charodeyy (charodeyy) wrote in peremogi,
charodeyy
charodeyy
peremogi

Category:

Как русские избавили молдаван от татарского ига

250 лет назад русская армия под командованием Петра Румянцева одержав победу в Кагульском сражении 1 августа 1770 года положила конец владычеству в Бессарабии крымских ханов. Система двойной зависимости Бессарабии от Стамбула и Бахчисарая сменялась прямым владычеством только османского султана. Однако и оно продлилось не так долго. В битве при реке Кагул русским противостояла османская армия, численно превосходившая их в несколько раз. Войско крымского хана Каплан-Гирея к тому времени было уже изрядно потрёпано в двух предшествующих баталиях. Тем не менее, оно получило подкрепления и изготовилось к удару по тылам русских войск.

Однако победа Румянцева оказалась столь ошеломительной, что Чангизид (династия крымских Гиреев вела происхождение от Чангис-хана) не успел вновь ввести в дело своих подданных. Вслед за турками хан был вынужден покинуть Каушаны (фактическую столицу Крымского ханства в Бессарабии) и укрыться за Дунаем. Вместе с собой он увёл значительную часть Буджакской орды. Другая её часть, как и Едисанская орда (в Очаковской области), приняла российское подданство и в 1770 — 1771 годах перекочевала в Приазовье и на Кубань. Так в Бессарабии завершилось столетие татаро-ногайского владычества, очень пагубно сказавшегося на социально-экономическом развитии региона.



Татарское население проживало в Буджакском регионе (на степном юге) Бессарабии ещё со времён владычества в Причерноморье Золотой орды. Однако основная часть бессарабских подданных Крымского хана переселилась сюда из Нижнего Поволжья и Северного Кавказа в XVII — XVIII веках. Большинство переселенцев принадлежало к тюркоязычным ногайцам. Они культурно близки к крымским татарам, но характеризовались языковыми особенностями и более примитивным хозяйством. Его основой являлось экстенсивное скотоводство, сочетавшееся с родоплеменными отношениями. Лидеры ногайских родов — мурзы — находились в вассальной зависимости от крымского хана.

Ногайцы Буджаской и Едисанской орд стали основной ударной силой войска Крымского хана — главного вассала Османской империи в Северном Причерноморье. До конца XVII в. важным источником их материальных ресурсов было участие в набегах крымцев на противников османов: Польско-Литовское государство и Россию. Однако на рубеже столетий Османская империя взяла на себя обязательства прекратить вторжения своих вассалов в иные государства. Важнейшим «кормлением» Крымского ханства и его причерноморских орд в этот период стало Молдавское княжество.

Данная трансформация хронологически наложилась на изменение системы управления в Молдавии. Господарей — этнических молдаван сменили правители, назначаемые султаном из числа греков-фанариотов (уроженцев византийского района Фанар). Последние в своём абсолютном большинстве были лояльны султану и использовали господарское правление для максимального выкачивания ресурсов из временно подвластного княжества. Собственных вооружённых сил Молдавия со времён антиосманского мятежа пророссйиского князя Дмитрия Кантемира не имела. Миссия по обеспечению военного прикрытия княжества, а за одно и силовой поддержки господарей Молдавии возлагалась на крымских ханов.

В начале XVIII в. отношения Стамбула, Бахчисарая и Ясс (столица Молдавии) сформировали пирамиду: султан, хан, господарь.

Её вершину занимал верховный суверен — османский правитель. Средним звеном являлся хан, отвечавший за военно-политическую безопасность всего Северного Причерноморья («Малой Татарии»), включая Бессарабию. В основании пирамиды находился господарь. Его главная обязанность — исправно поставлять ресурсы, извлекаемые из княжества, на нужды двух верхних звеньев «кормовой цепочки». Связующим звеном между ханом и господарём был сераскер-султан Буджака. Он назначался лишь из числа членов династии Гиреев и находился на одной ступени с заместителями хана в Крыму — калгой и нур-эд-дином. В отсутствии хана в Буджакской орде, он действовал от его имени.

Положение Молдавского княжества в системе Османской империи было очень схожим с зависимостью Московского государства от Золотой Орды: внутренняя автономия в сочетании тяжёлым податным прессом и военно-политической зависимостью. Тем не менее, у Москвы до 1480 г. был лишь один сюзерен — ордынский хан. Молдавия же находилась под двойным владычеством. Зависимость Молдавии от Крымского ханства выражалась в ежегодной государственной дани, экстраординарных выплатах, а также персональных выплатах и подарках крымским правителям. На молдавских господарях лежала, кроме того, обязанность информационно-дипломатического обслуживания хана. Зависимый статус господарей в отношении ханов определялся не только прямыми предписаниями Стамбула, но и неформальными факторами. В имперском табели о рангах крымские ханы занимали более высокое положение, чем правители Молдавии.

Обычная ежегодная дань, которую Молдавия выплачивала Крымскому ханству, называлась весьма поэтично — «Медовые деньги». Этот сбор был официально легализован Портой. Дань в пользу хана взимал в Яссах особый татарский чиновник — балджи-баша. Наряду с ним действовал малый балджи-баша, который получал дополнительную дань в пользу буджакского серескер-султана. К середине XVIII в. размер «медового» сбора составлял 8 тыс. пиастров. В номинальном выражении это почти в два раза больше, чем сумма первоначальной дани османам, которую в конце XV в. выплачивал Стефан Великий. С учётом других регулярных выплат, ежегодный «выход» в Бахчисарай составлял около 12,5 тыс. пиастров. Главными адресатами подарков помимо хана и его буджакского губернатора были калга (2,5 пиастров), нур-эд-дин (1 тыс. пиастров), ханский визирь (500 пиастров), губернатор Перекопа (300 пиастров).

Персональные подарки ханам и их вельможам обуславливались тем, что от благосклонности крымцев сильно зависела вероятность занятия господарсткого престола и длительность нахождения на этой должности. Как утверждал французский дипломат Шарль де Пейссоннель, господари могут быть лишены престола в результате простого пожелания хана, высказанного при сановниках Порты. Тот же французский эмиссар сообщал, что в середине XVIII в. каждый новый хан получал от господаря коляску с 6 лошадьми и 2 тыс. пиастров. Каждое посещение ханом пределов Молдавского княжества давало ему право на получение как обычных, так и экстраординарных даров. В 1733 г., к примеру Каплан-Гирей начал получать дары еще до того, как пересек границы княжества. Молдавский боярин Армажиу вручил ему первые подарками еще по прибытии хана в Буджак. При въезде на территорию Молдавии, «его встретили армаш Палеологул с деньгами и особыми дарами. Эти два боярина находились при хане во все время пребывания его в Молдавии, выполняя его приказы и вручая ему деньги и дары, которые беспрерывно присьшал ему Константин Водэ (господарь — прим. автора)». При отбытии из Молдавии хан удостоился новой порции даров.

В 1742 г. Селямет-Гирей следовал через Буджак в Царьград мимо территории Молдавии. Господарь Константин Маврокордат выслал ему на встречу делегацию бояр «согласно обычаю… многими дарами и преклонными письмами». Однако хан остался недоволен формой этого подношения. Представителям Молдавского государства пришлось «замаливать» оплошность уже в столице Османской империи. Там на аудиенции хану преподнесли 60 собой, «помимо денег, еще рысьи меха, показывая ему преданность их хозяина». В том же году господарь был вынужден существенно увеличить подушную подать в княжестве.

Во время военных действий на территории Молдавского княжества господарь со своими немногочисленными вооружёнными отрядами поступал в подчинение крымского хана. Так было во время войны 1735 — 1739 годов. В кампании по осаде турками и татарами Очакова Менгли-Гирей весьма немилосердно отнёсся к молдавским воинам. Подданных господаря заставили вести телеги впереди татарских отрядов, приближавшихся крепости. Тем самым молдаване вынуждены были стать завесой для ханского войска под огнём крепостной артиллерии.

С учётом экстраординарных выплат среднегодовой вклад молдавской казны в пользу Крымского ханства составлял не менее 20 — 25 тыс. пиастров. Это очень тягостное для Молдавского княжества бремя не учитывало частных подношений молдавских бояр, пытавшихся использовать в своих интересах влияние татарских вельмож. К примеру, в 1760 г. Стольник Когэлничану, изготовил для буджакского сераскера «расписную кибитку» и делал щедрые подношения для окружения калги султана. Практически все крупные военные конфликты с Османской империи с европейскими государствами приводили к татарско-ногайскими грабежам Молдавского княжества.

Так было во время войн с Польшей 1672-1676 и 1683-1699 годов, с Россией в 1710-1711, 1735-1739 годах, с Австрией в 1716-1718 годах. Орды пользовались тем, что официально вводились на территорию Бессарабии для следования к театру военных действий и могли на законных основаниях производить здесь реквизиции, карать за неблагонадёжность в отношении султана и хана. В таких случаях Молдавское обязано было снабжать крымские контингенты провизией.

Для того чтобы избежать бесчинств со стороны союзников, господари даже шли на выплату специальных субсидий крымским ханам и вельможам. К примеру, валашский коллега молдавского правителя заплатил в 1738 г. 1 тыс. талеров принцу Ислам-Гирею для того, чтобы он пощадил местность, по которой его отряд передвигался к австрийским границам. В следующем году господарь Григорий Гика отсылал хану Менгли-Гирею «обычные дары» для решения вопроса об очищении от ногайцев местности между Галацем и Бырладом, а также в Сорокском цинуте. По разрушительному воздействию эти союзнические экспедиции уступали лишь карательным походам. Таковые осуществлялись в случаях, когда политическая элита Молдавии открыто переходила на сторону врагов Османской империи. В репрессивных целях султаны официально или «по умолчанию» иногда санкционировали татаро-ногайское разграбление Молдовы.

Одним из самых разрушительным был набег сразу после окончания Прутского похода Петра Первого, поддержанного Дмитрием Кантемиром. С целью «наказания неверных райя» летом 1711 г., в Молдавию беспрепятственно вторглись тато-нагайские орды, получившие возможность безнаказанно грабить и уводить в рабство. Именно в это время произошло запустение молдавских цинутов (уездов) пограничных с территорией Буджацкой орды. Крестьяне бежали в лесной район Кодр, бросая свои сёла и поля. Так изменялась демографическая ситуация в юго-восточных районах Молдавского княжества, поскольку опустевшие районы стали занимать ногайцы. Их кишлаки появились уже неподалёку от Кишинёва, на территории Орхейского, Лапушнянского и Кигечского цинутов. Властные возможности молдавского господаря и крымского хана были настолько несопоставимы, что первому не удалось добиться очищения ногайцами спорных территорий даже несмотря на издание соответствующего султанского фирмана (указа).

Беззащитность Молдавского княжества перед таторо-ногайцами особо отчётливо проявлялась во время смут в Крымском ханстве. Так, к примеру, было в 1758 г., когда Бахчисарай утратил контроль над ногайцами и Молдавия подверглась самому разрушительному набегу в своей истории. Летом того года взбунтовались Едисанская, а затем и Буджакская орды, требовавшие назначить новым ханом Крым-Гирея. Возглавив мятежников, тот потребовал у молдавских властей «денег и немного тулупов». Не получив желаемого, самопровозглашённый хан в сентябре 1758 г. ринулся на молдавские цинуты в Бессарабии. Молдавию заполонило ногайское войско в 80 тыс. человек. Преодолев Прут, оно достигло Ясс и даже вступило в пределы Валахии. Однако валашский господарь смог откупиться, заплатив значительную по тем временам сумму — 50 тыс. лей.

Как сообщал в октябре 1758 г. из Ясс один из русских агентов, «молдавцы в немалом находятся страхе, ибо оставя свои домы, все живут в монастыре, понеже ногаи усоветовались возвратясь обратно назад разорить все под горами, а потом и в Яссы прийти». Речь идёт о том, что, возвращаясь из Валахии, ногайцы устремились к предгорьям Карпат и нацелились на разгром молдавской столицы. Бесчинства длились около двух недель. Бежавшие с исторической родины молдаване спасались на территории Брацлавского и Подольского воеводств Польши и даже добрались до российской Новой Сербии. В рабство было угнано до 40 тыс. жителей Молдавии, число убитых и вовсе не поддавалось подсчётам. Стада угнанного скота оценивались современниками как «бесчисленные». Всё, что не могло быть вывезено в Буджак или Очаковскую область уничтожалось. Этот разгром характеризовался в молдавских источниках XVIII в. как «разлив татарвы» («ревэрсаря тэтэримий»).

В итоге Крым-Гирей добился своего и был назначен главой Крымского ханства. При этом он обещал османским властям возместить ущерб, нанесённый Молдавии ногайцами в 1758 г. Однако как только делегация молдавских бояр явилась в ханство для составления реестра ущерба, её участники были арестованы. Бояре вынуждены добывать себе свободу ценой существенного занижения понесённых потерь. Но и по заниженному счёту Молдавия обещанной компенсации не получила. Чиновники хана волокитили рассмотрение данного вопроса, а в это время родственники угнанных в рабство выкупали своих несчастных близких за личные средства. Вместо того, чтобы возместить грандиозный ущерб Молдавскому княжеству Крым-Гирей стал требовать полагавшихся ему по статусу подношений. Французский консул в Крыму сообщил, что уже 10 ноября 1759 г. господарь Молдавии прислал крымскому хану определенную сумму денег и другие дары, потребованные им.

Именно при Крым-Гирее татаро-ногайское владычество над Молдавией достигло своего пика. Существенно возросли финансовые аппетиты крымцев. Во многом благодаря молдавским деньгам содержался ханский двор и войско. Политический центр ханства в это время сместился в западные его владения. Очевидно, что все эти платежи тяжёлым бременем лежали на простых жителях Молдавии. Подобно временам самой тяжёлой зависимости Руси от Золотой Орды в период правления Крым-Гирея от Молдавии требовалось организовывать работы на ханский двор ремесленников: кузнецов, портных, сапожников, плотников и т.п. Все эти работы опять же оплачивались за счёт казны княжества.

На фоне этого жёсткого финансового прессинга информационно-дипломатические услуги Молдавии Крыму выглядят почти безобидно. Господарь обеспечивал функционирование почты между Бахчисараем и польскими союзниками султана. Княжество было обязано делиться с ханством разведывательными сведениями, добытыми молдавскими агентами в сопредельных государствах. Недостаточная разведывательная активность могла быть предметом упрёков со стороны хана. В некоторых случаях господари выполняли посреднические функции на переговорах ханов с поляками. В январе 1770 г. состоялся последний татаро-ногайский набег в истории Бессарабии. К тому времени русские взяли Хотин и вступили в Яссы, а войско великого визиря отступило за Дунай. Верный османам господарь Николай Маврокордат бежал из столицы, а молдавские элиты в Яссах и провинции присягнули Екатерине II.

Воспользовавшись паузой в военных действиях и выходом Молдавии из-под власти султана, крымцы предприняли карательный поход в многострадальные бессарабские цинуты. Вновь последовали грабежи и захваты невольников. В рабство на тот раз было уведено до 16 тыс. человек. Однако в условиях падения османского режима в Молдавии крестьянские и городские общины стали оказывать вооружённое сопротивление отдельным отрядам кочевников. Последовал массовый приток молдавских волонтёров в русскую армию. К примеру, в отряде российского капитана Зорича, разгромившего татар в окрестностях Кишинёва, из 1,4 тыс. человек более половины составляли молдавские добровольцы.

Враждебность между молдаванами и татарами в 1770 г. достигла наивысшей точки.

В апреле представители боярства и духовенства Молдавии открыто призвали российскую императрицу удалить орду из Южной Бессарабии. В то же время Каплан-Гирей во главе подвластных орд и при поддержке турецкого корпуса двинулся для нового покорения Молдавии. Именно на побережье Прута, у урочища Рябая Могила это 70-тысячное войско и было остановлено русской армией Петра Румянцева численностью вдвое меньше. Можно попытаться представить себе незавидную судьбу бояр, епископов, да и всего Молдавского княжества, отступи русские у Рябой Могилы, Ларги или Кагула. Однако Румянцев в 1770 г. пошёл вперёд и провёл одну из самых блистательных наступательных операций в истории российского оружия. В 1774 г. его стараниями был заключён Кучук-Кайнарджийский мирный договор, искоренявший власть Крымского хана в Бессарабии.

Поскольку хан исключался из властной системы Османской империи, то теперь он не мог собирать дань и требовать повинностей с пока ещё подвластной Порте Молдавии. Российское междуречье Днепра и Южного Буга становилось надёжным барьером, отделявшим Бахчисарай от Бессарабии. Очаковская область, граничившая с бессарабскими цинутами, должна была оставаться слабозаселенной. За время войны в Буджаке кардинально сократилось и число подвластных хану ногайцев. Сложившейся ситуацией оперативно воспользовались правители Молдавского княжества. На части территорий, покинутых татаро-ногайцами, пока регион контролировался русскими был обустроен Хотарничанский цинут Молдовы. Так завершилась история последнего внешнего «кормления» Крымского ханства, которое отныне могло рассчитывать только на внутренние ресурсы. В истории Бессарабии же была подведена черта под самыми варварскими формами эксплуатации региона. И подведена эта черта рукой русского полководца и дипломата Петра Румянцева. А уже в 1812 г. стараниями ученика Румянцева — Михаила Кутузова было упразднено и османское владычество над Бессарабией. Бессарабия стала русской губернией.

Источник: Украина.ру
Tags: русская правда
Subscribe

Recent Posts from This Community

promo peremogi март 16, 2017 23:21 18
Buy for 400 tokens
Сейчас, когда адекватно-умеренным украинцам припекло дупу, они начинают голосить, и у кого-то могут возникнуть сомнения на тему "Украинцы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments