charodeyy (charodeyy) wrote in peremogi,
charodeyy
charodeyy
peremogi

Category:

«Памятник основательнице города Одессы». Кто и почему устанавливал и сносил Екатерину Великую

В мае 2020 г. исполняется 120 лет со дня открытия в Одессе памятника Екатерине II и 100 лет со дня его разрушения. Возрожденный в 2007 г. сегодня он вновь, как и век тому назад, находится под угрозой сноса. Украинские националисты, на словах заявляющие о декоммунизации, прочат монументу ту же судьбу, что и большевики. В рамках стирания исторической памяти о Новороссии украинскими националистами культивируется миф о том, что русские в Причерноморье вовсе не основывали никаких новых городов, а лишь переименовывали прежние татарские и казацкие «мегаполисы». Отсюда и ненависть к столь наглядному и эстетически совершенному аргументу, как памятник основательнице Одессы императрице Екатерине и ее соратникам.



Первые памятники в Одессе были воздвигнуты в честь генерал-губернаторов Новороссии — дюка Ришелье (1828) и Михаила Воронцова (1863), которым город и край были обязаны своим процветанием. Во времена Воронцова, управлявшего Новороссийским краем в 1823 — 1854 гг., по его непосредственной инициативе морской фасад Одессы принял привычный вид бульвара, протянувшегося от здания биржи до дворца князя вдоль края плато, на котором расположена Одесса. Памятник Ришелье стоит посреди бульвара, а от его подножия ниспадает в порт знаменитая лестница. Там же, на бульваре, перед зданием биржи, в котором позднее разместилась городская дума, в 1888 г. был открыт памятник Александру Пушкину, оставившему своим поэтическим описанием Одессы «грамоту на бессмертие нашего города». Наконец в 1891 г. в Одессе появился первый монумент самодержцу — изящная колонна в честь царя-освободителя Александра II, установленная в парке, который некогда заложил сам император. Но вот полноценного скульптурного изображения монарха в четвертом городе Империи всё еще не было.

Таким памятником стал монумент основателям Одессы.

В 1889 году в Одессе отмечалось столетие взятия русскими войсками под командованием Иосифа Дерибаса турецкой крепости Хаджибей, на месте которой была основана Одесса. Предполагалось установить на бульваре колонну в честь этого события, был даже проведен конкурс, однако выбранный проект так и не был реализован. Поняв, что готовиться к серьёзной годовщине нужно загодя, отцы города уже через год собрались на совместном заседании управы и комиссии по празднованию 100-летия Одессы под председательством знаменитого городского головы Григория Григорьевича Маразли, грека по происхождению. Традиция праздновать юбилей основания также появилась при Воронцове, когда была выбрана подходящая дата и разработан торжественный ритуал. На этом совещании соратник Маразли, бывший дипломат и военный, а в тот момент член городской управы Константин Минчиаки, ещё один грек, предложил открыть к 100-летию города памятник его основателям. Еще год спустя городская дума приняла соответствующее решение, был объявлен конкурс, а расходы на возведение монумента были заложены в городской бюджет на ближайшие годы.

Победителем стал проект одесского архитектора Юрия Дмитренко, поданный на конкурс под девизом «Одесский порт». Свой выбор конкурсная комиссия объяснила так: «Проект под девизом "Одесский порт" по общему виду, пропорциям и постановке фигур производит вполне благоприятное впечатление и по идее своей заслуживает полного одобрения. Размеры памятника и форма его совершенно подходящи для небольшой треугольной площади Екатерининского сквера. Группа сподвижников Императрицы, принимавших участие в событии основания г. Одессы, сгруппирована у круглого пьедестала весьма удачно. Статуя Императрицы имеет величественный вид и вместе с тем поставлена на пьедестале совершенно свободно. Соединение фигуры с пьедесталом посредством круглого основания и с переходом затем на бронзовый картуш исполнено эстетично и правильно. Стиль памятника совершенно подходящий, и все целое представляет художественное произведение».

И далее: «Идея памятника заключена в следующем: Памятник сооружен в память основания г. Одессы и связанного с этим событием устройства одесского порта, составляющего жизненный нерв города. Основание с двумя полукруглыми всходами из ступеней напоминает собой портовую набережную. На этом основании зиждется пьедестал, по сторонам которого размещены четыре фигуры главных сотрудников Императрицы по завоеванию Хаджибея и устройству Одессы, а именно: главнокомандующего южной армией, действующей тогда против турок, князя Г.А. Потемкина-Таврического, вице-адмирала И.М. Дерибаса, участвовавшего в завоевании турецкой крепости Хаджибей,а затем в устройстве г. Одессы, графа П.А. Зубова и инженера-подполковника Ф.П. Деволана, строителя Одесского порта и города. На пьедестале красуется величественная фигура Императрицы Екатерины II. У подножия ее знамя, взятое русскими войсками у неприятеля. В правой руке Императрица держит Высочайший рескрипт графу П.А. Зубову со словами: «Повелеваем быть порту и городу», а левой рукой указывает на место основания города».

В январе 1893 г. было получено высочайшее разрешение на установку памятника императрице, закладка которого должна была стать центральным эпизодом празднования 100-летия города. Торжества решено было растянуть на три дня — 21, 22 и 23 августа 1894 г.

21 августа состоялось торжественное заседание думы. Зал биржи, в котором оно проходило, был украшен парадным портретом Екатерины II в образе законодательницы в храме правосудия. Правая рука государыни характерным жестом указывает на алтарь, левая со скипетром опущена вдоль тела, с плеч ниспадает мантия, на груди — орденские ленты, а за спиной — море с парусным кораблём. Именно этот тип изображения императрицы и был взят за основу при создании памятника. В некоторых публикациях упоминается, что портрет принадлежит кисти знаменитого живописца Лампи, известного, помимо прочего, портретами Потемкина и Дерибаса. Однако вероятнее всего автором был художник Левицкий, и одесская картина была одним из вариантов его популярнейшего аллегорического портрета Екатерины. Картина была подарена в 1893 г. городской думе Григорием Маразли, а в 1917 г. поступила оттуда в Одесский художественный музей, где ныне и экспонируется.

На второй день праздника, утром 22 августа, крестные ходы двинулись от храмов города к кафедральному собору, откуда соединившись направились к Екатериниской площади. Там архиепископ Иустин (Охотин) освятил место закладки памятника, а заведующий строительным управлением городской управы инженер и архитектор Александр Швендер огласил текст закладной таблички, которая вместе с серебряными монетами и городскими изданиями была положена в основание будущего монумента: «Одесса 1894 года, августа 22 дня, в день столетия основания города Одессы, в царствование Всероссийского императора Александра III, с высочайшего его императорского величества сочувствия, последовавшего в 14 день января месяца 1893 года, при высокопреосвященном Иустине, архиепископе Херсонском и Одесском, Одесском градоначальнике Н.А.Зеленом, городском голове Г.Г.Маразли, товарище городского головы В.Н.Лигине, членах управы К.М.Минчинаки, В.Ф.Доксе, А.Н.Новикове и А.А.Швендере, заложен памятник основательнице города Одессы, сооружаемый на средства городского общественного управления, по проекту архитектора Ю.М.Дмитренко».

Однако открыть памятник удалось лишь спустя 6 лет. Он обошелся в весьма внушительную сумму — 63 000 рублей. Общая высота монумента составила более 11 метров. Скульптуры императрицы и сподвижников были отлиты одесским скульптором Борисом Эдуардсом, англичанином, переехавшим работать в Россию. Вместе с греком Кириаком Костанди он был одним из основателей Товарищества южнорусских художников. Для совершенствования практических навыков он направился в Италию и Францию, где устроился рабочим в мастерскую художественного литья. Приобретя помимо опыта необходимое оборудование, по возвращении в Одессу Эдуардс создал «первый на юге России художественно-бронзово-литейный завод». На этом предприятии в 1899 г. и были отлиты все металлические элементы памятника. Наконец свыше была учреждена дата торжественного открытия монумента: 6 мая 1900 г., что совпадало с 100-й годовщиной со дня смерти Суворова и днем рождения императора Николая II.

Памятник был торжественно открыт посреди площади в праздничном убранстве, в присутствии высоких столичных гостей и верхушки одесского общества при скоплении горожан. Огромный хор исполнил екатерининский гимн «Гром победы, раздавайся» написанный на взятие Суворовым Измаила, а затем «Боже, Царя храни!». Орудия русского крейсера «Память Меркурия» и болгарского «Надежда» салютовали с рейда, им вторила батарея, установленная на берегу. Над городом плыл колокольный звон. Под пение «Вечная память» супруга командующего округом Ольга Мусина-Пушкина разрезала ленту, с памятника пали покровы и у постамента встал караул в форме гвардейцев потемкинской эпохи. Завершилось торжество возложением венков от многочисленных делегаций, парадом войск гарнизона и учащихся, народными гуляньями по всему городу и банкетом в городской думе.



С тех пор памятник стал непременным атрибутом торжеств на день города. Ошибаются те украинские пропагандисты, которые утверждают, что назывался он исключительно памятником Екатерине II, а тема основания города никак не была отражена в наименовании.

Помимо уже упоминавшегося текста закладной таблички можно привести пример публикации газеты «Одесские новости» от августа 1911 г. посвященной как раз торжествам в день города: «Крестный ход направился по Троицкой на Пушкинскую ул. и Николаевский бульвар, где у памятника основателя Одессы Императрицы Екатерины Великой, а также у монумента Дюка-де-Ришелъе совершены были краткие литии».

Падение монархии в феврале 1917 г. всколыхнуло волну враждебности ко всем проявлениям «старого режима», включая памятники коронованным особам и политическим деятелям. Настроения революционных радикалов тех дней отразила бульварная газета «Московский листок»: «Каждый царский памятник по существу своему контрреволюционен. Для упрочения нового строя их необходимо снести до основания». 17 (30) марта 1917 в Киеве был снесен памятник ненавистному революционерам премьер-министру Петру Столыпину. Досталось и памятникам Екатерине — в Екатеринославе статую свалили пьяные солдаты, вскоре был сброшен и памятник в Нахичевани-на-Дону. Одесской императрице повезло больше. Революционные власти приняли временное решение «завуалировать все установленные на пьедестале фигуры полотнищами» до того, как судьба памятника будет решена. Однако такое отношение к монументу пришлось по вкусу не всем.

С памятником Екатерины после Февральской революции связан яркий эпизод из истории Одесского кадетского корпуса: «В начале марта кадеты были выведены на первый революционный парад, принимавшийся новым, революционным командующим войсками округа генералом Марксом. Увидев революционного генерала с красным бантом на груди, кадеты опустили винтовки в положение «вольно» и прошаркали ногами перед новой революционной властью. Но, дойдя до памятника Екатерине II при возвращении с парада, по команде полковника Самоцветова: «Смирно, равнение направо!», кадеты, как один, вскинули винтовки по-гвардейски и, четко отбивая шаг, повернули головы к памятнику».

Знаменитая правая газета «Киевлянин» в те дни назвала Одесский корпус «гнездом орлят», чем его воспитанники чрезвычайно гордились. Впоследствии корпус был эвакуирован в Ростов-на-Дону, где старшие одесские кадеты присоединились к зарождавшейся Добровольческой армии, а прочие вернулись в Одессу, где участвовали в боях против левых радикалов (большевиков, левых эсеров, анархистов) во время январского восстания 1918 г.

Но всё это впереди, а пока страсти вокруг памятника накалялась. Газета «Одесские новости» сообщала: «Возвращаясь с проводов маршевых рот, группа манифестантов-солдат и матросов с оркестром музыки вчера (11 апреля) к 4 час. пополудни подошла к памятнику Екатерине II. Один из матросов взобрался на верхушку статуи и заменил красную материю, которою статуя была покрыта два дня назад, джутовым мешком. В присутствии собравшейся огромной толпы народа оркестр исполнил «Марсельезу». На пьедестале памятника другим матросом мелом были сделаны надписи: «Позор России», «Ярые кровососы русского народа» и пр.»

Совет рабочих депутатов «в связи с частыми случаями уличных скоплений вокруг памятника и выходками отдельных демонстрантов» решил, что тканевая драпировка недостаточна, и от греха подальше памятник следует обшить досками. Однако, как и многие другие решения новых революционных властей, это так и не было реализовано. Однако на фоне того, что творилось с другими памятниками по всей России отношение одесситов к Екатерине показательно. «Одесские новости» сообщали: «В настоящее время (апрель 1917 г. — прим. авт.) даже поставлен вопрос о снятии памятника и передаче его на хранение в соответствующее учреждение≫.

Тогда же третьем номере журнала революционной сатиры «Бомба» было опубликовано стихотворение «Кровь на памятнике» одесского поэта Юрия Олеши:

Из тьмы веков взошла тяжелым шагом
На гулкий пьедестал торжественная новь,
И голову царица красным флагом
Закутала… И пурпур, точно кровь,
Стекает вниз по бронзовому телу…
Какому здесь трагическому делу
Судьбой воздвигнут грозный эшафот?
За кровь пролитую бескровная расплата…
А с Запада над городом встает
Из давних снов, как призрак, тень Марата
И смотрит, как пурпурово течет
По памятнику кровь и как мелькают птицы
Над трупом обезглавленной царицы…

В тогда еще вполне травоядном одесском апреле 1917-го года эти строки прозвучали пророчески. Крови в городе и стране пролито будет немало. Борьба за власть постепенно накалялась, а потому скоро всем было уже явно не до Екатерины. Непродолжительный этап существования Одесской советской республики, провозглашенной после победы январского восстания, в марте 1918 г. сменился австро-венгерской оккупацией. «Одесские новости» сообщали: «Группа пожарных, выполняя распоряжение своего начальства, 14 марта, утром, при громадных толпах народа сняла брезент, прикрывавший с первых дней революции памятник Екатерине II. Этот факт вчера служил темой бесконечных толков и разговоров».

Памятник пережил и второе издание советской власти в Одессе весной-летом 1919 г., но в 1920-м наконец наступил и его черед. На 1 мая был назначен всеобщий городской субботник, в рамках которого в Одессе наконец удалось реализовать декрет Совнаркома от апреля 1918 г. «О снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг». Тогда же многие одесские улицы сменили свои названия. Екатерининская площадь и улица были переименованы в честь Карла Маркса, монумент которому должен был сменить царицу и ее «слуг». На сохранившемся постаменте устанавливали серп и молот, несколько недолговечных вариантов памятника Марксу, но до полноценного монумента дело так и не дошло.

Скульптор Эдуардс, к тому времени академик Российской академии художеств и директор одесского Высшего художественного училища, уже не увидел сноса своего, пожалуй, самого выдающегося творения. Он покинул город в 1919 г., «спасаясь от кровожадных лап вершителей комунарного режима в России». Скульптор поселился на Мальте (его дед был секретарём первого британского губернатора острова), где в нужде, болезни и тяжком труде и провел последние 5 лет жизни. К его многочисленным творениям, украшавшим Новороссийский край и соседние земли, судьба оказалась особо немилосердна.

Был разрушен памятник императрице в Екатеринодаре. Памятник герою взятия Очакова бригадиру Горичу вскоре после революции пришел в аварийное состояние и восстановлен только в 1978 г. В 1931 — 1932 гг. была разорена и закрыта усыпальница четырех адмиралов во Владимирском соборе Севастополя, бронзовые детали убранства которой также были выполнены Эдуардсом. Нетронутыми остались лишь элементы декора на фасаде музея Черноморского флота. Масштабный памятник герою Шипки генералу Радецкому, установленный на его могиле на I христианском кладбище Одессы был варварски уничтожен вместе со всем некрополем в 1933 г.

Но особо примечательна судьба конного памятника Суворову. Первая его версия была установлена в Румынии на поле Рымникского сражения и погибла в годы Второй мировой войны.

Авторскую копию этого памятника с некоторыми изменениями планировалось установить в Измаиле. Он был заложен перед самой Первой мировой войной, изготовлен перед революцией, а потому так и не был установлен. В 1920-х он стоял во дворе бывшей мастерской Эдуардса. Одесский советский литератор Лев Ицкевич Славин в своем фельетоне 1929 г. «Одесские гасконцы» оставил примечательное описание монумента: «Самый большой памятник в Одессе — фельдмаршал Суворов на коне, помещающийся во дворе жилтоварищества №7 по Софиевскому переулку. Гигантский конь скачет, распустив по ветру бронзовый хвост, что представляет немалое удобство для домашних хозяек, просушивающих на хвосте белье. Безумное лицо фельдмаршала задрано к небесам, в огромных глазищах ласточки вьют гнезда, древко победоносного знамени украшено отличной (радио) антенной. Памятник этот был закончен скульптором Эдуардсом 1 марта 1917 года, вследствие внезапного падения популярности фельдмаршала среди трудящихся масс остался здесь во дворе, подле ателье».

Однако времена менялись. Накануне неминуемо надвигавшейся войны с гитлеровской Германией популярность фельдмаршала у советских трудящихся также внезапно выросла до небес. О Суворове начали издавать книги, а в 1940 г. даже сняли фильм. К тому времени одесский памятник уже переместили со двора жилтоварищества на двор художественного Музея.

«В Одессе есть прекрасный памятник великого полководца Суворова, в свое время талантливо исполненный скульптором Эдуардсом. Но заброшенный и запущенный он находится вдали от центра, во дворе музея по ул. Короленко. Вместо пьедестала под ним перекошенные деревянные доски. О памятнике никто не заботится, время и непогода оставили следы на бронзе. Почему бы не реставрировать памятник Суворову и установить его на красивый пьедестал в одном из центральных мест», — сообщает одна из одесских газет в июле 1939 г. Однако этим планам помешала уже Вторая мировая война, и в итоге памятник был установлен в Измаиле, как первоначально и планировалось, только в 1945 г.

Судьбой было суждено, чтобы уже в наше время и Екатерина с соратниками, и Суворов работы Эдуардса вернулись в Одессу. Памятник на Екатерининской площади был восстановлен на средства одесского коммерсанта Руслана Тарпана при содействии мэра Эдуарда Гурвица. Последний, пришедший к власти на волне Оранжевой революции 2004 г., надеялся, что возрождение знаковой для Одессы достопримечательности принесёт ему в глазах граждан политические очки. Сменивший «оранжевого» Гурвица мэр-регионал Алексей Костусев для укрепления имиджа русофила отреставрировал монумент Александру II. А нынешний городской голова, тогда еще депутат Верховной рады, Геннадий Труханов в 2012 г. установил в Одессе еще одну копию конной статуи генералиссимуса Суворова авторства Бориса Эдуардса.

Эффект от возрождения монумента основательнице Одессы русской императрице Екатерине оказался неожиданным. Тогдашним городским властям, одновременно откровенно опиравшимся на украинских националистов, протестовавших против установки памятника, популярности это не добавило. Зато способствовало укреплению русского самосознания у части одесситов. Если левые радикалы столетней давности желали снести памятник основателям Одессы как представителям свергнутого монархического режима, то у нынешних украинских националистов на то свои резоны. В рамках стирания исторической памяти о Новороссии украинскими националистами культивируется миф о том, что русские в Причерноморье вовсе не основывали никаких новых городов, а лишь переименовывали прежние татарские и казацкие «мегаполисы». Отсюда и ненависть к столь наглядному и эстетически совершенному аргументу, как памятник основательнице Одессы императрице Екатерине и ее соратникам.

Источник
Tags: русская правда
Subscribe

Recent Posts from This Community

promo peremogi март 16, 2017 23:21 19
Buy for 400 tokens
Сейчас, когда адекватно-умеренным украинцам припекло дупу, они начинают голосить, и у кого-то могут возникнуть сомнения на тему "Украинцы прозревают", "Украинцы задумались", и тому подобное. Считая подобные заблуждения вредными и опасными, привожу старый, но ничуть не…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments