💉Кровавый Мясник💉 (kzay) wrote in peremogi,
💉Кровавый Мясник💉
kzay
peremogi

Categories:

Её аж трисёт




















[Текстом]Меня просто трясет от блядей с Первого канала.

Сначала в Новостях поглумились как полагается над дурой-старушкой Европой, которая вся распалась, каждый спасается сам, поодиночке, на улицу ни-ни, штрафы адские, и так все это подается, как будто все эти меры предосторожности - либеральная туповая глупость. Англию назвали Островом невезения (вам бы такое невезение и такой несмотря ни на что уровень жизни и отношения к человеку), похихикали, что закрывается сорок станций метро в Лондоне, а всего станций двести с чем-то - так надо понимать, что тупые англичане этого вообще не знают и не понимают, считать не умеют, ну Трампа зацепили, ну всяких там пиндосских телеведущих, которые работают из дома, а на заднем плане дети малые полуголые ходят, потом плавно перешли к вызволению российских туристов, для которых МИД делает все, а власти других стран, нарочно, ничего, потом про то, как государство заботится, разрабатывает, ночей не спит, не допивает и не доедает, и вапще.

В общем, обычное меню пригожинской третьесортной столовой.

А потом, в назидание, показывают сюжет из Ростовской области. Сюжет про одного дедушку, в прошлом танкиста, которому исполнилось сто лет. И говорят: вот, говорят, отличная традиция - Парад для Одного Солдата. И показывают улицу в селе, где дедушка этот живет, - ну или в городке небольшом - и кучу народа, полно стариков, которые дедушку поздравляют, руку жмут, лобызают, и дети вокруг играют, в трубы трубят, на флейтах цокают, в барабаны бьют и песню поют про трех танкистов, трех веселых друзей.
И никаких тебе - не больше пятидесяти, не больше трех, мероприятия отменить-запретить, - ничего! Как будто мы в разных странах живем. Жалко так их всех стало, и дедушку, и других стариков, и детей, пиликающих и поющих...
Представляю, какое количество народа в стране глядело на эту картинку и себе на ус мотало - ничего, коронавирус, мы с тобой по-нашенски поговорим, по-танкистски, пальнем в тебя, а пока - и погулять выйдем, и руки пожмем, и покажем фасон дуре старой, Европе ненавистной, в общем, можем повторить другим, коронавирусным манером.

Такааа-я тоска и бешенство от всего этого гнусного пропагандистского блёва.

Что-то дальше?

[ФБ пост и прямая ссылка]

https://www.facebook.com/victoria.ivlevayorke/posts/10158153132405987

Tags: аберрация сознания, запомните этот твит, и тут снизу постучали..., не всё так однозначно, ненаши, переможная интоксикация, танец перемог, тронный зал института мозга
Subscribe

promo peremogi 20:25, Четверг 71
Buy for 400 tokens
Из статьи Олега Дивова " Тайные сообщения, которые президент зашил в статью об Украине". ...Обласкать украинцев, не предав анафеме их национальный истеблишмент со времён, когда протоукры рыли Чёрное море, — задача неразрешимая. Либо ты говоришь украинцам в глаза, что их верхушка…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Bestwaste_ded

March 21 2020, 07:45:25 UTC 1 year ago

  • New comment
Написалось тут...

Песков был непривычно мрачен. Раскрыл папку, выложил перед Президентом пачку плотно занятых текстом листов.
- Проблема, Владимир Владимирович. Вот. Посмотрите.
Тренированный взгляд Путина выхватил одну строчку.
"... на шершавой, чтоб не сразу удавило". Печатные цифры были наскоро замазаны "штрихом", и поверх было вписано от руки другое число. На порядок большее.
- Надо что-то делать. Владимир Владимирович. Или... - Голос Пескова дрогнул.
- Бунт? Русский бунт, бессмысленный и беспощадный? Через полчаса жду у себя Шойгу, Бортникова, Мишустина. Дмитрия Анатольевича. - Президент сделал паузу - будить не надо. Пока.

Тяжкий труд Виктории Марковны Ивлевой-Йорк был прерван самым безобразным образом. Только она оторвалась от экрана телевизора, и повернулась к экрану компьютера, на котором ожидал отправки новый разоблачительный текст, как в дверь позвонили. Тяжелым, хозяйственным таким звонком. За дверью стоял скучнолицый молодой человек в мундире, и два бойца в защитных комбинезонах, с выпирающими из под капюшонов рылами противогазов.
- Ознакомьтесь, пожалуйста - левой рукой протянул ей бумагу офицер, правой, по привычке, пытаясь убрать удостоверение во внутренний карман пиджака. Опамятовался, убрал в нагрудный карман, застегнул. - Ознакомьтесь.
"В связи с объявлением на всей территории Российской Федерации режима чрезвычайного положения..." - тошнотворный казенный канцелярит буравчиком впивался в мозг известнейшей журналистки. Дочитала до самого важного и буквы расплылись перед глазами...
- Как! Как же таак... У меня же... - осеклась, столкнувшись взглядом со спокойным, скучающим взглядом офицера.
- Не действуют. Режим чрезвычайного положения. У вас есть еще вопросы?
- А если я откажусь... - договорить она не успела - синхронно лязгнули затворами автоматы.
- Собирайтесь. Много вещей не берите. Не пригодится.

"Это ФБК. Мы еще действуем. Экстренное сообщение от Алексея Навального. Он только что прислал СМС.
"Забрали утром, со всей семьей, вещей разрешили взять на три дня. Телефоны не отняли. Сейчас посадили в самолет. Ждем. Говорят, без Рубинштейна никуда не полетим, а его найти не могут. Куда летим не говорят. Пиздец".

"Уважаемые пассажиры спецрейса 12-01 Домодедово-Хитроу, просим вас занять места и пристегнуть ремни, спецрейс стюардессами не обслуживается, при необходимости посетить туалет обращайтесь к сопровождающим офицерам".
За окном убегала вдаль такая надежная и безопасная бетонка российского аэропорта. Впереди ждала Англия. В салоне пахло ужасом и Зильбертрудом.

Снег скатывался в валик, и убегал по краям широкой лопаты. Это было увлекательно весело, бежать по бетону плаца, гоня перед собой этот рассыпающийся снежный валик. Снова и снова.
Куривший рядом с крыльцом штаба лейтенант не выдержал.
- Рядовой, ко мне.
От радости, написанной на лице рядового, лейтенанту стало очень нехорошо. Впился глазами в лицо, в глаза. Нет. Зрачки в порядке. Да что с ж ним такое, блин.
- Ты чего такой веселый? - дипломатично спросил лейтенант, хотя просились совсем другие слова.
- Так хорошо же, товарищ лейтенант. Снег. - от последнего слова лейтенанта, ушедшего в училище из поселка под Анапой, передернуло.
- А... Снег. Понятно. А веселый чего?
- Да не знаю, товарищ лейтенант. Хорошо! Понимаете? Хо-ро-шо! Разрешите продолжать?
- Разрешаю. Идите, Шаведдинов. Идите.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →