charodeyy (charodeyy) wrote in peremogi,
charodeyy
charodeyy
peremogi

Categories:

Играя в Цивилизацию

На днях депутат Государственной Думы от Коммунистической партии Валерий Фёдорович Рашкин разразился статьей, в которой подверг резкой критике высказывание действующего президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина о том, что Россия является отдельной цивилизацией. Президент России и ранее высказывался на эту тему. Г-н Рашкин упрекнул г-на Путина в том, что президент не раскрыл, какой смысл вкладывает в это понятие. После чего г-н Рашкин начал фантазировать, выдавая свои мысли (о том, что Путин имел ввиду современную Российскую Федерацию, а не тысячелетнюю Россию) за мысли президента, и сам же начал их опровергать, заявив, что современная РФ никак не связана с Российской Империей или СССР, отдельной цивилизацией не является и якобы проигрывает во всём Габону.



Не будем уходить вглубь веков, хотя и там можно найти много интересного: и "Слово о законе и благодати" киевского митрополита Илариона Русина, и идею о Москве как о Третьем Риме псковского старца Филофея, и более популярное (но совершенно забытое) предание о шапке Мономаха. О том, что Россия является отдельной цивилизацией впервые высказалась русская императрица Екатерина II Великая (1729-1796): "Россия - это не страна, это Вселенная".

Идею, что Россия представляет собой отдельную цивилизацию, отличную от европейской (романо-германской) высказал и развил русский биолог и философ Николай Яковлевич Данилевский (1822-1895), заложивший основы цивилизационного подхода к изучению мировой истории, констатировав, что цивилизаций (культурно-исторических типов) много, они отличаются друг от друга. Данилевский составил список этих цивилизаций, который с небольшими вариациями считается базовым. Он писал о греко-славянском историко-культурном типе, как о молодом формирующемся и идущем на смену германо-романскому типу культуры. Позднее другие мыслители несколько корректировали границы этого историко-культурного типа (например, убирали западных славян, следуя мнению Константина Николаевича Леонтьева (1831-1891)), уделяя большее внимание не национальным различиям, а религиозным, но все были солидарны в том, что именно Россия, русский народ, является ядром этой цивилизации.



В XX веке цивилизационный подход предложил немецкий философ Освальд Шпенглер (1880-1936). Шпенглера обвиняли в плагиате, сам он писал, что с идеями Данилевского и Леонтьева не был знаком. Основное новшество Шпенглера — попытка в духе немецкого романтизма внести смысловое ядро, которое отличает одну великую культуру от другой, мол, символ германо-романской культуры — устремлённость в бесконечность "фаустовской души", а символ русской культуры — покорение бесконечных равнин, горизонт, но не вертикаль (игнорируя идеи Шпенглера о том, что им чужда астрономия и мечты о звёздах, русские уже составляли планы космических полётов, а через несколько десятилетий вышли в космос). Интересно, что Шпенглер на первое место ставил именно культуру. Технологии и государственную мощь Шпенглер считал вторым этапом развития любой цивилизации, следующим за развитием культуры. Европа, по мнению Шпенглера, находится в своём закате, поскольку не способна генерировать новую культуру (при этом закат Европы означает закат европейской культуры, но не политической и военной мощи).



Следующим после Шпенглера был английский историк и разведчик Арнольд Джозеф Тойнби (1889-1975), человек, совершенно далёкий от немецкого романтизма и метафизики. Его цивилизационный подход был предельно рационалистическим и в то же время был подходом английского аристократа: культура формируется как ответная реакции на раздражения внешней среды, каждая культура, преодолевая вызовы, стремится к созданию своего универсального государства и универсальной церкви. Для России таким вызовом были нашествия кочевников. Движущей силой любой культуры английский аристократ, разумеется, считал аристократию, вырождение которой, по его мнению, знаменует разложение и гибель цивилизации. При этом, культура одной цивилизации может перейти к другой, как римская культура перешла к германо-романской культуре, а православно-балканская (византийская) — к русской. Т.о. своеобразие России по Тойнби состоит в сочетании православия и преодоления евразийских просторов: "В России впервые за всю историю цивилизаций оседлому обществу не просто удалось выстоять в борьбе против евразийских кочевников и даже не просто побить их, но и достичь действительной победы, завоевав земли кочевников, изменив лицо ландшафта и преобразовав кочевые пастбища в крестьянские поля, а кочевые стойбища — в деревни и города".



Похожие идеи высказывали русские белоэмигрантские философы, в т.ч. Николай Сергеевич Трубецкой (1890-1938) и Пётр Николаевич Савицкий (1895-1968), заложившие основы философии евразийства. Идеи Тойнби критиковал и вместе с тем дорабатывал другой бежавший от большевиков русский мыслитель — социолог, экономист и политолог Питирим Александрович Сорокин (1889-1968). Подчеркивая своеобразие каждой культуры, философ вместе с тем акцентирует внимание не только на общих чертах в их исторической судьбе, но фиксирует единые и неизменные тенденции, идеи, проблемы, составляющие то, что определяет содержание каждой культуры и выражает ее главную ценность,которая,в свою очередь, является "основой и фундаментом всякой культуры" Сорокин высказал предположение, что после упадка коммунизма настанет период роста новой, жизнеспособной России. Современная эпоха кризиса, считал Сорокин, закончится созданием новой идеациональной культуры, а центр культурного лидерства на рубеже XX—XXI веков переместится в Россию.

Во второй половине XX века цивилизационный подход к истории растерял свою популярность. Мир был поделён на два лагеря — коммунистический и капиталистический, каждый из которых проповедовал линейный подход к истории, и казалось, что различия цивилизаций ушли в прошлое. Однако подход остался востребованным во Франции, которая стремилась сохранить независимость во внешней политике. Французский историк Фернан Бродель (1902-1985) рассматривал историю как взаимодействие между собой различных цивилизаций и надцивилизационных секторов (например, русская, германо-романская и англосаксонская цивилизации по Броделю образуют европейский сектор, а китайская, индийская и японская — азиатский сектор). Бродель усилил тезис о том, что цивилизация — это место в пространстве и адаптация той или иной культуры к географической среде, утрата контроля над определёнными географическими и климатическими зонами сказывается на судьбе цивилизаций драматически. При этом, смыслообразующим ядром каждой цивилизации является то, отчего цивилизация никогда не откажется даже под угрозой жизни подобно тому, как большинство жителей православной Византии предпочло турецкое завоевание унии и союзу с католическим Римом.



Внимание ученика Петра Савицкого историка, географа и этнолога Льва Николаевича Гумилёва (1912-1992) было приковано не к цивилизациям, а к этносам, которые Лев Гумилёв рассматривал как биологические популяции, объединённые общим стереотипом поведения (адаптацией к вмещающему ландшафту). Движущей силой развития этносов Гумилёв считал пассионарность — способность людей тратить биологическую энергию на сверхбиологические цели. Основная идея Гумилёва — этнос живёт до тех пор, пока есть достаточное число людей, способных расходовать свою биологически обусловленную страсть на познание Бога, творчество, борьбу за власть и деньги, наконец. Этнос приходится в упадок, когда большинство его представителей сосредотачивается на целях поддержания биологической жизни. Этнос конечен. Но этносы, по мнению Гумилёва, с близким стереотипом поведения могут объединяться в суперэтносы, суперэтносы за счёт постоянного культурного обмена внутри себя могут существовать сколь угодно долго. Известно, кстати, что лекции Гумилёва в Ленинграде посещал и интересующийся русской философией будущий президент России Владимир Владимирович Путин.



С 1970-ых гг. линейный подход к истории всё чаще и чаще подвергается критике. Русский писатель и философ Александр Исаевич Солженицын (1918-2008) в своей знаменитой Гарвардской речи в 1978 году говорил, что: "Всякая древняя устоявшаяся самостоятельная культура, да ещё широкая по земной поверхности, уже составляет самостоятельный мир, полный загадок и неожиданностей для западного мышления. Таковы по меньшему счёту Китай, Индия, Мусульманский мир и Африка, если два последние можно с приближением рассматривать собранно. Такова была тысячу лет Россия, — хотя западное мышление с систематической ошибкой отказывало ей в самостоятельности и потому никогда не понимало, как не понимает и сегодня…".



Среди тех, кто слушал речь Солженицына, был и американский политолог и философ Самюэль Филлипс Хантингтон (1927-2008). В то время как недалёкий Фрэнсис Фукуяма говорил о победе либерализма и конце истории, Хантингтон в 1992 году писал о том, что окончание холодной войны — это плохая новость для либерального Запада, потому что кроме антисоветизма нет ничего, что объединяло бы Запад, арабский мир и Китай. С окончанием холодной войны, писал учёный, на первое место выйдут не наднациональные идеологии (коммунизм, либерализм), а культурные и религиозные различия. Хантингтон полагал, что дальнейшие события в мире в мире будут развиваться в логике всё большей изоляции и концентрации цивилизаций, оформления цивилизационных блоков и формирования конфликта Запада против всех остальных цивилизаций. Западу Хантингтон рекомендовал крепить собственную либерально-христианскую идентичность и по возможности избегать конфронтации с Россией, признав её гегемонию на постсоветском пространстве. Новой тенденцией, которую Хантингтон не застал, стало обострённое вторжение Запада в пространство русской цивилизации вопреки всем его советам и конфликт внутри самого запада (наднациональная идеология левого либерализма против традиционной европейской христианской культуры).

Очевидно, что на судьбу цивилизационного подхода к изучению истории влияет не только внутреннее развитие истории как науки, но и политика. В мире востребован курс на антиглобализм, регионализм,изоляционизм. Поэтому, скорее всего, сохранится интерес и к цивилизационному подходу.

Г-н Рашкин говорит о том, что РФ никак не связана с Российской Империей или СССР. Почему современная Россия не имеет никакого отношения к Российской Империи? Разве культура Российской Империи, культура Ломоносова, Державина, Пушкина, Тютчева, Достоевского, Данилевского, Толстого, Чайковского, Римского-Корсакова, Репина, нам чужая? Нет, она наша национальная культура, она часто ближе нам многого того, что было создано в XX веке в контексте претендующих на наднациональность и интернационализм/космополитизм леволиберальных идеологий. Более того, культура Российской Империи частично продолжала жить в СССР (и к ней обращались с 1930-ых гг., советские школьники писали сочинения о душевных терзаниях Печорина и первом бале Наташи Ростовой). Продолжала жить и в эмиграции, где продолжали жить и работать великие философы и мыслители вроде Бердяева, Трубецкого, Ильина, Франка и др..



К тому же, фундамент русской цивилизации — восточно-христианская (православная) религия, да простят меня родноверы и атеисты. А этот фундамент (к недовольству коммунистов) никуда не делся. Русские не перешли ни в ислам, ни в буддизм, ни даже в научный атеизм (в его советско-коммунистической конфессии). Русские остаются цивилизацией Владимира-Крестителя, Бориса и Глеба, Александра Невского, Михаила Тверского, Сергия Радонежского, Андрея Рублёва, Стефана Пермского, Филиппа Московского, патриарха Гермогена, Серафима Саровского, Фёдора Достоевского.

То, что в СССР было продолжением и развитием исторической русской культуры является частью нашего цивилизационного кода. Есенин, Клюев, Васильев, Заболоцкий, Корин, Свиридов, Распутин, Астафьев, Васильев, Бродский, Глазунов, Штоколов, Хворостовский — это часть русской цивилизации. И космические полёты, реализация планов Фёдорова и Циолковского, часть русской цивилизации. То, что в СССР строилось на отрицании русской культуры господа коммунисты могут оставить себе. Пусть забирают себе Демьяна Бедного. Мы не возражаем.



Что касается якобы имеющегося отсутствия собственных технологий у современной РФ...

Во-первых, технические заимствования были всегда. Древние египтяне технологию возведения пирамид переняли у шумеров, например. Но. кажется, никто не отрицает существование (в прошлом) египетской цивилизации. Во-вторых, критерием принадлежности к той или иной цивилизации являются религия и культура, а не технологии, которые в подавляющем большинстве носят вненациональный характер (основным исключением из этого правила являются сельскохозяйственные культуры, которые участвуют в формировании облика той или иной культуры, например, русская культура — культура ржи, льна и берёзовых веников, а китайская — культура риса и чая). В-третьих, Россия даже после всех достижений XX века строит гигантские мосты, пилотируемые космические корабли, плавучие атомные электростанции, а русские хакеры, по некоторым слухам, избирают американских президентов.

Вышеизложенное даёт основания заключить, что г-н Рашкин тупой мудак, не разбирающийся в предмете.
Tags: русская правда
Subscribe
promo peremogi март 16, 2017 23:21 19
Buy for 400 tokens
Сейчас, когда адекватно-умеренным украинцам припекло дупу, они начинают голосить, и у кого-то могут возникнуть сомнения на тему "Украинцы прозревают", "Украинцы задумались", и тому подобное. Считая подобные заблуждения вредными и опасными, привожу старый, но ничуть не…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments