Главным стратегическим ресурсом российского ВПК по-прежнему являются не новые разработки, а созданный в советское время огромный ядерный арсенал, способный уничтожить планету. При этом реальная угроза уничтожения страны и людей в результате атомной войны усиливается по мере разрушения глобальной системы ядерной безопасности (см. «Опасность войны», 2019). Возросла вероятность локальных войн по периметру российских границ. Спустя тридцать лет после вывода советских войск из Афганистана наши соотечественники воюют в Сирии, Ливии, Судане.

Когда в 1990-е только начиналось движение к переменам, основным мотивом этого процесса было развитие человека, реализация интеллектуального и творческого потенциала нации. Но к 2020 году не удалось достигнуть самого главного:
-Нет свободы;

-Нет жизни без страха;

-Нет уважения к человеку;

-Нет уверенности в перспективе, в будущем детей;

-Нет защиты от произвола;

-Нет суда, вызывающего доверие и позволяющего надеяться на справедливое правовое решение;

-Нет влияния гражданина на власть в собственной стране, на ее состав и действия.

Надо признать, что начавшиеся три десятилетия назад демократические реформы в России завершились неудачей.


ПРИЧИНЫ ПРОВАЛА
Говоря о причинах провала демократизации в России, конечно, нельзя не вспомнить об исторических и культурных особенностях нашей страны, а также о мировых политических и экономических трендах последних трех десятилетий. Эти факторы существенные, но все же не определяющие, они заслуживают отдельного разговора.

Ключевые же причины краха постсоветской модернизации — и одновременно важнейшие политические явления 1990-2020 годов — следующие:

-Категорический отказ от полномасштабной оценки и преодоления большевизма, сталинизма, преступлений советского периода;

-Сохранение преемственности со сталинистско-большевистской государственной политикой и современный большевизм (см. «Большой террор и современный большевизм», 2017);

-Формирование отношения к советско-большевистскому наследию как к основе суверенитета, отождествляемого с неприкосновенностью собственной власти;

-Отказ от диалога как инструмента политики, понимание политической конкуренции только как покушения на власть, а независимого суда — как источника потенциальной опасности;

-Неосуществленная после исчезновения СССР смена элит, концентрация вокруг кандидата в Политбюро ЦК КПСС Бориса Ельцина советских кадров — Парторгов, комсомольских функционеров и «красных директоров»;

грубые просчеты в логике и содержании реформ: переоценка значения экономических преобразований и фактическое следование марксистскому тезису «базис предопределяет надстройку»;

-Недооценка необходимости политических реформ, глубинной перестройки судебной и административной систем, коренных изменений в системе органов безопасности, защиты свободы слова и СМИ от фактической цензуры, реализации антикриминальной и антикоррупционной политики;

-Полное сохранение кадровой преемственности.

Особое значение имел отказ от собственной российской программы экономической реформы. И это при наличии отечественного интеллектуального потенциала для разработки такой реформы, человеческого потенциала для ее реализации, при уникальном характере реформируемой экономики. Причина — неверие во внутренние силы (прежде всего в людей), слепое следование «универсальным» рецептам, психологическая зависимость от внешнего одобрения и западных кредитов.

Именно поэтому не были реализованы программа «500 дней» и Экономический договор между бывшими республиками СССР.

Осенью 1991 года главы тринадцати бывших советских республик (балтийские государства как наблюдатели, остальные — как участники) подписали Экономический договор и пакет специальных соглашений к нему. Договор предусматривал создание банковского союза, введение общей валюты (рубля), единое таможенное пространство, свободную торговлю, общий рынок и общее правовое пространство на территории бывшего СССР.

В результате грубых экономических ошибок, сознательных и несознательных преступных решений, следования часто политически мотивированным иностранным рекомендациям, подкрепленным кредитами, вместо основы для современной рыночной экономики в России был заложен фундамент олигархической мафиозной корпоративной авторитарной системы. Самыми крупными блоками в этом фундаменте стали:

-Беловежские соглашения и разрыв экономических связей между бывшими советскими республиками в 1991 году;

-Конфискация сбережений граждан вследствие гиперинфляции в 2600% в 1992 году;

-Ваучерная приватизация вместо массовой продажи реальной собственности на приемлемых для людей условиях и окончательная ликвидация предпосылок для появления среднего класса;

-Залоговые аукционы, рождение олигархии;

-Слияние власти, собственности и бизнеса, превращение государственной власти в главного олигарха и, как неизбежное следствие, отсутствие условий для создания независимого суда и независимых СМИ, незаинтересованность государства и крупного бизнеса в их существовании.

ПЕРВОИЮЛЬСКАЯ СИСТЕМА: ГЕНЕЗИС И ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ
В результате неудачных реформ в России сформировалась гибридная политическая система, состоящая из:

-Советских, национал-большевистских политических моделей и институтов;

-Примитивного полурыночного капитализма;

-Масштабных коррупционных связей, свойственных режимам, где отсутствуют независимое правосудие и свободные СМИ;

-Олигархии, то есть слившегося с властью крупного бизнеса.

После 1993 года возникло и начало реализовываться на практике понимание государства как корпорации (государства-мафии), основанной прежде всего на эксплуатации доступных ресурсов (люди при этом также рассматриваются как ресурс). Ключевой задачей такого государства является удержание власти и ее защита от любых посягательств.

Это стало основой системы Владимира Путина и его несменяемого режима, что и было в итоге оформлено и закреплено в Конституции 1 июля 2020 года (cм. «Оформление корпоративного государства», март 2020). Все это закономерный результат последних тридцати лет. Основные вехи продвижения к «первоиюльскому режиму» можно определить так:

-Неприятие политического компромисса в стране в 1993 году и война в Чечне;

-Фальсификация выборов всех уровней с использованием административного ресурса и пропагандистской машины для достижения корпоративных целей в 1996-м, 1999-м, 2000-м и во все последующие годы;

-Сохранение системного недостатка легитимности государства и компенсация ее опорой на ложь и насилие;

-Выбор Ельциным сотрудника КГБ в качестве гаранта сохранения созданной системы и продолжателя начатого;

-Кадровая политика, основанная на приоритете лояльности, подчинения, умения вписаться в систему;

-Реализация понимания власти как авторитарной «вертикали», подавление политических оппонентов всеми доступными средствами, вплоть до физического уничтожения;

-Монополизация контроля над СМИ: медиа-войны с участием государства, ставшие следствием слияния власти и собственности, неизбежная победа государства как самого сильного игрока;

-Политика, продиктованная имперским мышлением, следование принципу «ограниченного суверенитета» в отношении республик бывшего СССР, попытки грубого вмешательства в дела соседних государств, аннексия Крыма и война на Донбассе.

Последовательное пренебрежение институтами демократии и гражданского общества привело к подмене сущностей, формированию путинской концепции постсоветской истории, согласно которой распад советской системы произошел по каким-то неясным причинам, скорее всего вследствие «заговора» и «козней врагов». Теперь же, после всего пережитого, якобы необходимо «подниматься с колен», «восстанавливать суверенитет» и двигаться по своему собственному «уникальному пути» (это комплекс неполноценности, который зародился в России по своим, внутренним причинам, но сейчас отчасти совпал с мировым трендом). Однако альтернативу европейскому пути — с перспективой реализации и развития — режим Путина не создал и создать не может (см. «Путь, которого нет», 2015).

Такая оторванная от реальности постмодернистская модель удовлетворяет исключительно личные амбиции ограниченного круга людей. В качестве идеологического стержня для этой модели выбрана победа в Великой Отечественной войне (см. «Парадная идеология», июнь 2020). Так кремлевские деятели рассчитывают использовать готовность людей к самопожертвованию ради интересов государства, создать в обществе атмосферу ненависти и непрерывной борьбы с Западом и в условиях этого противостояния добиться подчинения населения чиновничьей вертикали, возомнившей себя государством.

Понятно, что такая конструкция может существовать только при наличии весьма значительных ресурсов. Многолетняя экономическая стагнация, усиленная отказом власти поддержать экономику и бизнес во время пандемии коронавируса, в сочетании с западными санкциями и нарастающим технологическим отставанием России от развитых стран ставит под сомнение достаточность ресурсов на сколько-нибудь длительный период. Потребуется переход к некоему варианту мобилизационной модели, аккумулированию правящей группой важнейших ресурсов и распределению их по собственному усмотрению. Это будет означать открытое противопоставление интересов правящих элит интересам много лет беднеющего населения: люди могут не согласиться с дальнейшим снижением уровня жизни ради бесконечного «вставания с колен». Тем более что в обществе уже давно назревает ощущение, что режим Путина (особенно после конституционно-правового оформления 1 июля 2020 года) полностью лишен перспективы.

Если развал этой системы лишь вопрос времени, то форма, в которой это произойдет, неочевидна. Объективно неостановимый рост недовольства снизу в сочетании с зацикленностью режима на самосохранении, многолетним сознательным конструированием репрессивного аппарата и последовательным уничтожением политики как таковой — это гремучая смесь. Понимание этого обязывает сделать все возможное, чтобы не допустить кровопролития. Насилие и жертвы при смене власти не позволят стране нормально двигаться вперед.

Чтобы избежать кровопролития, необходимо уже сейчас воссоздавать демократическую политику силами активной части гражданского общества (см. «Активизм и политика», 2019), выстраивать альтернативу, понятную большинству граждан страны.



НОВОЕ НАЧАЛО: «ПРОГРАММА 2 ИЮЛЯ»
Естественное развитие России было прервано в 1917 году преступным большевистским переворотом и разгоном Учредительного собрания. Продолжить движение вперед можно только с помощью восстановления демократической легитимности и создания такого государства, которое станет продолжением гражданского общества.

Падение большевистской системы, освобождение от коммунизма Восточной Европы, реализация стремления народов советских республик к свободе в конце 1980-х – начале 1990-х годов — сдвиг, сонаправленный ходу истории. Это было неизбежное следствие нежизнеспособности советской системы. При этом двигателем тех общественно-политических процессов было стремление позднесоветского общества к переменам вполне определенного характера: к демократии, контролю общества над властью, рыночной экономике, равенству возможностей, повышению уровня и качества жизни.


То, что желаемое не было достигнуто, не означает, что это невозможно в будущем. Неудача постсоветской модернизации имеет конкретные причины, которые обязательно должны быть поняты и учтены.

Это sine qua non продвижения вперед. Без этого не будут преодолены большевизм и сталинизм, не будет демонтирована олигархическая система, а цели останутся демагогическими и ложными. Такими целями вновь станут оправдывать любые средства. И это будет бесконечное и бессмысленное хождение по кругу.

Подобная оценка не умозрительное заключение, она подтверждена почти тридцатилетним политическим опытом. Существуя в корпоративной мафиозной системе, стараясь, насколько возможно, не быть ее частью и осознавая свою ответственность, мы видели смысл политики в попытке скорректировать процесс движения страны — в ином, перспективном направлении. Да, по большому счету изменить траекторию движения страны не удалось. Но все политические оценки и прогнозы оказались верными, все созданное демократической альтернативой содержание остается актуальным.

Мы не поддерживали Конституцию 1993 года, потому что считали необходимым создание более прочного фундамента нового российского государства. Это касалось как демократичности и правового характера содержания Основного закона, так и вовлечения в процесс разработки Конституции и основ государства как можно более широкого круга людей — и не в качестве статистов, которым нужно лишь одобрить то, что уже предложено.

Мы боролись против вредоносных реформ, обслуживающих интересы небольшой группы, все 1990-е годы мы выступали за реформы для большинства. Мы действовали исходя из сложившихся условий и пытались эволюционным путем прийти к переменам. И проиграли. Однако то, что было создано за эти годы — программы и законопроекты, а главное, вектор, задающий направление честной социально-либеральной политики (индивидуальной свободы, жизни без страха, творчества, человеческого взаимопонимания), — и сегодня представляет собой реальную основу для движения вперед при наличии политической воли. Суть в том, что мы сформировали демократическую альтернативу Путину и его курсу на войну, на милитаризацию общества, на запугивание в политических целях. Мы публично обосновывали и отстаивали альтернативное направление развития государства.
Теперь, после 1 июля, мы оказались в новых условиях. И здесь важно отметить два принципиальных обстоятельства.

После «голосования» 1 июля в России произошел отказ от правового государства, процедуры выборов в значительной мере превратились в профанацию, парламент стал придатком и исполнителем путинских решений. Обнулены не только сроки президента Путина — «обнулены» и Госдума, и региональные законодательные собрания, и Конституционный суд. Придется существовать в условиях совсем уже декоративного парламента.
Существенно изменились объективные условия для политической работы. Прежде всего это связано с появлением принципиально новых информационных, цифровых и коммуникационных технологий (в том числе технологий больших данных). В мире эти обстоятельства резко усилили влияние популизма и национализма и в целом существенно понизили качество политики. Новый тренд заключается также в том, что поле политики сильно сужается, выборы утратили былое значение, а участие в них теперь может рассматриваться прежде всего как тренинг кадров и лишь в небольшой степени как форма влияния на политику. В России сочетание суперавторитарной модели правления с агрессивным полицейским государством и новыми технологиями ставит перед политиками чрезвычайно сложные задачи.


В новых условиях ключевой целью становится переоснование государства: созыв Учредительного собрания и строительство современной страны на основе легитимной и по-настоящему народной Конституции.


Программными задачами ядра демократической оппозиции должны стать:

-Подготовка проекта демократической социально-либеральной Конституции, отражающей реалии современного мира, особенности информационных и цифровых технологий, ориентированной на молодежь, учитывающей негативный и позитивный опыт Конституции 1993 года. Этот документ должен максимально опираться на нормы прямого действия, позволяющие реализовать свободу, творчество, уважение к человеку, жизнь без страха, а также на институционализацию фундаментальных ценностей, таких как запрет пыток, отмена всеобщего обязательного призыва в армию и переход на контрактную военную службу (см. Конституция свободных людей);

-Масштабная политическая работа по созыву и проведению Учредительного собрания с участием всех политических сил России, которые могли бы представить свои предложения о государственном устройстве — от конституционной монархии до парламентской республики, а также предложить для обсуждения проекты конституционных актов. В ходе широкой и многоплановой дискуссии, всенародного обсуждения, публичных и профессиональных политических дебатов, с учетом мнения граждан будут выработаны ключевые нормы, которые в дальнейшем могут быть приняты Учредительным собранием. Очевидно, что подготовка такого Учредительного собрания — многолетняя процедура, что борьба за созыв такого органа будет очень непростой. Однако возвращение России к реальной легитимности и прекращение вековой государственной лжи и насилия — важнейшая историческая задача (см. «Ложь и легитимность», 2011; «Февральские параллели», 2007);

-Непрерывная всесторонняя политическая и просветительская работа по разъяснению необходимости государственно-общественной оценки большевизма, сталинизма и всего советского периода. Без преодоления сталинистско-большевистского наследия демократизация страны невозможна. Большевизм будет возвращаться в форме необольшевизма, постмодернизма, «текучего зла» (см. «Преодоление сталинизма», 2009; «Большой террор и современный большевизм», 2017);

-Разработка программы экономических реформ, включающей в себя безусловное закрепление права частной собственности;
существенное снижение роли и объема присутствия государства в экономике; повышение конкуренции и демонополизацию; оптимизацию налоговой и денежной политики;

-Отказ от консервации ресурсов для чрезвычайных обстоятельств (вооруженных конфликтов и других конфронтаций);

-Комплекс мер, опирающийся на активные классы общества — промышленную элиту, финансовые круги, предпринимателей;

-Система мер по отделению власти от бизнеса и собственности, то есть устранение главной причины краха постсоветской модернизации — слияния власти и собственности;

-Разработка судебной реформы и реформы ФСИН, подготовка изменений в Уголовный кодекс;

-Освобождение СМИ от тотального государственного контроля;

-Совершенствование системы миграционного контроля, создание института адаптации мигрантов, защита прав мигрантов;

-Подготовка реформы избирательной системы;

-Реализация мер по нормализации внешнеполитического положения России (Крым, Донбасс, Сирия), комплекса политических мер по выходу из режима санкций;

-Создание национальной экологической программы, направленной на снижение климатических рисков, которые все больше становятся определяющим фактором для долгосрочных перспектив экономики и жизни страны;

-Формирование, обучение и подготовка корпуса политических кадров новой эпохи — людей, чьи ценностные ориентиры будут принципиально отличаться от образа мысли и действия взращенных путинской системой функционеров.

Иначе говоря, после 1 июля 2020 года главной задачей является подготовка, политическая артикуляция и продвижение полного комплекса мер по построению нового российского государства. Эта задача сродни тому, что предполагалось сделать после завершения советского периода, но сделано не было (либо было, но с грубыми, а иногда и преступными ошибками). Понимание допущенных ошибок и причин краха постсоветской модернизации чрезвычайно важно.



НОВЫЕ ПРЕПЯТСТВИЯ
События самого последнего времени высветили еще одно следствие провала постсоветской модернизации — плоды политической деградации общества. Суть в том, что абсолютно справедливое недовольство людей действиями властей проявляется не через политику — не путем осознанного отказа поддерживать абсурдные поправки в Конституцию в 2020 году, не путем голосования против Путина на выборах в 2018 году и даже не с помощью протеста против пенсионной реформы. Вместо этого народное недовольство выплескивается посредством спонтанных массовых акций в поддержку популярного в своем регионе чиновника из криминальной ЛДПР, что трактуется значительной частью столичных оппозиционных активистов как начало демократического движения против тирании.

Это результат длительного политического оболванивания населения России с помощью пропаганды, вовлечения людей в эйфорию «крымской весны», разжигания войны на востоке Украины, участия в войне в Сирии, постоянной государственной лжи по всем существенным вопросам. При такой интенсивной и агрессивной промывке мозгов чрезвычайно сложно вести политическую работу, направленную на просвещение, объяснение и убеждение граждан в необходимости переоснования государства и преобразований, основанных на институционализации ценностей, построении современной демократической государственности.

Мы все чаще сталкиваемся с ошибочным представлением о том, что политическая мысль не нужна, что политика — это только персонализированная схватка за власть, что настоящее действие — это только выход на митинги, а настоящая демократия вырастет из уличной активности сама собой.
Нет, не вырастет. Крах постсоветской модернизации это доказывает. Ни Триумфальные, ни Болотные и Пушкинские не смогли задать политический вектор уличному протесту. Даже самым массовым выступлениям необходимо содержание, четко сформулированные политические требования к власти и лидеры (см. «Активизм и политика», 2019). Если общество отвыкло или не хочет говорить сложно о сложном, значит, Путин и путинская Конституция победили, кто бы ни был хозяином Кремля.

Необходимо предлагать людям идейно четкую, ценностно-ориентированную программу либерально-демократических (в истинном смысле этих слов) преобразований, а не стремиться с помощью манипулятивных технологий и любыми средствами «оседлать» протестную стихию.

Демократическая мысль обязательно должна присутствовать в общественно-политическом пространстве. Инициировать и поддерживать такой дискурс гораздо сложнее, чем кричать «долой Путина!» или вести бессодержательные споры о том, кто и как обслуживает режим или «сливает» протест.

Создание интеллектуальной альтернативы, генерирование политической мысли, программное, содержательное наполнение политических лозунгов — это и есть то самое действие, о необходимости которого многие рассуждают. Но совсем немногие заняты реализацией этого действия.


Наступает время дефицита идей. Не примитивных популистских мыслей — их в избытке, — а именно сложных идей. Возросший спрос на новые идеи — часть глобальных процессов, так же как и осознание необходимости противопоставить бессодержательному популизму настоящую гражданственность.
Что же касается массовой активности, то совсем недавно, в 2014 году, мы наблюдали кратковременную, но вполне искреннюю активность, которая была сродни массовому помешательству, — так называемую крымскую весну, напористо и агрессивно поддержанную всеми парламентскими партиями и их электоратом. Это стало возможным в том числе потому, что людей последовательно отучали от политической мысли.



ДОСТИГНУТЬ ПРАКТИЧЕСКИХ РЕЗУЛЬТАТОВ
Особого разговора заслуживает вопрос о практической реализации вырабатываемых мер. Опыт последних тридцати лет убедительно показал, что политическая оппозиция не должна выступать в роли советника или консультанта властей, такая деятельность крайне малоэффективна. Необходимо политическое принуждение власти к диалогу с оппозицией. Оппоненты авторитарной власти должны вести с ней жесткий и очень конкретный диалог с позиций проработанной демократической альтернативы — идейной, программной и политической. Поддержка такого процесса в нынешних условиях будет для мыслящих и ответственных граждан серьезным политическим шагом, осмысленным гражданским действием, выражением протестной позиции. Именно последовательное и содержательное давление на власть со стороны политически организованного гражданского общества, а не только стихийные уличные выступления, какими бы массовыми они ни были, откроет путь сначала к серьезному обсуждению актуальной повестки дня в широких кругах общества, а затем — через формат «круглого стола» с властью — к реальным переменам в стране и смене власти.

Три ключевых элемента, необходимых для практической и успешной (!) реализации новой политики:

-Актуальная профессиональная программа действий по выводу страны из кризиса и эффективных реформ;

-Лидер, способный вести на равных профессиональный диалог с властями по политическим и социально-экономическим требованиям, располагающий высококвалифицированными кадрами и опирающийся на эффективную политическую партию;

-Не менее миллиона активных сторонников в стране.

Если не работать над содержанием альтернативы, не инициировать широкий общественный дискурс, не принуждать власть к диалогу, то никаких изменений добиться будет невозможно, какие бы персональные перестановки и ситуационные перевороты во власти ни происходили. Ни пикеты и митинги, ни даже революции не помогут. За тридцать постсоветских лет властью было предпринято столько преступных шагов, что цепочка беззакония предопределена на долгие годы вперед. Такова логика политического процесса. Если в 2014-м Кремль мог провести на территории иностранного государства «референдум о статусе Крыма», то почему в 2020-м нельзя было устроить у себя в стране плебисцит по одобрению слома Конституции и продлению правления Путина до 2036 года? Поэтому совершенно бесполезно рассуждать о том, что что-то «неправильно посчитали».

Тем, кто намерен серьезно заниматься демократической политикой после 1 июля 2020 года и задается вопросом «а делать-то что?», конкретный ответ такой:

-Учиться «жить не по лжи» в публичной жизни, говорить правду о нашей стране: о политике, экономике, социальной сфере, культуре;
защищать и отстаивать право на жизнь и свободу, приоритет личности, равенство перед законом, уважение к человеку, жизнь без страха, свободу творчество, равенство возможностей;

-Строить современную политическую партию и практиковать современную публичную политику, готовить политические кадры;

активно бороться за необратимое преодоление сталинизма и большевизма;

-Разрабатывать и предъявлять обществу перспективную всеобъемлющую программу реформ;

-Бороться против идеологии реванша, национализма, шовинизма, популизма и политических спекуляций;

-Защищать граждан от цифровой диктатуры.

Да, эпоха постсоветской модернизации России завершилась поражением. Однако конец проигранной эпохи именно сейчас надо превратить в начало новой — эпохи строительства Новой России. Для этого нужен новый способ действия, другие приоритеты и принципиально иная политика, тезисы которой изложены в этой статье.

оригинал высера
Tags: а нас-то за що?, история перемог, ненаши, несостоявшаяся перемога, тронный зал института мозга
Subscribe

  • Укроинець хииитрый

    сами же пишут "обидно, что руководствуетесь черной завистью. Повышайте уровень жизни до Европейского, то вся "раша" сама потянется на Украину,…

  • Як цикаво

    Им тоже надо российские паспорта раздать. Тогда они сразу русофилами станут.

  • "ДеспОты не создают условий для работы"...

    В Москве банкротится крупнейшая сеть украинских ресторанов Юрий Белойван подал в суд заявление о банкротстве. Фото: Facebook/ Yury Beloyvan…

promo peremogi february 24, 2018 18:19 36
Buy for 400 tokens
Немного лирики в комментарии Анонимуса к посту " Не прошло и четыре года...". Как дополнение к посту " РФ - не Россия, потому что Россия должна". == Ах, Россия забыла про вас. Ну какое огорчение просто. Плохая какая Россия. Она большая, сильная, здоровая, во какая, и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Укроинець хииитрый

    сами же пишут "обидно, что руководствуетесь черной завистью. Повышайте уровень жизни до Европейского, то вся "раша" сама потянется на Украину,…

  • Як цикаво

    Им тоже надо российские паспорта раздать. Тогда они сразу русофилами станут.

  • "ДеспОты не создают условий для работы"...

    В Москве банкротится крупнейшая сеть украинских ресторанов Юрий Белойван подал в суд заявление о банкротстве. Фото: Facebook/ Yury Beloyvan…