charodeyy (charodeyy) wrote in peremogi,
charodeyy
charodeyy
peremogi

Categories:

Поминки по Тарасу: короткий рассказ о том, как угнетали украинцев при царе

Из воспоминаний Петра Осиповича Морозова, опубликованных в 1915 году в "Историческом вестнике"

«… Кончилась панихида, и хозяин пригласил гостей в соседние комнаты, где на столах были в изобилии всякие украинские яства; и горячие вареники, и неизбежное сало, и колбасы, и ветчина, и рыбка, и “горилка”, и “запеканка”, и сливянка, и проч. и проч. Во главе стола сели: Костомаров, Кулишъ, Мордовцев и другие почетные гости; молодежь теснилась вокруг них, прислушиваясь к их разговорам. Костомаров прочел, между прочим, сохранившееся у него подлинное письмо Шевченка, которое затем пошло по рукам гостей. Кулиш, в ту пору еще не называвший, как впоследствии, музу украинского певца “пьяною”, читал стихотворения, не вошедшие еще тогда в изданиe “Кобзаря”, и вспоминал о своем сотрудничестве в “Библиотеке для чтения” Сенковского. Приехавший из Киева молодой человек рассказывал, что в Петербурге была поставлена, незадолго перед тем написанная опера Лисенка “Риздвяна нiчъ”, в которой рассказчик пел партию Вакулы. Вскоре зазвенело фортепьяно, и “Вакула” красивым тенором спел свою арию, а потом, в ответ на рукоплескания и крики: “Ще разъ!” пропел “Думы мoi, думы моi” и еще несколько песен Шевченка. Кстати, по поводу криков “Ще раз!” Костомаров заметил, что один приезжий хохол, впервые попавший в Петербурге в оперу и слыша возгласы “bis”, никак не мог понять: “якого це воны бica кличуть?” Когда же на эти возгласы вышел из кулис певец, то сказал: “Такъ ось який вин!”
На смену тенору появились и певицы, и мы услышали грациозные песенки: “У перетику ходила”, “Протоптала стежечку через яр”, “Ой, мамо” и другие. Затем составился и хор, и раздались близкие сердцу каждого украинца звуки “Зозули”, “Реве та стогне” и т. д. Не обошлось дело и без малороссийской “марсельезы”: “Ще не вмерла… “



Впрочем, “политика” — неизбежная дань молодому увлечению — не играла на этой поминальной пирушке сколько-нибудь видной роли и сейчас же уступила место простодушному веселью, все более и более разгоравшемуся от горилки и запеканки. Послышалась звонкая трель “гопака”, и двое студентов, сбросив пиджаки и оставшись в расшитых рубашках, подпоясанных синими кушаками, лихо заломили набекрень смушковые шапки и под припевы хора начали выделывать ногами такие выкрутасы, от которых не отказался бы и знаменитый гоголевский танцор “Заколдованного места”. Старик Костомаров хлопал в ладоши и подбадривал танцующих возгласами “Веселэнько!”, а стоявшая кругом молодежь, притоптывая в такт музыке, подпевала:
“Ой, дуба, дуба, дуба, моя дівчино люба!”
Долго не расходилась веселая компания... Старики давно уже уехали, а молодежь все еще продолжала музыку, пение и пляску.
Наконец, пора было “и честь знать” и откланяться радушному Федору Ивановичу, приютившему земляков в памятный для них день. На столике в передней оказалась тарелка, на которую гости клали, по мере сил, свои приношения в возмещение расходов хозяина. Едва ли, однако, этими скромными лептами окупились его издержки..."
Tags: русская правда
Subscribe
promo peremogi februar 23, 2019 14:44 8
Buy for 400 tokens
Пишет Аноним: - Вам всё равно не удастся вырастить ничего стоящего без дерьма из нашего коллектора. - О. Но вот же наши поля, посмотрите, отличная земля, удачно, компактно расположены, посадки для снегозадержания в пристойном состоянии - ну, мы, конечно, кое-что подновим ещё, подсадим, -…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments