ladik2005 (ladik2005) wrote in peremogi,
ladik2005
ladik2005
peremogi

Categories:

ВС РФ в пример (почести в Брестской крепости)

Старшие и высшие офицеры ВС РФ, если кто не в курсе – то те ещё тролли. Вечная ирония, сарказм и подколки в принципе норма военного общения. А уж лицо держать умеют и дурика по случаю включать – так это лучше, чем выпускники театрального ВУЗа.

Вот и стоял полковник Серёга в Брестской крепости, с восхищением глядя на собеседника. Там таки было на что поглядеть – целый подполковник МО РБ из Минска приехал. В парадной форме с медалЯми, а на правом борту кителя сверкало что-то многолучевое, немного знакомое, но, видимо, очень убедительное в своей крутизне.

Мы на фоне этого великолепия смотрелись как-то непарадно. Ненуачо? Эшелоном трое суток из Воронежа на Обуз-Лесновский полигон (под Барановичами) ехать, потом на полигоне в палатках две недели. Ага, в полевой форме – мы же на учения, не на парад. И вообще, у меня так этот выезд в сентябре был в году пятым, полевой – четвёртый, за месяц до того осваивал китайскую полупустыню. Остальные тоже полевую форму не для торговлишки брутальным видом в СМИ использовали.

Подполковник МО РБ на нас глядел с некоторым высокомерием; он был красивым, блестящим и звенящим. Не имею ничего против, парадная форма именно такой и быть должна. Особенно – на торжественные мероприятия. Особенно, когда они по плану оперативно-стратегического учения «Запад-2009». На ОСУ такого уровня, если кто не в курсе, мероприятия по личному составу расписываются чётко – кто когда что должен делать, и как при этом выглядеть.

Так что не планировались мы для того возложения. Наше дело было в эшелоне привезти венки и капсулу с землёй с Курской дуги, а передавать её торжественно, под прицелами телекамер, правильные речи произнося, должны были другие – специальная группа, направленная в Минск и накануне отработавшая свою часть в музее ВОВ. А два автобуса нас выехали в Брестскую крепость на экскурсию, от чего я был в восторге, поскольку побывать там мечтал с 9 лет. Папу постоянно доставал, когда через Брест мы в Магдебург ехали.

Заехав на стоянку за пять минут до расчётного времени прибытия, мы успели выгрузится и перекурить. Потом ещё перекурить. Потом пошла двадцатая минута, и времени до старта оставалось мало. Прошла толпа телевизионщиков. Потянулась какая-то ещё публика. Потянулись ещё минуты, и сиротливо стояли венки. Потому что группа офицеров МО РБ, художественно украшенная представителями МО РФ, никак тянуться в нужном направлении, то есть к нам за капсулой со святыней, не желала.

Не просматривалось на ближайшей местности её чего-то. Зато внезапно просмотрелся подполковник – мне на него Степаныч указал. Мол, не по наши ль души офицеров такой красавец. Сверкающий красавец стоял гордо, подбоченясь, разглядывая нас в несуществующий монокль.

Не, это весь пиздец как здорово, что Серёга, исключительно из любопытства, со мной пошёл. Вы здесь плохого не подумайте, я на «паркетных» насмотрелся, и на их высокомерие мне исключительно насрать. И то, что молодой, но ранний офицер, в клубах хорошего одеколона, не в курсе оказался, что это он меня должен разыскивать, как принимающая сторона, на это в тот момент мне было как-то поебать. Мне надо было решить свою часть задачи – передать специально назначенной делегации венки и капсулу со Священной Землёй Курской Битвы. Которую везли со строгим соблюдением ритуала. Особенно – после моей пиздюлины молодому начкару. Профилактической, через три часа после посадки в эшелон.

Говорю же, охуенно хорошо, что Серёга любопытным оказался. Иначе кто б ещё "его высокомерие", белорусского подполковника из каталепсии выводил. Ненуачо? Я ничего дурного и в мыслях не имел, в начале. Подошёл, поздоровался, спросил, не он ли от МО РБ, и вежливо поинтересовался – кому передать венки и капсулу. Чтобы с чистой совестью вместе с боевыми товарищами направиться на экскурсию по святой для нас Брестской крепости (потом обед, заехать в магазины и опять на полигон).

Не, я реально мирный, когда в начале. Пока хуйню мне всякую в уши не несут. Особенно с брезгливым видом. Потому что подполковник мне рассказал, что важные дела МО РБ белорусов задержали в Минске, что везти только делегацию МО РФ сочли нецелесообразным (они же), что подготовить на замену белорусских воинов уже нет времени, и что МО РБ решило и согласовало, что возлагать венок и передавать капсулу будем мы.

Вежливый я скромно поинтересовался – с кем и когда согласовало МО РБ изменение порядка возложения, и в курсе ли российская сторона. Хотя бы потому, что два с небольшим часа назад, когда мы стартовали с полигона, в российской группировке об этом нифига никто не знал, иначе бы поехали старшим на команде или генерал-полковник Герасимов (тогда ещё он командовал МВО), или генерал-лейтенант Хрулёв (главный посредник), или ещё кто из генералов, находившихся на полигоне: зная Герасимова и Хрулёва, отвечаю, что поехали б вдвоём; подтянулся б остальной генералитет. Что я бы взял подготовленный парадный расчёт со всеми прибабахами. Что я бы за это время хоть выступающих подготовил из бойцов, и наскоряк бы накидал план возложения.

Мне было свысока заявлено, что это дело нихуя не моего ума, что на белорусской земле белорусская сторона решает, как хочет, а как мы будем из этих её решений выворачиваться, то наши трудности; ВС РБ в этом не участвует. И он сомневается, что мы вывернемся, глядя на нас; тех, кто с полигона приехал; на этот случай у белорусов готов доклад о снятии сюжета возложения со всех эфиров. И вообще… Что вообще, я до сих пор не в курсе, потому что подполковник, коротко и резко, был послан на хуй.

Именно что коротко, использовать богатство военно-морской лексики мне было недосуг. Меня причастные правильно поймут. В распоряжении 25 солдат пяти различных частей и хуй знает какого количества подразделений, в общий внятный строй их не поставить от слова вообще; это была свободная обслуга, ненужная на полигоне для подготовки активной фазы. Два десятка старших офицеров, все – не молодые казачки; в строю на торжествах ходили, но достаточно давно. О слаживании не может быть и речи, коробку бы сформировать, на выдвижение. Все в Брестской крепости впервой, маршрут никто не знает, а там, блядь, ступени; там, по хорошему, церемониал несколько дней тренировать. Правильно нести венок – это тоже, вам скажу, задача, как и правильно его возложить. На растерзание журналистам должен поступить солдат (один) и офицеры – лучше два, младший и старший. Им не надо тушеваться, глядя в камеру, а бодрым голосом вещать правильные речи. На всё про всё у меня полчаса.

Я повторю, что всё обеспечение церемониала было на белорусской стороне. Их парадный расчёт; несколько наших офицеров и ветеранов просто встраивались по своим местам, и не парились; интервью заготавливались заблаговременно. Всё это исчезло в минских ебенях; такой классической подставы я нихуя не ожидал; я вёз военных на экскурсию.

Хвала богам, музеем Брестской крепости руководил офицер запаса (как я понял) ещё времён СССР. Это хорошо, что была уже не первая подстава в моей жизни (хотя одна из самых крутых) и не первое проблемное возложение. Бойцы были поставлены в сторонке, строем интерьера, самый толковый и их командир отданы под инструктаж одному из опытных боевых коллег – для журналистов подготовить. Наскоро раскидали роли, встали в строй, и борозды нихуя не испортили. Всё прошло атакой с ходу и достаточно красиво; интервью от старших офицеров давал я сам. Сюжет по белорусскому телевизору показали.



Красивишного гордого подполковника я больше так и не увидел – мы потом с директором общались; он нам экскурсию сам провёл. Им Серёга восхищался, его наградами, какое время. Потом рассказывал, как тот оттаял, и про каждую свою медаль рассказывал историю. Серёге. Тот в свой полтинник за 30 с лихуем лет службы полюбил военные истории, особенно – о подвигах. Особенно с учётом того, что свою «Шерифскую звезду» («За службу Родине»; её клон на подполковнике РБ висел) получил в Афганистане, а ещё два ордена – за две Чечни. В Ю.Осетию он уже не заходил, потому как перевёлся из 58-й армии в штаб СКВО.

Зато вся остальная группа посредников была из 58-й армии (за редким исключением типа меня), и радостным рёвом вечером встречала его изысканную ретрансляцию особых отличий офицера белорусских ВС. Пикантность ситуации придавало то, что Серёга ненавязчиво узнал его возраст (30 лет), и среди нас был такой же подполковник. Вторая Чечня, Осетия, орден, три медали. Проигрывал он белорусскому коллеге (девять наград). Даже бы в парадной форме не смотрелся рядом.

А группа из МО РФ, как я узнал потом, не доехала в Брест потому, что в Минске решалась важная задача белорусского Президента: уговорить московских коллег разместить в гособоронзаказе России белорусскую продукцию. А также добиться финансирования за счёт РФ «перспективных разработок» белорусского ВПК (меня тоже в сей маразм, потом, втянуть пытались, но это уже отдельная история). Более значимой та задача оказалась, чем какой-то церемониал в Брестской крепости. И венка от Белоруссии рядом с нашим в этот день не оказалось.

У нас была другая точка зрения на этот счёт.

Tags: бульбоперамога
Subscribe
promo peremogi март 16, 2017 23:21 18
Buy for 400 tokens
Сейчас, когда адекватно-умеренным украинцам припекло дупу, они начинают голосить, и у кого-то могут возникнуть сомнения на тему "Украинцы прозревают", "Украинцы задумались", и тому подобное. Считая подобные заблуждения вредными и опасными, привожу старый, но ничуть не…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments