hullam_del_ray (hullam_del_ray) wrote in peremogi,
hullam_del_ray
hullam_del_ray
peremogi

Categories:

Битва при деле "историка" Дмитриева: Витухновская против Мироновой.


Витухновская атакует

Анастасия Миронова полагает, что ей можно писать обо всем и обо всех в любых тонах. Однако о ней писать никому нельзя. Таким образом, в результате ее яростных атак на редакцию уважаемой газеты, моя статья о ней оказалась удалена. Однако, вы можете ознакомиться с ней здесь. А также она войдет в мой новый публицистический сборник. Репост приветствуется!

БЕЗУМИЕ АНАСТАСИИ МИРОНОВОЙ

Анастасия Падова (Миронова) выступает в роли добровольного помощника российской карательной системы. Независимо от того, платят ли ей за эту грязную работу, она то и дело признается, что занимается чем-то «невыгодным», портит отношения с нужными людьми.

Фактически ее несет бессознательная ненависть. Но направлена эта ненависть не к историку Дмитриеву, а к самой себе, которую в редкие минуты прозрения она может созерцать в объективной оптике.

Итак, на месте псевдоуспешной «журналистки», ведущей хозяйство в глубинке, перед нами предстает истеричная сплетница с патологическими особенностями личности, которые она постоянно норовит вставить в сюжет очередной статьи, а именно, рассматривание родинок на собственном теле, варикоз и брекеты, полный набор продуктов питания, потребляемых ей и его влияние на фигуру, кожу, прыщи, гормоны.

Она, фактически описывает себя как животное. Сама недавно убившая животное — собственную козу. И именно ненависть к себе, которую она неосознанно фиксирует в такого рода признаниях — «Немолодая или некрасивая женщина часто ассоциирует себя с мужчинами, как бы объединяясь с ними против молодых красивых женщин. Немолодая женщина, находящаяся в постоянной тревоге из-за возможной измены мужа либо — в поисках этого мужа всегда ненавидит молодых женщин, даже совсем абстрактных каких-нибудь гримерш Голливуда, которые заявляют о приставаниях. Правило безотказное.

Я сейчас в том виде и весе, статусе, что в последний раз попала в секс-скандал разве что в образе врага, о котором рассказывал своей жертве правозащитник И., пытаясь ее разжалобить (говорил, плохо себя чувствует, Миронова наехала, так я попала в секс-переписку). Если бы я не была бисексуалкой и не жила уединенно в деревне, где моим ближайшим соперницам 65+, я бы тоже ненавидела юных женщин».

Эта дама социально опасна и увы, именно такие люди востребованы аморальным российским агипропом.

Я всегда говорила, что сойти с ума это еще надо себе позволить. Модернистские и романтические фантазеры рисовали нам безумие как некую сакральную изнанку познания, тревожную и вязкую болотистую потусторонность, в которой прорастают иные смыслы, невидимые сознанию обычного человека. То, что касается великих — от Ван Гога до Ницше — изрядно приукрашено. По сути, безумие — такая же некрасивая болезнь как и все остальные. И не только некрасивая, но и дурно пахнущая, воистину распадная, где в шизоидном расщеплении из щели между мирами прорастает колышущийся тростник, инвалид-бессубъектник. И если безумие великих содержит в себе изысканность и тайну, то безумие обывателя смрадно и примитивно как подгоревшая манная каша.

Анастасия Миронова, вступившая на опасный путь конформизма, причем не расчетливого, а отчаянного, низового, примитивного, словно «АнтиЖанна Д’Арк» российского безвременья, мертвой хваткой сорокинского опричного пса вцепилась в почти безжизненную уже голову казнимого историка Дмитриева. Как спасительную индульгенцию выхватила она из сфабрикованного обвинения идею о педофилии и смакуя ее с патологически-иезуитской страстью, стала распинать почти уже святого старца.

Не надо быть тонким психологом, чтобы понять, что постоянно пишущая о своей некрасоте и преждевременной «старости» (хоть это и ее личный взгляд), она идентифицирует себя с маленькими раздетыми девочками, потому как это ее единственный способ сохранить свою сексуальность, в коей она остро нуждается. Но поскольку такого рода самопризнание было бы слишком шокирующим даже для нее самой, ей необходимо прикрыть его неким моралистским табу.

Поэтому она «защищает» девочку от выдуманных посягательств, что автоматически переносит ее из разряда патологически болезненных в когорту святых. Этот несложный для психического больного, но невероятный для здорового человека перенос, привел ее из околобезумной игры в настоящую серьезную болезнь. И я не удивлюсь, если в ближайшее время она окажется в клинике для душевнобольных.

Поскольку безумие, подобно вампиру, требует от своего носителя все больше драйва и изобретательности, сегодня Анастасия приводит доказательства прослушивания своих телефонов с участием чуть ли не финской разведки. Если это не шизофрения, то что? Как всякий шизофреник, она не лишена логики, но логика эта весьма своеобразна. Представьте сами — в авторитарной путинской России томатная гебня преследует краеведа, публициста, руководителя карельского отделения общества «Мемориал», занимавшегося исследованиями мест захоронений жертв политических репрессий. Кто как не власть заинтересована в его посадке? И вместо того, чтобы пожать Мироновой натруженную козьедойством мускулистую тестостероновую руку, она начинает преследовать ее, что твои либералы. А может быть в России уже установился тайный либеральный диктат? А мы ничего еще об этом не знаем?

Миронова напоминает мне сразу двух персонажей мировой литературы — кафкианского Грегора Замзу и героя романа Ролана Топора — скромного конторского служащего Трелковского, поселившегося в странной квартире и подвергшегося страшной деперсонализации. Разница между Мироновой и ими лишь в том, что они были безвольными игрушками внешних воздействий, а Анастасия сделала свое безумие сама, дошла до точки падения, отшлифовала, отколола все лишнее, оставив вместо личности ее величество болезнь.

В «Новой газете» опубликовано письмо в поддержку Дмитриева. «В наше время в России мало кого удивишь заказными делами. Но и на фоне происходящего уголовное преследование Юрия Дмитриева — историка репрессий, одного из создателей мемориальных комплексов «Сандармох» и «Красный бор», автора книг о Большом терроре, главы карельского отделения «Мемориала» и почетного члена Санкт-Петербургского ПЕН-клуба — стоит особняком. Это один из самых грязных процессов в стране. У нас уже давно сажают людей за гражданскую позицию, но тем, кто решил разрушить жизнь карельского историка, показалось мало лишить его свободы. Они решили уничтожить его честное имя, сломать жизнь не только Юрию Алексеевичу, но и его ребенку, развернув запредельную по цинизму травлю в целом ряде проправительственных СМИ. Уголовное дело карельского историка однажды войдет в учебники как пример заказного процесса, сфабрикованного по заранее известному лекалу.

Правда лежит на поверхности: преследование Дмитриева, вторжение в его семью и попытки искалечить судьбы отца и дочери напрямую связаны с борьбой Юрия Алексеевича за историческую память и деятельностью по возвращению имен безвинно погибших в сталинских лагерях. Но ведь совсем не сложно понять: ни травля Юрия Дмитриева, ни возможное тюремное заключение не остановят работу, начатую им и его коллегами. Отечественная история сможет заступиться за себя и ответить тем, кто хочет уничтожить архивы, заровнять землю и переписать прошлое набело.»

Это письмо подписала я, Инна Чурикова, Людмила Улицкая, Андрей Звягинцев, Надежда Ажгихина, Константин Азадовский, Денис Драгунский, Алиса Ганиева, Ольга Романова, Зоя Светова, Ирина Стаф, Сергей Гандлевский, Лев Тимофеев и многие многие другие. Я верю в справедливый исход дела и в то, что сплетники и любители грязных инсинуаций будут навсегда повержены и исключены из журналистского сообщества.
https://www.facebook.com/vituhnovskaa/posts/3208472152546718

Анастасия Миронова наносит ответный удар

Ну теперь понятно, что Алина Витухновская так бьется за Юрия Дмитриева. Она сама ведь точно таким путем выскочила. "Коммерсантъ", 1998 год:
" Пока развивались все эти события, Витухновская из обычной наркоторговки превратилась в "жертву политических репрессий". Такой ее сделал российский ПЕН-клуб — организация писателей, которая защищает коллег от "государственного произвола". Писатели почему-то безоговорочно решили, что девушка ни в чем не виновата. Дмитрий Лихачев, Андрей Вознесенский, Анатолий Приставкин, Бэлла Ахмадулина, Аркадий Ваксберг и еще более сотни писателей отправили Ельцину письмо, требуя "прекратить произвол" в отношении Витухновской. При этом все европейские ПЕН-клубы, не вдаваясь в подробности, активно поддержали позицию русских собратьев по перу — и так Алина стала уже всемирно известной поэтессой. Суд над ней начался 14 апреля.

Ни одного мало-мальски известного писателя на нем не было. Зато помимо молодых друзей Витухновской присутствовали известные правозащитники Валерия Новодворская, Лев Тимофеев и депутат Госдумы Галина Старовойтова.

Многочисленные иностранные журналисты приставали ко всем с одним вопросом: "Не является ли дело Витухновской показателем того, что в стране начались политические репрессии?" Обстоятельства самого дела их не интересовали. Как, впрочем, и сторонников подсудимой. Они объясняли иностранцам, что те совершенно правы: "Это все происки КГБ, не сумевшего завербовать девочку для своих грязных целей". Словам сотрудников ФСБ о том, что на роль агента Витухновская совершенно не подходила, никто не верил".

Витухновскую в 1994 году взяли с наркотиками, дома у нее было полно наркоты, и в Петербурге, и в Москве до сих пор есть люди, которые помнят, что у Витухновской всегда можно было купить кислоту. И вдруг - вот. Политический узник, репрессии, ФСБ топчет культуру.
Витухновскую тогда спасли Лихачев и Вознесенский, зачем-то раздувшие из нее на весь мир жертву режима, хотя в 1994 году, прямо скажем, подброс наркотиков, да еще поэтам, был трюком нетривиальным.

Собственно, с Витухновской и началось это слепое отбивание своих. Как же я раньше не догадалась! Человек-лекало, ею обкатали безотказную модель, которая не сработала потом только на Ходорковском, потому что все же слишком уж народ не любил олигархов.
Вообще, посмотрела я на эту женщину. Такое ретро. Осталась в 90-х. От макияжа до манеры речи - все оттуда. До сих пор этот наркоманский флер и Кафка в голове. Посмотрела даже ее видео: полное ощущение, что только марку сплюнула. Помните таких? В 90-е их любили. Сейчас неудобно вспоминать.

Безвкусное и устаревшее. Кислота, труп постмодернизма, игры в черное... От них на зубах оскомина. Люди из прошлого. Укор совести поколению 40+. Смотрят и стыдятся: такими были

https://www.facebook.com/ns.mironowa/posts/4109407489134562
Tags: и тут снизу постучали..., крутить наждак, ненаши, придумать что-то другое, тронный зал института мозга
Subscribe
promo peremogi march 16, 2017 23:21 19
Buy for 400 tokens
Сейчас, когда адекватно-умеренным украинцам припекло дупу, они начинают голосить, и у кого-то могут возникнуть сомнения на тему "Украинцы прозревают", "Украинцы задумались", и тому подобное. Считая подобные заблуждения вредными и опасными, привожу старый, но ничуть не…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 67 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →