bogomol91 (bogomol91) wrote in peremogi,
bogomol91
bogomol91
peremogi

Category:

К годовщине битвы под Судбищами

4 июля – годовщина победы в крупном, но малоизвестном нынче сражении под Судбищами (ныне Орловская область), называемой еще Судбищенской битвой. Сражение произошло в 1555 году, и в ходе него русский воевода Иван Шереметев с небольшой армией победил в бою огромное войско самого крымского хана Девлет-Гирея.

Во время правления Ивана Грозного отношения России с Крымским ханством были, мягко говоря, очень напряженными. Царь Иван IV решил разорвать кольцо окружающих его царство ханств путем ликвидации оных. Сначала была взята Казань, затем – Астрахань. Крымского хана Девлет Гирея сильно раздражала такие инициативы Грозного. Крымский хан, несмотря на нахождение под колпаком Турции и статус вассала османов, всерьез считал себя преемником Золотой Орды. И время от времени требовал от правителей России, Польши и Великого Княжества Литовского огромную дань вкупе с необходимостью получать от него, хана, «ярлык на княжение». И что интересно, польские короли вынуждены были просить эти ярлыки еще во второй половине XVI века… Но это немножко другая история.

Так вот, Девлет Гирей вел с Иваном Грозным активную переписку, пытаясь время от времени давить на него угрозами. В 1552 году, к примеру, крымский хан прислал русскому царю письмо с заверениями в вечной дружбе, но при этом требовал заплатить дань и отказаться от похода на Казань, обещая в противном случае русскую землю выжечь и всем русским людям головы поотрезать (подробнее о том, как в целом крымские татары себя вели, читайте здесь и здесь). Иван Грозный послал Девлет Гирея куда подальше (весьма тактично и дипломатично – написав: «Мы не покупаем дружбы»). Время от времени Грозный посылал в Крым письма с подробными рассказами об успехах русских войск в войнах против всяческих ханств, особенно делая упор на взятие Казани и Астрахани. В конце концов, разозленный Девлет Гирей решил предпринять новый поход на русские земли.

Весной 1555 года крымский хан, собрав огромное войско, двинулся в поход на пятигорских черкесов, которые к тому времени приняли покровительство русского царя. Узнав о намерениях Девлет Гирея, Иван Грозный приказал воеводе Ивану Шереметеву с войском выступить из Белёва Муравской дорогой к татарской крепости Перекоп в Мамаевы луга, чтобы «отогнать стада ханские» (какое интересное выражение, однако). Нападение Шереметева должно было отвлечь хана от похода и заставить его возвратиться в Крым, тем самым обеспечить защиту пятигорским черкесам от нападения крымчан. В случае успеха же предполагалось и вовсе вторгнуться в Крым и ликвидировать Крымское ханство как таковое. И это, заметьте, за два с лишним века до Екатерины Великой…

В июне тринадцатитысячное русское войско вышло из Белёва в поход на Крым, двигаясь через города Чернь и Ливны далее на юг. Войско шло тремя полками. Большим полком командовал старший воевода боярин Иван Васильевич Шереметьев вместе с окольничим Львом Андреевичем Салтыковым. Передовой полк находился под руководством окольничего Алексея Даниловича Басманова и Бахтеяра Зюзина. Сторожевой полк вели Дмитрий Михайлович Плещеев и Стефан Сидоров.

Однако поход на черкесов оказался всего лишь уловкой. Достигнув Изюмского кургана, Девлет Гирей с шестидесятитысячным войском переправился через Северский Донец и, резко переменив направление движения, устремился по Изюмскому шляху далее на север к Туле. Расчет был сделан на то, что часть русских войск углубится далеко на юг, оставив подбрюшье России беззащитным. Но уловка не удалась – переправа крымцев через Северный Донец была обнаружена Шереметевым. Воевода тут же послал гонца к царю, а сам с войском устремился в погоню за татарами. Сам царь Иван Грозный начал собирать огромное войско, а затем двинулся из Москвы к Коломне, где соединился с еще одной ратью под командованием князя Мстиславского. Соединенная армия с царем во главе двинулась к Туле.

Девлет Гирей узнал об этом уже в нынешней Орловской области. Опасаясь оказаться зажатым в клещи между двумя армиями, крымский хан развернул всю свою конную орду и бросился назад. У села Судбищи крымцы 24 июня (3 июля по новому стилю) 1555 года встретились с армией Шереметева и в панике обошли ее, при этом бросив весь обоз. Все запасные кони татар, верблюды, ханский шатер, множество припасов и знамен достались русским. Весь день люди Шереметева считали взятую добычу. А потом воевода отважился на рискованный шаг – не желая терять добычу и полагая, что основная армия во главе с царем Иваном уже близко, он разделил свою собственную армию на две неравные половины. Семь тысяч человек осталось с ним, а еще шесть вместе с обозом направились к Туле. Данные действия были отчасти вызваны тем, что Шереметев опасался быть отягощенным внезапной добычей, и упустить из-за этого татарское войско из виду. В таком случае царь наверняка бы сильно разозлился. А насколько горяч был на расправу Иван IV, его современники знали куда лучше нас. Так что необходимо было продолжать преследование, пусть и оскудевшими силами.

Войско Девлет Гирея при этом остановилось неподалеку. Понаблюдав за русскими, крымцы увидели, что у Шереметева армия и без того небольшая, а после ухода отряда с обозом стала и того меньше. Девлет Гирей впал в ярость и решил сначала разобраться с армией Шереметева, потом, по возможности, отбить отнятый обоз или же его часть, а потом уже вернуться в Крым вместе с захваченными в плен русскими ратниками. Татары не сомневались в успехе – ведь в их войске насчитывалось около 60 тысяч воинов. Почти десятикратный перевес в людях!

Ранним утром 25 июня (4 июля) 1555 года татары атаковали армию Шереметева, намереваясь захватить его людей врасплох и повязать всех. Но они не учли, что русская разведка тоже наблюдала за татарами, так что армия Шереметева была готова к бою. Вместо перепуганных и разбегающихся кто куда людей перед воинами Девлет Гирея построенные в шеренги русские стрельцы, открывшие по крымцам огонь из пищалей. Татары были ошеломлены и перепуганы. Конечно, многим тогда уже были знакомы (хотя бы понаслышке) и порох, и огнестрельное оружие. Однако крымцы не ожидали встретить разом столько «людей огненного боя» сразу. Тем более, что Иван Грозный провел реформы в армии совсем недавно, поэтому стрелецкие полки были для многих наших врагов пока что еще в диковинку. Турецкие наблюдатели, часто присутствующие в рядах крымских татар во время их походов, отмечали в письме османскому султану: «Некто безбожный, неверный, который по своей кабаньей отважности, собачьему бешенству, называемый Шеремед, со своими чертями-собратьями облил головы правоверных железным дождём и помёл огненными мётлами свинца…».

Часть бросившихся было в атаку татар снесло той самой «свинцовой метлой». Однако большего пешие ратники противопоставить татарам не смогли бы – пищали XVI века нужно было очень долго перезаряжать, а под стрелецкие бердыши крымцы не дураки лезть. Имеющихся самострелов и луков не хватит для беспрерывного ураганного огня (выражаясь современным языком). Еще чуть, и татары опомнятся да начнут применять излюбленную тактику – осыпать пехоту стрелами с большого расстояния, а оставшихся в живых после многочисленных обстрелов - арканами вязать. И тогда вперед бросилась русская дворянская конница – ударить по врагу, пока тот в замешательстве, прикрыть пехоту! И атака удалась – передовой полк татар был разгромлен и опрокинут, боевое знамя ширинских князей оказалось в руках людей Шереметева. Но для полного разгрома войска Девлет Гирея у русского воеводы не хватало сил. Вскоре татары опомнились и начали теснить дворянскую конницу. Большинство конных воинов было убито либо ранено. Серьезного ранения не избежал и сам воевода Шереметев. После того, как он выбыл из боя, русское войско почти что пустилось в бегство. Но Алексей Басманов и Стефан Сидоров сумели оперативно перехватить командование армией, остановить панику и превратить бегство в планомерное отступление. Оставшиеся в живых ратники отошли к дубраве на косогоре. Пехота, тем временем, тоже времени зря не теряла. Пока дворяне ценой своей жизни сдерживали крымцев, пехотинцы сцепили обозные телеги на косогоре и создали гуляй-город. Кроме того, русские рубили деревья для создания заслонов на пути татарской конницы. Верхушки срубленных деревьев смотрели в сторону татар – тем самым создавались дополнительные препятствия для коней крымцев. При этом деревья еще и рубили на высоте человеческого роста, и получившиеся пни служили укрытиями для русских стрельцов. Помимо этого, подходы к косогору еще и забросали чесноком (нет, не тем чесноком, что на огороде высаживают, а противоконными металлическими «колючками»). Тех раненых, кто не мог стоять на ногах, вместе с Шереметевым переместили в центр гуляй-города, ставшего таким образом последней линией обороны. Остальные ратники встали за наспех созданные баррикады и засеки. И началась оборона. Девлет Гирей снова и снова бросал своих людей на штурм, и каждый раз неудачно. Бой длился весь длинный летний день, наступали вечерние сумерки. Крымского хана все больше одолевала ярость, но еще больше – страх. Он помнил, что огромная рать Ивана Грозного где-то неподалеку, ведь накануне крымскому хану доложили, что русский царь уже прибыл в Тулу. А если основные силы русских подойдут в ходе сражения и ударят в тыл? В конце концов, Девлет Гирей решил, что лучше перестраховаться. Крымские татары отступили и ушли в степи. Если бы «наследник Золотой Орды» знал, что войско Ивана Грозного так и стоит в Туле, никуда не двигаясь, то возможно, удалось бы ему довершить дело и уничтожить остатки армии дерзкого князя. Но история не терпит сослагательного наклонения.

Вскоре обескровленные русские отряды добрались до Тулы. Из семи тысяч ратников на ногах держалось только около тысячи. Еще столько же, включая Шереметева, везли на телегах. Остальные пять тысяч остались лежать под Судбищами. Впрочем, татары потеряли куда больше – из шестидесяти тысяч крымцев погибло пятнадцать тысяч. Иван Грозный и его ближайшее окружение (впрочем, как и все русские ратники в войске царя вкупе со всеми жителями Тулы) были поражены – небольшая армия Шереметева взяла на себя груз за всю царскую армию, и удержала его. Все участники битвы в итоге были щедро награждены. Воевода Шереметев, к примеру, получил обширные земельные владения и город Городенск (Венёв).
Увы и ах, в дальнейшем Иван Грозный бросил уже начатую было войну с Крымским ханством и полностью переключился на Прибалтику, решив завоевать Ливонию и получить выход к Балтийскому морю. На «Крымскиом фронте» ограничились, как и встарь, обороной границ (за исключением дерзкого десанта русских отрядов во главе с Юдашевом под Кафу в 1559 году. Но это уже несколько иная история).

И, к сожалению, в дальнейшем Судбищенская битва почти забылась. И на это повлияло множество событий. Почти все военачальники, участвовавшие в этом сражении, впоследствии вошли в состав Опричнины. В 1572 году сам царь повелел об Опричнине забыть. Потом царя Ивана долго кляли во времена правления Фёдора Ивановича и Бориса Годунова. А еще больше – во время Смуты, ибо первопричины оной были заложены как раз во время правления Ивана IV. Как итог – всё правление Грозного начали рисовать лишь черными красками. И эта картина усугубилась переломной эпохой правления Петра I (когда почти вся историю пары прошлых веков начали клеймить как эдакое время дикарей), и временем раннего СССР, когда клеймилась абсолютно вся русская история за исключением т.н. «борьбы бедных против богатых». Великие достижения прошлых лет замалчивались и забывались.

Лишь к концу ХХ века, уже в 1990-х годах, про Судбищенскую битву снова вспомнили. Тогда, в попытках разобраться в анналах русской истории и в поиске ответа на вопрос: «Как же мы докатились до жизни такой?!», среди отечественных историков началась волна увлечения эпохой Ивана Грозного. И события 24-25 июня 1555 года увидели свет. Каким-то образом, в 1995 году, несмотря на идущую полным ходом Чеченскую войну (а может, как раз из-за нее?), общественность добилась внимание властей к битве под Судбищами. На том месте сражения армии Шереметева с войском Девлет Гирея был воздвигнут памятник. Представляет он собой, правда, несколько абстрактную архитектурную композицию. Но спасибо и на том, что хотя бы такая есть.



В отличие от села Молоди, Судбищи не стали ни местом массового туризма, ни местом реконструкции Судбищенской битвы. Во всяком случае, я об этом не слышал. Хотя какие-то празднества на месте сражения все же проходят, но похоже это больше на обычные местечковые народные гулянья с караваями и длинными платьями у девушек. При этом сама Судбищенская битва до сих обывателю известна крайне мало. Про нее знают, в основном, лишь историки-профессионалы да фанаты эпохи Ивана Грозного. Но подвиг русских людей не должен подвергаться забвению! И я надеюсь, что данная статья хоть на какую-то малую толику восстановит историческую справедливость по отношению к защитникам Родины. Спасибо вам, уважаемые предки. Земля вам пухом!
Tags: крутить наждак, русская правда
Subscribe
promo peremogi март 16, 2017 23:21 19
Buy for 400 tokens
Сейчас, когда адекватно-умеренным украинцам припекло дупу, они начинают голосить, и у кого-то могут возникнуть сомнения на тему "Украинцы прозревают", "Украинцы задумались", и тому подобное. Считая подобные заблуждения вредными и опасными, привожу старый, но ничуть не…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments