charodeyy (charodeyy) wrote in peremogi,
charodeyy
charodeyy
peremogi

Category:

Профессор Зубов призвал платить и каяться

На линии — бывший преподаватель МГИМО, заместитель председателя Партии народной свободы, один из создателей и руководителей общественного движения «Декоммунизация», лучший друг Дмитрия Цорионова (Энтео) и Павла Шехтмана профессор Андрей Зубов.



Не часто гибель одного человека, даже гибель насильственная, жестокая, несправедливая, вызывает такую бурю во всем мире, как гибель Джорджа Флойда. Это имя, при жизни Джорджа известное только его близким, теперь знает подавляющее большинство жителей Земли. Протесты из США перекинулись в Европу, в британские доминионы.
В этом удивительном явлении характерным диссонансом звучат голоса моих соотечественников, особенно тех, кто уже давно обосновался в тех же США, странах Европы, британских доминионах. Мир возмущен убийством и требует принципиальной ревизии расовых отношений, причем, далеко не только чернокожие, но и белокожие сограждане, а мои соотечественники, искренно не понимая возмущения, продолжают писать о том, сколько среди чернокожих преступников, наркоманов, носителей венерических заболеваний, да и самого так жестоко умерщвленного Флойда не жалуют, называя его "обколотым вором", а то и похлеще. Люди потоньше иронизируют над происходящим и отстраненно констатируют, что мир пошатнулся умом.
Возмущение, негодование погромами и низвержением статуй понятно - не в такую Америку ехали наши соотечественники на ПМЖ 30-20 лет назад, не в такую Великобританию, не в такую Бельгию. Они бежали из нищего СССР и из пузырящейся преступностью России на благополучный, стабильный, демократический Запад, где легко стать богатым, где заботятся о стариках, где прекрасная страховая медицина и прекрасное образование для детей. Где всё спокойно и предсказуемо. "Драпайте к нам!" из лучших чувств призывали они друзей, еще оставшихся в России.
И вдруг Запад оказался совсем иным. Сначала - потоки мигрантов, множество "цветных" на улицах европейских городов, и, о чудо, благожелательное отношение к ним большинства коренных французов, британцев, немцев. И наша диаспора стала сдвигаться вправо (не вся, разумеется), к националистам-имперцам в Британии, к Ле Пен во Франции, к АиГ в Германии. А тут расовый бунт в США, разгромленный Чикаго, Нью Йорк, унижение белого человека. И почему же большинство коренных терпят всё это безобразие? Они - зомбированы толерантностью! - Легкий вывод.
А дело совсем не в зомбировании. Белые американцы, британцы, французы, бельгийцы, голландцы помнят свою вину. Помнят эпоху рабства, эпоху колониализма. И преступления предков ныне не скрываются, а изучаются в школе. Все знают, что не по своей воле чернокожие оказались в Америке, не жители Индонезии пригласили голландцев, не индийцы - англичан, не конголезцы - бельгийцев, а мальгаши - французов. Все знают, что одних завоевали и превратили в людей третьего сорта, а то и в явных рабов, а других, набив как сельдей в бочки - в трюмы кораблей, повезли через океан. И считалось удачей, ежели выживал каждый второй.
Американцы и европейцы отлично знают, что плохое образование, отвращение к труду, слабость семейных связей у многих темнокожих их сограждан - следствие того рабства и брезгливого отношения к "цветным" даже в эпоху юридического равенства, когда им отказывали в равноценном образовании, равноценной медицине, равноценной оплате труда. Сейчас всё это в прошлом, но не таком уж далеком. А психологический шлейф остался и вряд ли он исчезнет быстро.
Настоящее "бремя белого человека" - терпеть эти возмущения своих бывших сограждан второго сорта, потомков рабов и колониальных народов, и терпеливо исцелять их души любовью, уступками, преференциями. Другого пути нет. За всё надо платить.
О такой нагрузке на новой родине большинство наших эмигрантов и не помышляло. Не за тем, чтобы принять на свои плечи "бремя белого человека" они уезжали в свое время на Запад. А оказалось - вот, без этого нельзя. Вместе с демократией, благополучием, прекрасным образованием и медициной, честным судом и справедливым законом они получают "в нагрузку" последствия грехов их новой родины. И эти последствия вдруг оказываются не просто небольшим неудобством, но тяжелым бременем. Думаю - отсюда возмущение. Выступления после убийства Флойда рассеяли иллюзию "прекрасного Запада". Да, во многом он прекрасен, но и у него есть свои скелеты в шкафах и порой очень много скелетов... И с ними придется жить, или соглашаться предавать погребению эти кости, но меняя при том и весь строй былой жизни. Вдруг благородный бельгийский король становится убийцей миллионов жителей Конго, британский филантроп - работорговцем, роман - "Унесенные ветром" апологией расизма американского Юга... И внуки рабов, да и работорговцев, не желают больше мириться с этим. И нашим эмигрантам надо примириться с этим отказом от примирения, надо - но очень трудно.
А чтобы было легче, подумайте о той земле, которую вы оставили, подумайте о России - она тоже пропитана слезами и кровью, осквернена ложью и неравенством - здесь и крепостное состояние, и бесправие уже освобожденных крестьян, и черта оседлости, и лишение избирательных прав коренных народов Средней Азии, Сибири. И это всё до 1917. А потом просто беспредел большевицкого бандитизма. И наши жертвы террора, их дети и внуки еще далеко не вошли в то сознание своей дискриминации, какое уже утвердилось для потомков рабов на Западе. У нас всё это еще впереди.
Законсервировать мир неправды и разноправия не удастся ни на Западе, ни в России. И где бы мы ни жили, намного благородней и просто - перспективней помочь хоть чуть-чуть исправлению последствий преступлений прошлого, чем пытаться законсервировать нынешнюю несправедливость, тем содействуя ее усугублению, ведущему к полному обрушению общественного здания, что как раз мы, русские, уже обрели в 1917 году.
Так что принимайте нынешнюю "нагрузку" на своё благополучие, - нагрузку былого рабства, былого нацизма, былых империй - дорогие соотечественники эмигранты. Приняв её, и только приняв её вы действительно сможете интегрироваться без маргинализации в то общество, в которое физически переместились десять, двадцать, тридцать лет назад. А мы здесь несем нашу тяжкую российскую "нагрузку". Легко же бывает только в сонной грёзе или в юношеской мечте...


Интересно, какие были избирательные права у народностей Сибири или в ханствах Средней Азии? Наоборот, завоевание Россией Сибири, Казахстана и Средней Азии дало местным народам множество прав — право на жизнь, право не быть проданным в рабство, возможность интегрироваться в русскую элиту. Жалел ли, например, потомок остяков Василий Кандинский о завоевании Сибири русскими не думаю. Но это отдельная тема для разговора.

Интересно другое, не смущает ли руководителя "Декоммунизации", что при оценке исторического прошлого России он напрямую цитирует Владимира Ильича Ленина?

“Мы полны чувства национальной гордости, и именно поэтому мы особенно ненавидим свое рабское прошлое (когда помещики дворяне вели на войну мужиков, чтобы душить свободу Венгрии, Польши, Персии, Китая) и свое рабское настоящее, когда те же помещики, споспешествуемые капиталистами, ведут нас на войну, чтобы душить Польшу и Украину, чтобы давить демократическое движение в Персии и в Китае, чтобы усилить позорящую наше великорусское национальное достоинство шайку Романовых, Бобринских, Пуришкевичей. Никто не повинен в том, если он родился рабом; но раб, который не только чуждается стремлений к своей свободе, но оправдывает и прикрашивает свое рабство (например, называет удушение Польши, Украины и т. д. “защитой отечества” великороссов), такой раб есть вызывающий законное чувство негодования, презрения и омерзения холуй и хам.

Мы помним, как полвека тому назад великорусский демократ Чернышевский, отдавая свою жизнь делу революции, сказал: "жалкая нация, нация рабов, сверху донизу - все рабы". Откровенные и прикровенные рабы-великороссы (рабы по отношению к царской монархии) не любят вспоминать об этих словах. А, по-нашему, это были слова настоящей любви к родине, любви, тоскующей вследствие отсутствия революционности в массах великорусского населения. Тогда ее не было. Теперь ее мало, но она уже есть. Мы полны чувства национальной гордости, ибо великорусская нация тоже создала революционный класс, тоже доказала, что она способна дать человечеству великие образцы борьбы за свободу и за социализм.

Для революции пролетариата необходимо длительное воспитание рабочих в духе полнейшего национального равенства и братства. Следовательно, с точки зрения интересов именно великорусского пролетариата, необходимо длительное воспитание масс в смысле самого решительного, последовательного, смелого, революционного отстаивания полного равноправия и права самоопределения всех угнетенных великороссами наций”


При этом г-н Зубов себя иногда называет учеником А. И. Солженицына. Солженицын был неоднозначным писателем, но вот по отношению к "рабскому прошлому" он был прямолинеен. Осуждая крепостное право, он всегда подчёркивал, что не следует преувеличивать его масштаб и роль в истории: «Непонимание России выстроилось в устойчивое тенденциозное обобщение — об «извечном русском рабстве», чуть ли не в крови, об «азиатской традиции», — и это обобщение опасно заблуживает сегодняшних исследователей… искусственно упущены вековые периоды, широкие пространства и многие формы яркой общественной самодеятельности нашего народа — Киевская Русь, суздальское православие, напряженная религиозная жизнь в лесном океане, века кипучего новгородского и псковского народоправства, стихийная народная инициатива и устояние в начале XVII века, рассудительные Земские Соборы, вольное крестьянство обширного Севера, вольное казачество на десятке южных и сибирских рек, поразительное по самостоятельности старообрядчество, наконец, крестьянская община… И всё это искусственно заслонили двумя веками крепостничества в центральных областях и петербургской бюрократией».

Г-н Зубов сокрушается об ужасах большевизма, но почему-то умалчивает, что именно борьба "прогрессивной интеллигенции" с "рабством царизма" способствовала установлению большевистского режима со всеми его ужасами. Партия народной свободы или партия конституционных демократов (кадеты), возглавляемая Павлом Милюковым, не только не осуждала террор, но и откровенно его защищала. Потом к большому своему удивлению кадеты оказались или в подвалах ЧК, или на пароходах, отбывающих в Европу. Оказалось, что поддержка и оправдание революционного террора не даёт гарантий личной безопасности и не защищает от возможного насилия со стороны революционеров.

Казалось бы, что итоги русской катастрофы 1917 года должны были чему-то научить либеральную профессуру, но нет, она продолжает защищать левых террористов. Что заставляет усомниться в её умственных способностях.
Tags: ненаши
Subscribe

promo peremogi february 24, 2018 18:19 36
Buy for 400 tokens
Немного лирики в комментарии Анонимуса к посту " Не прошло и четыре года...". Как дополнение к посту " РФ - не Россия, потому что Россия должна". == Ах, Россия забыла про вас. Ну какое огорчение просто. Плохая какая Россия. Она большая, сильная, здоровая, во какая, и…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments