charodeyy (charodeyy) wrote in peremogi,
charodeyy
charodeyy
peremogi

Categories:

"Наши прибалтийцы живут на более высоком уровне, чем москвичи. И это необходимо!"

Есть такая любопытная книжка: «140 бесед с Молотовым» 1991 г. Написал её поэт-сталинист Феликс Чуев, и представляет она собой записи бесед, которые автор вёл с одним из последних оставшихся в живых членов сталинского Политбюро Вячеславом Михайловичем Молотовым (умер в возрасте 96 лет в 1986) и Кагановичем (умер в 97 лет в 1991). Начинал читать с книги про Молотова, благо хронологически та написана первой. Книжка является сама по себе примечательным примером конструирования сталинистского дискурса в его зачаточном «диссидентском» состоянии, который формировался в качестве оппозиции к брежневскому СССР. В брежневском СССР сталинистские взгляды, на минуточку, были не менее диссидентскими, чем взгляды демшизы.

Самое интересное — рассуждения о том, почему надо в ущерб русским дотировать союзные республики и "братские" социалистические государства, а потом сетования на то, как чехи после войны хорошо устроились, получая зерно из СССР, пока в самом Союзе голод был (а кто это зерно вывозил?)



— Сталин рассказал как-то анекдот, популярный в Грузии, как Бог создавал нации из разных материалов, и на русских ничего не осталось, и пришлось их сделать из грязи. К тому, что у нас много свинства…

***

— Мы, русские, стоим на первом месте, — говорит Молотов, — но нельзя сводить к русскости все дело. Оно более широкое… Нельзя только русских считать хорошими. А у вас в стихотворении о Сталине сказано: «Великим русским этот был грузин». Это довольно хлесткое выражение, но, по-моему, что-то тут надо добавить об интернационализме, а не русскость подчеркивать. Сами русские тоже ничего бы не сделали, потому что у русских тоже много недостатков, да и не может не быть.

***

— Бухарин, когда был исключен, сменил семью, женился на молодой девушке, очень красивой, еврейке. Не дали ему пожить. А первая жена русская была. У многих жены еврейки — у Ворошилова, Андреева, Рыкова, Кирова, Калинина… Это неспроста. Среди евреев оппозиционных и революционных элементов было больше в массе своей, чем среди русских. Обиженные, пострадавшие, притесненные, и они более изворотливые, они, так сказать, всюду проникали… Это городские люди — веками жили в городах. Жизнь их так вышколила, что они стали очень активными, не в пример русским, которым сначала надо в голове почесать… Пока обнюхаются, раскачаются, а эти всегда готовы.

***

— Ленин в 1918 году написал: «Русский человек — плохой работник». А откуда ему быть хорошим? — рассуждает Молотов. — Сталин был наркомнац и одновременно нарком РКИ — Рабоче-крестьянской инспекции так называемой. Ленин поручил РКИ проверить какое-то запутанное дело. Письмо получил. Сталин рассказывал: «Я как нарком пришел к нему и говорю: я назначаю такую-то комиссию. Перечисляю ему — того-то, того-то… Ленин мне говорит: «Ни одного еврейчика? Нет, ничего не выйдет!» Вот какая обида нам, русакам, тому же Ленину! Ленин говорил: «Русские ленивы», — и чувствовалось, что ему страшно обидно, что русские действительно ленивы, начнут дело, не кончат… «Поболтать, покалякать — это мы мастера! А вот организовать…» «Покалякать» — любимое слово Ленина.

***

— Многие недовольны, что слишком помогаем другим, теперь, мол, надо о себе позаботиться…

— При Сталине тоже помогали, хотя возможности были меньше. И тогда ворчали. А теперь, конечно, связи гораздо больше, и большие масштабы это имеет, но в основном, с моей точки зрения, все это необходимо. Все это нужно не для тех, кому мы помогаем, а в первую очередь для нас. Три-четыре года назад я встречался в больнице с мидовскими работниками, довольно видными. «Ну как у вас там, как дела идут?» — «Вот этот Вьетнам, если бы кончилось… Не дает нам это развернуться…»

Мещанская точка зрения. Те же дерутся за нас больше, чем даже за себя! Они гибнут. А с точки зрения ослабления империализма, — который для нас наиболее опасный враг, они делают колоссальное дело. И каждый шаг, который ослабит империализм, это величайшее дело. Иначе нам будет гораздо труднее через какое-то количество лет, может, даже завтра-послезавтра.

— Сейчас говорят: лишь бы войны не было.

— Вот это хрущевская недальновидная точка зрения. Она очень опасна. Нам надо думать о подготовке к новым войнам.

***

– Разве можно считать правомерным, что в социалистических государствах в два раза выше прожиточный минимум, чем у нас? Мы что, все время будем пояс затягивать? Я помоложе вас, я никогда не был в Политбюро, – говорит Голованов.

– А причем здесь?

– Я считаю линию Сталина совершенно правильной, что в первую очередь надо ставить свое государство по материальному обеспечению населения. А сколько б мы с вами ни занимались пропагандой и агитацией…

– Я с вами не совсем согласен, – сердится Молотов. – Вы упрощаете дело. И так Сталин не рассуждал, как вы ему приписываете! Так Сталин не рассуждал – так упрощенно. И так Ленин не мог рассуждать. И ни один человек, который согласен с марксистской позицией, не может встать на эту позицию. Вы равняетесь по плохим коммунистам, а надо по хорошим!

– Я ручаюсь, что слышал это от Сталина.

– Вы не так его поняли. Нельзя так рассуждать. Ваши цифры не точны. Я с вами согласен, что там уровень жизни выше – в 1,5 раза, сомневаюсь, что в 2 раза. Если мы собьемся с правильных соотношений, мы перейдем на слухи – это неизбежно. Я считаю, что уровень жизни у них выше, мяса едят больше, обуви у них больше, на сколько – я допускаю, в 1,5 раза. А я считаю, что мы заинтересованы, чтоб у них так было. Другой пример. Наши прибалтийцы живут на более высоком уровне, чем москвичи. И нам это необходимо. Это политика, соответствующая интересам Москвы.

– Надо мне с вашим зятем Алексеем Дмитриевичем побеседовать – умный мужик, кладезь всех цифровых данных. Так, как вы говорите, я согласен. Мидовцы, крупные работники, я с ними встречаюсь, говорят: «Если б не Вьетнам, мы бы жили…»

– Да вьетнамцы за нас кровь проливают! Это же надо понимать. Так говорят не настоящие коммунисты.

***

Молотов берет Программу партии, читает хрущевское положение о том, что если в других странах увидят, что мы лучше их живем, пойдут за нами.

– Вы повторяете хрущёвщину. Это потребительство, да еще национализм. Если б большевики ждали, когда все станут грамотными, у нас и революции не было бы. Если мы будем ждать или рассчитывать, что прежде поднимем свой уровень, а потом будут на нас равняться, мы не коммунисты, а националисты, которые занимаются только своими делами. Это хуже, чем хрущевщина, это утопизм.

***

— При коммунизме сохраняются ли национальные особенности?

— Ну, это сотрётся, — говорит Молотов.

— Но это же плохо!

— Почему плохо? Обогатимся. Вы что думаете, у немцев нет хороших качеств? У французов нет?

— Но тогда у нас не будет своего нового Пушкина, нового Чайковского, Сурикова… Будет общая интернациональная культура.

— Нельзя свой кругозор ограничивать тем, что уже создано. Пора научиться более широко мыслить. А если вы этому не научитесь, вы останетесь ограниченным полукоммунистом, русским, не больше. Но если вы останетесь на этих позициях, вы будете хорошим поэтом РСФСР, но не СССР. Твардовский борется за русскую поэзию, это лучший сейчас русский поэт, я помню его, он очень талантливый и очень ограниченный. Потому что многие из нас ограничены российским кругозором, где преобладает крестьянское — то, что Маркс называл идиотизмом деревни. Крестьянская ограниченность переходит в идиотизм. Узкий кругозор, и ему это нравится. Крестьянская — русская ли, грузинская ли, немецкая, но ограниченность…

***

– О 37-м говорят так: «В стольких семьях арестовали кого-то, что, Сталин и Молотов не знали этого?»

– Мещанские разговорчики. Они неизбежны, – отвечает Молотов.

***

— Ленин видел главную опасность в великорусском шовинизме. Я считаю, его большая заслуга, что он так воспитывал коммунистов. Русский народ помог другим народам, это правильно, но это половина дела. Другие народы смогли начать развивать свои способности только после ликвидации русского деспотизма и царизма. Не видеть этого значит не видеть главного. Нельзя этого замазывать. Если мы, русские, не будем об этом говорить, то за спиной у нас все время будут стоять полудрузья.

— Сталин после победы в своем тосте сказал, что руководящей и направляющей силой в войне был русский народ, — говорю я.

— Этого никто не может отрицать. И я считаю правильным. Он сказал об уме, терпении, характере, но и о наших ошибках. Критически подошел. Но, видите, дело в том, что это было выступление, отвечающее определенному периоду.

***

— Все-таки СССР ведет дело, а не РСФСР. С РСФСР началось, но мало начать, надо это сделать широким, всемирным. А что, на РСФСР все это будет держаться? Без всемирной революции не победить. А она запоздала. Величайшая гордость русского народа в том, что он стал не только во главе СССР, а мирового развития. Нельзя свою роль принижать, надо, наоборот, показать, что мы боремся за самые великие, всемирные цели, коммунизм без этого невозможен. Над этим надо серьезно думать. Русский коммунист не может быть в стороне от мировой революции. Он должен смотреть шире, бороться за всемирную революцию.

***

— Россия мир спасала несколько раз, как ни крути, — говорю я.

— Но и грабила, и душила, и тюрьмой народов была, — добавляет Молотов.


Сам Вячеслав Молотов любопытнейший персонаж. Убеждённый коммунист, который даже не десятом десятке ни в чём не раскаялся и ничего не пересмотрел. Никогда ни в чём, по мнению Молотова, партия Ленина–Сталина (Сталин для Молотова – единственный продолжатель дела Ленина, всё по Краткому курсу истории ВКП(б) 1938 г.) не ошибалась: ни в гражданскую, ни в нэп, ни в коллективизацию, ни во время репрессий, даже 22 июня 1941 г. для Молотова провалом не является. «Ну, и что, что отступали, но в итоге то победили», – отвечает сталинский нарком. В угрозе Третьей мировой, кстати, Молотов никакой проблемы не видел и ждал её, чтобы наконец-то восторжествовал мировой коммунизм. Спокойно оправдывает убийства собственных друзей, даже не потому, что те были политическими противниками, а потому что в отношении них "могли быть ПОДОЗРЕНИЯ". Молотов не стесняясь допускал, что проживи Сталин ещё немного, и его, Молотова, могло бы не быть, но на оценку Сталина это никак не влияет, потому что "так надо".

Ну, и оптимистический прогноз на будущее.

"США - самая удобная страна для социализма. Коммунизм там наступит быстрее, чем в других странах".

Tags: русская правда
Subscribe
promo peremogi октябрь 9, 21:50 146
Buy for 400 tokens
Ростислав Ищенко написал текст на тему, кому что должна Россия. Тут и про Украину, и про Карабах, и вообще про цели и предназначение России. Текст очень длинный, но прекрасен каждый абзац. ----------------------------------------- Ростислав Ищенко в ФБ В связи с почти одновременным обострением…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments