charodeyy (charodeyy) wrote in peremogi,
charodeyy
charodeyy
peremogi

Categories:

Советская украинизация Дона и Кубани

В 20-ые гг. большевики начали массированную кампанию по украинизации населения Украинской ССР, которая перешла и на 30-е годы. К Украинской ССР к тому времени были присоединены обширные территории, Новороссия, Донбасс и Харьковщина, населённые отнюдь не украинцами. Да и в самой УССР проживало очень много "неукраинцев", а Киев был в основном русским городом - в 1917 в нем насчитывалось 55% великороссов и только 12% малороссов (остальное население города были поляки, евреи, немцы). Все изменилось, когда к власти пришли большевики На Х съезде РКП(б) Сталин заявил: «...Нельзя идти против истории. Ясно, что если в городах Украины до сих пор еще преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут неизбежно украинизированы». Советские власти упрекали деятелей УНР в недостаточной решимости при проведении украинизации. «Только Советская власть открыто провозгласила право всех наций на самоопределение вплоть до полного отделения от России. Новая власть оказалась более радикальной в этом отношении, чем даже национальные группы внутри некоторых наций», - подчёркивал тов. Сталин. Но никто даже в страшном сне не мог представить, что советские власти предпримут попытку украинизации... на Дону и Кубани!



Далее следует текст статьи "Мова в районном масштабе". Автор - Игорь Григорьевич Иванцов, кандидат исторических наук. Статья изложена с незначительными сокращениями.

"Современное политическое руководство Украины усиленно проводит в стране политику украинизации, русский язык пытаются изгнать из всех сфер жизни... Примеры таких кампаний уже были в советской истории, например, на Кубани, и заканчивались они массовым и упорным сопротивлением местного населения.

В нашей статье представлены ранее не публиковавшиеся архивные материалы Центра документации новейшей истории Краснодарского края, касающиеся проведения украинизации на Кубани. Это фонды кубанских районных контрольных комиссий (КК) РКИ ВКП(б), которые собственно и руководили, во всяком случае на заключительном этапе, мероприятиями по украинизации Кубани...

В выступлениях современных украинских ученых часто можно услышать о том, что население Кубани подверглось насильственной русификации в 1930-е годы. Факты свидетельствуют совсем об ином. С 1922 года была принята установка об использовании в работе административных и культурных учреждений ряда районов Северного Кавказа украинского языка. Причиной тому являлось мнение некоторых влиятельных работников Наркомата просвещения РСФСР, которые считали, что значительная часть их населения - украинцы, а употреблявшийся на Кубани разговорный язык является украинским...

К 1926 году на Кубани действовали около 150 начальных украинских школ, отдельные семилетки и школы 2-й ступени. Был открыт украинский техникум в станице Уманской. Работал и Полтавский педагогический техникум, обеспечивавший украинскими педагогическими кадрами весь Северный Кавказ. В вузах и техникумах был введен в качестве обязательного предмет "украиноведение". Уже к концу 1920-х на Кубани издавалось десять районных газет на украинском, выходило несколько журналов, печатались книги. Был открыт и Кубанский украинский научно-исследовательский институт.



По решению краевых органов власти в начале 1930 года процесс перевода делопроизводства районных организаций и учреждений на украинский язык был резко усилен. Северокавказский крайком ВКП(б) украинизацию предполагал закончить к 1 января 1932 года полностью. Всего на Северном Кавказе украинизации подлежало 35 районов, расположенных между Ростовом и Краснодаром, то есть практически все население бывшего Кубанского и частично Донского и Черноморского округов. Однако в районах, предназначенных к украинизации, как оказалось, никто и не думал переходить к практической реализации этих решений.

С 1930 года политика украинизации, приобретавшая насильственный характер, стала бойкотироваться на всех уровнях, начиная с ответственных партийных и хозяйственных работников, под чьим руководством она проводилась, и заканчивая простым населением, но продолжалась по настоянию отдельных работников Наркомпроса. В кубанский окружком партии поступали сообщения о недовольстве местного населения. В Приморско-Ахтарском районе украинизация проводилась почти насильственно. Отмечались случаи, когда детей одних и тех же родителей определяли в русскую и украинскую школу одновременно, не считаясь с их протестами. Такие же результаты были достигнуты в Ейском районе и практически во всех остальных. В русские школы, если не было возможности открыть отдельную украинскую школу, набирались украинские группы, и детей обучали по программам украинских школ. Такая практика существовала в Краснодарском сельском районе (станицы Елизаветинская, Пашковская, село Калинино и другие).

В начале 1932 года для активизации украинизации Кубани по поручению парткома профессор Краснодарского педагогического института Шаль и доцент Гребенюк заключили с Краснодарским книжным издательством договор о выпуске украинских учебников (для 4, 5, 6, 7 годов обучения в школе). Для более быстрого написания этих учебников в помощь перечисленным лицам была назначена бригада еще из шести преподавателей краснодарского пединститута. Крайним сроком написания учебников был назначен июнь-июль 1932-го. Кампания получала освещение в краснодарской украинской газете "Червоный стяг". Колхозам давались помпезные украинские названия, начиная с 1930 года такая практика активизировалась. В станице Динской был колхоз "Червоный прапор", а в станице Нововеличковской колхоз носил название "Друга пятырычка", таких примеров было много.



В начале 1932 года Абинской районной КК-РКИ при райкоме ВКП(б) был расследован ряд персональных дел коммунистов - ответственных работников района. Все они обвинялись в проведении политики "русского великодержавного шовинизма" в возглавляемых ими организациях и учреждениях, в противодействии проводимой "партией и народом" украинизации района. Сигнал подала редакция краевой украинской газеты "Червона газета" (издавалась в Ростове), где 2 октября 1931 года была напечатана статья "Саботирують радянську украiНiзацiю". Материал содержал подборку заметок о саботаже ответственными работниками Абинского района процесса украинизации. Так, аппарат Абинского райплодовощтабаксоюза, да и весь коллектив совершенно не торопился приступать к этому делу. А его глава Бурдович, разоткровенничавшись с корреспондентами, неосторожно заявил: "Ничего мы не делали с украинизацией, и не делаем, пока не закончим заготовки, да и вообще она нам не нужна".

Выяснилось, что и местный райпотребсоюз на украинский язык (кроме украинской вывески) не перешел. Его руководитель, Николай Косолапов, сомневался в политике партии: "Это еще спорный вопрос, есть ли украинцы основная масса района". Уполномоченная Абинского райкома по Варнавскому станичному совету Райхлина (она же глава районного профсоюза) на заседании президиума станичного совета заявляла, что торопиться с украинизацией и не требуется, ибо это совсем не важная кампания. Наконец, сам председатель Абинского райисполкома Фоменко честно признал, что дела в районе с украинизацией обстоят "погано", что ничего не сделано...

В ходе кампании было немало курьезных случаев. Правление колхоза имени 1-го Мая Первомайского сельсовета послало в Абинский филиал госбанка два финансовых документа - о перестраховании и об оплате за землеустройство. Оба были напечатаны на украинском языке. Работники банка вернули их назад, объяснив, что не понимают, что там написано и ссылаясь на соответствующие распоряжения управляющего. В результате документы не прошли в положенный срок, колхоз понес незапланированные денежные убытки. Правление послало жалобу на филиал банка в райком партии, который в свою очередь передал дело в районную КК-РКИ для дальнейших разбирательств. В итоге управляющий Абинским отделением Госбанка Н. Е. Буканов, член партии с 1919 года, тоже был обвинен в великодержавном шовинизме, а также в том, что игнорировал в своем учреждении украинский язык. Но Буканов оправдался, сославшись на распоряжения вышестоящего начальства. Он представил копию распоряжения Северо-Кавказской краевой конторы Госбанка СССР, которое обязывало вести всю бухгалтерию и писать все денежные документы только на русском языке. Этот факт очень любопытен и показывает всю противоречивость проводимой политики.

Выяснилось, что Северо-Кавказская краевая контора Госбанка СССР, по-своему понимая проводимую политику, издала распоряжение N 31001 от 11 июля 1931 года, адресованное всем управляющим филиалами Госбанка на Северном Кавказе. Для усиления украинизации филиалов банка предполагалось:

Развернуть учебу по изучению украинского языка сотрудниками, но без всякого ущерба для нормальной оперативной работы филиалов (фактически во внерабочее время, в качестве общественной нагрузки).

Заказать и установить помимо вывесок на русском языке еще и вывески на украинском.

Заказать и применять только двойные (на украинском и русском языках) угловые штампы на письмах (форма штампов прилагалась).

Расходы по этим мероприятиям предполагалось произвести в пределах до 500 рублей с внесением в смету расходов по статье "курсы и стипендии". Если расходы окажутся больше, то надо составлять отдельную смету для получения ассигнований именно на эти расходы.

Установка же по использованию русского и украинского языков гласила:

Все книги, журналы, ордера и вообще все оперативные документы банка должны были вестись на русском языке. При подаче клиентами балансов, кредитных и кассовых планов, а равно и платежных поручений, как и другого рода оперативно-денежных документов, все они тоже должны были быть написаны на русском языке.

Переписку с учреждениями и организациями в пределах своего района и (или) с другими подлежащими украинизации районами филиалы должны были вести на украинском языке, переписку же с конторой и с русскими районами -на русском языке.

Контрольные комиссии при райкомах разбирали множество дел коммунистов, отказывавшихся переходить на украинский язык. Так, Шершнев Андрей Илларионович, 1901 года рождения, член ВКП(б) с 1927-го, 19 марта 1932 года решением партколлектива Краснодарского педагогического института был исключен из партии и института "за проявления русского великодержавного шовинизма". Он подал апелляцию, проверка установила следующее. В октябре 1931 года Шершнев поступил в пединститут. В январе 1932-го он подал заявление в бюро парткома с просьбой отпустить его из вуза по причине перехода последнего на украинский язык. Выяснилось, что когда несогласный поступал туда, он знал о предстоящей украинизации института. Знал и то, что из 21 предмета в 1932 году переводились на украинский всего три. Шершнев учился не хуже других, "но не желал заниматься над усвоением украинского языка". Среди студентов вел крамольные разговоры: "В институте большинство русских, украинизация из нас педагогов не выработает, только средства зря тратят". Краснодарская городская КК исключение из партии Шершнева отменила, заменив выговором, а ему самому было предложено немедленно приступить к занятиям. Партколлектив же Краснодарского пединститута обязали оказать ему всяческую поддержку в овладении украинским языком.

Случались и хулиганские выходки по отношению к языковой политике. Партийный коллектив Краснодарского института специальных технических культур допустил в январе 1932-го срыв украинской постановки "шовинистическими криками и выпадами" из зала.

В селе Красносельском председатель колхоза Богомаз заставлял секретаря сельсовета сразу написанные на украинском документы переписывать обратно на русский, чтобы всем понятно было при прочтении, кричал на него по этому поводу.

С переводом на украинский язык резко падали тиражи газет. Так, тираж газеты "Колхозный путь", органа Ейского райкома ВКП(б) уменьшился с 13 до 5 тысяч экземпляров. Это не осталось незамеченным. Уже с конца 1931 года из краснодарской окружной газеты "Красное знамя" начали исчезать материалы на украинском языке. Проводимая политика зашла в тупик.

В 1932 года ЦК ВКП(б) и СНК СССР постановили устранить механическое проведение украинизации. Неожиданным было начало проведения украинизации, но еще более неожиданной была ее ликвидация на Кубани. Был запрещен выпуск почти 20 украинских газет и журналов, прекращалось радиовещание на украинском, закрывалось несколько сот школ, упразднялись украинские педагогический и научно-исследовательский институты, все украинские педтехникумы. По специальному указанию были сожжены все украинские библиотеки. Этим объясняется практически полное отсутствие украинских книг и периодики того периода, сохранились считанные экземпляры."

Из Постановления 14 декабря 1932 г. ЦК ВКП(б) и СНК СССР: "...Обратить серьезное внимание на правильное проведение украинизации, устранить механическое проведение ее, изгнать петлюровские и другие буржуазно-националистические элементы из партийных и советских организаций, тщательно подбирать и воспитывать украинские большевистские кадры, обеспечить систематическое партийное руководство и контроль за проведением украинизации" Подписи: Сталин, Молотов.

Заметим еще: зимой 1932 - 1933гг. в СССР был пик массовой смертности от страшного голода, но в данном постановлении нет совершенно никаких мер, направленных на помощь уже миллионам умирающих людей. Речь идет только об усилении репрессий на селе и об изменениях в политике украинизации".

Tags: русская правда
Subscribe
promo peremogi февраль 23, 2019 14:44 8
Buy for 400 tokens
Пишет Аноним: - Вам всё равно не удастся вырастить ничего стоящего без дерьма из нашего коллектора. - О. Но вот же наши поля, посмотрите, отличная земля, удачно, компактно расположены, посадки для снегозадержания в пристойном состоянии - ну, мы, конечно, кое-что подновим ещё, подсадим, -…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments