charodeyy (charodeyy) wrote in peremogi,
charodeyy
charodeyy
peremogi

Categories:

Тюрьма народов имени Франца-Иосифа

Ранее на Складе уже публиковали одно известное высказывание товарища Сталина, посвящённое белорусизации и украинизации русского населения Белорусской ССР и Украинской ССР: «Далее, я имею записку о том, что мы, коммунисты, будто бы насаждаем белорусскую национальность искусственно. Это неверно, потому что существует белорусская нация, у которой имеется свой язык, отличный от русского, ввиду чего поднять культуру белорусского народа можно лишь на родном его языке. Такие же речи раздавались лет пять тому назад об Украине, об украинской нации. А недавно ещё говорилось, что украинская республика и украинская нация — выдумка немцев. Между тем ясно, что украинская нация существует и развитие её культуры составляет обязанность коммунистов. Нельзя идти против истории. Ясно, что если в городах Украины до сих пор ещё преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут неизбежно украинизированы… Лет пятьдесят тому назад все города Венгрии имели немецкий характер, теперь они мадьяризированы. То же самое будет с Белоруссией, в городах которой всё ещё преобладают небелорусы».

В качестве обоснования советской национальной политики И. В. Сталин неоднократно ссылается на австро-венгерский опыт. И Сталин, и Ленин бывали и жили в Австро-Венгрии. Выходцы из Австро-Венрии (Карл Радек, Бела Кун и др.) были членами партии большевиков. Поэтому было бы интересно, посмотреть, что из себя представляла национальная политика Дунайской монархии. Это тем более интересно, что в состав Габсбургской монархии долгое время входила современная Западная Украина. В Австро-Венгрии родились и сформировались Степан Бандера и Роман Шухевич (а также Адольф Гитлер, Бенито Муссолини, Теодор Герцль, Анте Павелич). На Складе неоднократно писали про трагедию Талергофа. Я же хотел бы рассмотреть Австро-Венгрию в целом.



21 ноября 1916 года в возрасте 86 лет умер император Австрии, король Венгрии, король Богемии, король Хорватии, король Галиции и прочая, и прочая Франц-Иосиф Первый (и последний). В разгар шедшей уже более двух лет Первой мировой войны, развязанной именно им, мир не придал особого значения уходу из жизни старика. Но в его фигуре было что-то черное, дьявольское, роковое, и иногда Франц-Иосиф чувствовал это сам. А последствия его правления до сих пор дают о себе знать, то в Галиции, то в Боснии, то в Трансильвании...

Тайна скрывает обстоятельства его рождения в 1830 году. До сих пор некоторые историки считают, что он был незаконным сыном Наполеона II и тем самым приходился родным внуком Наполеону I. Аргументы в пользу этой версии очень слабые и шаткие; скорее всего, это не так, хотя полной уверенности быть не может. Но в любом случае, зловещая тень Наполеона и слухов о нем бросала свой черный отблеск на жизнь Франца-Иосифа, в государстве которого был выпестован Гитлер.

Франц-Иосиф при любом раскладе не должен был занять трон ранее 1870-х годов, но революция 1848 года вынудила отречься от престола его слабоумного и тупого дядю в пользу племянника, минуя незадачливого отца Франца-Иосифа. Предав верного Меттерниха в первые же дни революции, император Фердинанд Добрый не остановился перед тем, чтобы малодушно отказаться от власти и предать всю империю в руки своего 18-летнего племянника. Так начались 68 лет правления Франца-Иосифа – 68 лет мерзости и позора, ближе к концу которых, по словам либерального историка Ярослава Шимова, «его предшественника уже никто не помнил, его преемника еще никто не знал».

Но это были и 68 лет злого рока. Даже враги сочувствовали семейным злоключениям Франца-Иосифа. Его первый брат Максимилиан, дерзнувший провозгласить себя императором Мексики и поставивший в Мехико бюст Наполеона (которого многие считали его дедом!), был расстрелян. Другой брат Карл-Людвиг умер от брюшного тифа, а его жена в 28 лет скончалась от туберкулеза. Их сын Франц-Фердинанд вместе с супругой был убит, как известно, в Сараево. Последний брат Франца-Иосифа, Людвиг-Виктор, погряз с гомосексуализме и сошел с ума. Жена императора Елизавета, которая несла личную ответственность за скармливание десятков миллионов людей мадьярским шовинистам, была убита итальянским анархистом; ее сестра сгорела при пожаре. Единственный сын Франца-Иосифа и Елизаветы Рудольф покончил с собой при обстоятельствах, которые отец предпочел скрыть (поговаривали, что любовница Рудольфа, вместе с которой он ушел из жизни, сама была незаконной дочерью Франца-Иосифа). Наконец, последний из наследников Франца-Иосифа, император Карл Первый (и последний), также будет свергнут и закончит свою жизнь в ссылке в тридцатилетнем возрасте.

Понятно, почему многие считали семейство Франца-Иосифа проклятым. Оно не было похоже на предыдущие поколения Габсбургской и Габсбург-Лотарингской династий. Но в той же мере не походила на них и политика Франца-Иосифа.

Существует стереотип о том, что крайне консервативный в быту, император предпочитал «ничего не трогать». Это опасное заблуждение. Вся политика Франца-Иосифа была направлена на грубый и систематический слом многовековой системы империи Габсбургов, на уничтожение имперской сущности Австрии, а также на подрыв империй Германской и Российской.

Первый год правления Франца-Иосифа, ознаменованный блестящим подавлением революции и союзом с Россией, обещал многое. Однако, послушный новому канцлеру Шварценбергу, император вскоре взял иной курс. Да, внутри страны была упрочена имперская вертикаль правления при талантливом Александре Бахе, но вернувшийся в Австрию ее гений-хранитель Меттерних так и не получил официальной должности. Великий старец – рейнский немец, который путем невероятной эквилибристики сорок лет удерживал Австрийскую империю на своих плечах – в последние годы жизни мог лишь давать Францу-Иосифу советы, к которым тот не прислушивался. Антироссийская позиция во время Крымской войны, которой Франц-Иосиф кичился как своей черной неблагодарностью спасшему его трон Николаю I, стала притчей во языцех. Все дальнейшее правление Франца-Иосифа пройдет под знаком этой неблагодарности – всем, везде, во всем.

Власть Габсбургов в 1848 году спасли в основном славяне и румыны. Поначалу в благодарность они получили собственные имперские провинции. Однако полноценных гражданских прав они так и не дождались. «Вы получили в награду то же самое, что мы получили в наказание», – смеялись над ними кровожадные мадьяры. Уже очень скоро Франц-Иосиф показал свое истинное лицо. В 1859 г., вопреки призывам умирающего Меттерниха, он развязал несправедливую войну против итальянцев и был предан своим прежним союзником Наполеоном III. В итоге Австрия потеряла Ломбардию – жемчужину меттерниховского наследия. Сразу после этого Франц-Иосиф ликвидировал автономию сербской провинции Воеводина и Банат. Вместо нормальной имперской немецкоязычной бюрократии воеводинские сербы – народ с уже развитым самосознанием – были отданы в самое настоящее государственное рабство венграм. Сценарий повторился в 1866 г., когда драчливый Франц-Иосиф попытался помешать объединению Германии и в результате потерял Венецию. Правда, из-за скоротечности войны Бисмарк не смог осуществить свои изначальные планы по глубокой интервенции в Чехию и Венгрию. Вместо этого образовалась неустойчивая и очень опасная конструкция, когда десяток миллионов австрийских (а также лихтенштейнских) немцев остался за пределами общей родины – Германской империи. Австро-прусская война показала слабость австрийской армии и бюрократии. Нужно было срочно перестраивать внутреннюю структуру империи. Именно это и предлагал глава австрийского правительства Белькреди, советуя разделить империю на пять федеративных территорий. Это открыло бы путь к дальнейшему совершенствованию национально-территориального деления. Но вместо плана Белькреди в 1867 году был принят план Бейста, разделивший монархию на две части: рыхлое австрийское королевство из 14 провинций, не имевшее даже собственного официального названия (оно называлось «Страны и земли, представленные в рейхсрате»), и огромное олигархическое королевство Венгрия. Этот акт стал роковым не только для государства Габсбургов, но и для всего европейского и мирового порядка.

Фактически в 1867 году Франц-Иосиф своими собственными руками уничтожил многовековую империю, упразднив даже овеянный славой ее черно-золотой государственный флаг и создав на ее месте два постимперских союзных государства. Первое из них, Цислейтания, медленно, со скрипом, со скандалами и ожесточенной внутренней борьбой, двигалась в направлении федерации народов и в начале ХХ века все-таки немного ушла в этом направлении. Ушла вопреки Францу-Иосифу, который грубо и цинично пытался остановить это движение. В 1871 году, после создания Германской империи, он пообещал выделить Чехию, Моравию и Силезию в отдельное государство под своей короной, превратив дуалистическую систему в триалистическую. Но из-за угроз со стороны венгров Франц-Иосиф грубо нарушил уже данные обещания. Чехи не получили ничего, кроме унижений. То же самое касается и русинов, которые в 1846 году героически помогли Меттерниху справиться с польской шляхтой. Неблагодарный Франц-Иосиф отдал русинов в рабство полякам, превратив Галицию в польское квазигосударство, практически не зависевшее от Вены. Чем дальше, тем больше там прилагались усилия к выращиванию монстра «украинства». Впрочем, это был не уникальный случай, а система.

Второе государство – Транслейтания – было образовано росчерком пера Франца-Иосифа в 1867 году за счет включения в состав шовинистической, расисткой, по современным понятиям даже нацистской Венгрии множества народов бывшей Австрийской империи. Помимо Воеводины и Военной границы, было уничтожено княжество Трансильвания, существовавшее много веков. Мир почти не заметил варварской ликвидации целой страны – самой настоящей исторически сложившейся страны, в одночасье лишенной всех своих прав, преданий, привилегий и растоптанной сапогами мадьярского централизма. В составе Венгерского королевства остались лишь две автономии – город Фиуме и Хорватия (у которой оторвали Далмацию, включив ее в состав Цислейтании, что сделало невозможным построить там даже железную дорогу и обрекло ее жителей на нищету). Но даже на их автономию венгры постоянно покушались. В таком небывалом для Европы Нового времени чудовищном образовании, как невероятно разбухшая унитарная Венгрия, творился подлинный ад. Даже к началу ХХ в. лишь малая доля населения там имела гражданские права, причем в процентном отношении эта доля понижалась (единственный пример во всем мире!). Венгры по крови составляли менее 30% населения, а вместе с ассимилированными манкуртами – менее 50%. Тем не менее, все остальное невенгерское большинство населения было лишено возможности свободно пользоваться родным языком, приобщаться к культуре, да и просто занимать хоть какие-то посты в государстве выше, чем на уровне простых крестьян и рабочих. Пятьдесят лет существования унитарной Венгрии (1867–1918) были годами режима открыто террористического, бросавшего тысячи активистов в тюрьмы и психиатрические лечебницы, устраивавшего кровавые расстрелы крестьян во время «выборов» (так называемое «голосование» проходило там открыто, поднятием рук), демонстративно уничтожавшего памятники культуры невенгерских народов и державшего в черном теле собственную, венгерскую бедноту. Революция 1906 г., которая чуть было не пробила брешь в этой системе деспотии, была заглушена и подавлена лично Францем-Иосифом, который во всех конфликтах народов Транслейтании с деспотизмом мадьярской олигархии всегда принимал сторону последней.

Франц-Иосиф формально был и императором Австрии, и королем Венгрии. Конституция мало ограничивала его власть – он сотни раз нарушал ее, когда ему это было выгодно, используя лазейки в законе или даже без них, открыто. Сам он демонстративно говорил, что управлять по букве конституции в его стране невозможно. Но когда к Францу-Иосифу приходили крестьяне-румыны жаловаться на венгров или крестьяне-русины на поляков, он прогонял их, в результате чего те попадали в тюрьму. Сложно подобрать более яркий пример политики шовинистической и антиимперской, политики не самодержца, но служащего интересам жадной олигархии самодура.

Вокруг Франца-Фердинанда сложилась плеяда блестящих администраторов, разработавших реалистичный план спасения страны. Существовали и другие позитивные программы: от социал-демократической программы Карла Реннера и Отто Бауэра до либеральной программы Оскара Яси (Якубовича). Разумеется, все эти программы имели свои недостатки; но любая из них была несравненно лучше сохранения дуалистического статус-кво, душившего полвека все здоровые силы бывшей империи. Если бы Франц-Иосиф умер хотя бы на несколько лет раньше, все было бы иначе. Но старик предпочел сознательно развязать Первую мировую войну. Один из последних министров иностранных дел Австро-Венгрии граф Чернин скажет по этому поводу, что из всех способов смерти былой державы в Вене выбрали самый мучительный.

Невозможно рассматривать проблемы Австро-Венгрии от проблем ее соседей. Создание польского квазигосударства в Галиции подрывало основы безопасности Германии и России. Юридическое уничтожение Трансильвании и чудовищное угнетение румын в Венгрии сделало неизбежным освободительную войну Румынии против Дунайской монархии в 1916-1919 гг., а ликвидация автономии Воеводины, постоянные попытки покушения на автономию Хорватии, ужасающая по своим последствиям оккупация и аннексия Боснии и Герцеговины (где при австрийской власти налоги выросли в разы по сравнению с турецкими временами, 83% населения сознательно оставляли с неграмотном состоянии, а земли отдали на откуп и разграбление еврейским банкирам) сделали неизбежной войну с Сербией. Наряду с этим австрийские агенты «сконструировали» сначала албанский национализм, а в 1913 г. и албанское «государство» (существовавшее на бумаге в качестве failed state) с целью удушения Сербии и Черногории. Наконец, по тем же лекалам был выпестован и зверь «украинской» русофобии в Галиции и Буковине. 1914 год – год начала систематического геноцида австро-венгерскими властями русинов и сербов – стал мрачным предвестием армянского геноцида в Турции и последующих событий в Польше 30-х годов и в эпоху нацизма в годы Второй мировой войны.

Играючи, Франц-Иосиф разжигал агрессивные национализмы и у себя в стране, и за ее пределами, в Германии, России, на Балканах. В итоге ему все-таки удалось зажечь мировой пожар, который не прекратился ни с его смертью, ни с концом его лоскутного франкенштейноподобного монструозного государства два года спустя. Франц-Иосиф несет личную ответственность за то, что система образования, пропаганды и СМИ в Австро-Венгрии на протяжении полувека была системой пестования фанатичной межнациональной ненависти и узости мышления. Польскому и венгерскому шовинизму был дан зеленый свет, но и противостоящие им народы загонялись в безвыходное положение и отвечали точно такой же, зеркально отображенной ненавистью. Как ни странно, особенно сильно страдали сами австрийские немцы. Формально титульный народ, сохранявший определенные привилегии по сравнению с чехами, итальянцами и словенцами, на практике немцы при Франце-Иосифе оказались глубоко ущемлены. Во-первых, они испытывали унизительный для ведущего народа Европы национальный гнет на территории Венгрии – лишь в 1919 г., после гибели Габсбургского государства, немецкий Бургенланд будет передан из Венгрии в состав собственно Австрии. (Ничего не напоминает? Я имею ввиду включение русских областей в состав УССР, БССР и КазССР? - прим. charodeyy)

Во-вторых, открытая дружба Франца-Иосифа с еврейскими кругами и его демонстративная враждебность к национальным чувствам немцев приводила к нарастанию антисемитизма в самых крайних формах, с одной стороны, и сионизма, с другой. Подобным же образом и в Венгрии славяне и румыны начинали испытывать особо горячую ненависть к верхушке евреев, которая яростнее всех проводила политику мадьярского национализма. Проницательный еврей-либерал Оскар Яси отмечал, что из-за этого народная ненависть переносилась и на массы рядовых евреев, которые вовсе не поддерживали преступления финансовой верхушки своего народа и сами находились в таком же бесправном положении, что венгерская беднота. Характерно, что в годы Первой мировой войны, как вспоминал Ярослав Гашек, солдаты австро-венгерской армии надпись на своих фуражках F.J.I читали не как Franz-Josef I, а как «für judischen Interessen»…

Франц-Иосиф с ослиным упрямством совершал один безумный шаг за другим. По причине страха перед мадьярскими олигархами и еврейскими банкирами он так и не дал Боснии и Герцеговине хоть какой-нибудь внятный юридический статус, так и не вернул Далмацию Хорватии, так и не провел никаких реформ внутри Венгрии, так и не выполнил ни одного обещания чехам. Развязав в молодости, в 1859 и 1866 гг., две преступные войны против итальянцев, Франц-Иосиф повторил эту ошибку в 1915 г., наотрез отказавшись обсуждать возврат территорий за столом переговоров. Имея у власти в Румынии короля-немца, Франц-Иосиф тем не менее сумел вызвать к себе ненависть во всем румынском народе. К 1914 г. даже самые умеренные румынские политики уже говорили, что терпеть более невозможно. Особенно нелепо, впрочем, выглядит промах Франца-Иосифа с Сербией. С 1878 по 1903 гг., целую четверть века, при династии (лже)-Обреновичей Сербия была марионеткой Австрии. В 1882 г. князь Милан открыто предложил Францу-Иосифу за деньги купить Сербию и включить ее в состав Австрии. Это в значительной степени решало бы проблему объединения сербов в одном государстве. Но император упустил благоприятный момент. В итоге после переворота и смены власти в Белграде в 1903 г., после демонстративного разрыва отношений в 1906 г. и циничной поддержки албанских головорезов из Вены уже никакие силы в мире не могли остановить путь к австро-сербской войне как прологу мировой войны.

Итак, в период с 1849 по 1867 годы Франц-Иосиф собственноручно уничтожил Австрийскую империю, создав на ее месте некое гнилостное образование, рыхлую конфедерацию ненавидящих друг друга сообществ, политический труп, который своими ядами национализма заразил и соседей: Германию, Италию, Россию, Турцию, балканские страны. Полвека брожения в тканях этого трупа привели к тому, что когда его внешняя оболочка рухнула в 1918 г., споры заразы разнеслись по всему миру.

Именно в Австро-Венгрии получил воспитание Адольф Гитлер. Все его мышление, картина мира, мировоззрение – яркий слепок с того, чем дышали и жили венские немцы в начале ХХ века, с сочинений самозванца Ланца фон Либенфельса, шарлатана Гвидо фон Листа и сумасшедшего представителя «проклятой семьи» Карла Марии Вилигута. Патологический расизм, равно как и славянофобия, будущего фюрера были заложены в него, как и в миллионы его товарищей по несчастью родиться и жить в Австрии эпохи упадка. То же самое касается и Анте Павелича – будущего поглавника Хорватии, который по части размаха геноцида далеко переплюнул самого Гитлера; и Октавиана Гоги, трансильванского румына, способствовавшего тому, что межвоенная Румыния заразилась венгерской болезнью шовинизма и унитаризма, направленной теперь уже против самих венгров; и Степана Бандеры вместе с Романом Шухевичем и прочими садистами; и автора идеи создания еврейского государства в Палестине на костях и крови арабского мира Теодора Герцля; и открывших глубины ада внутри человеческой психики Зигмунда Фрейда, Леопольда Захер-Мазоха, Франца Кафки. Неудивительно, что у Гашека психиатры вынесли заключение о психической болезни бравого солдата Швейка, едва услышав его возглас: «Да здравствует император Франц-Иосиф!»

Наконец, по ту сторону австро-венгерской границы в Румынии, Сербии, Италии и даже Германии выросли целые поколения политиков, мечтавших уничтожить дуалистическую Дунайскую монархию. Среди них нельзя не упомянуть журналиста и писателя Бенито Муссолини, который был выслан из итальянских районов Австрии в Италию за свою агитацию и на всю жизнь решил отомстить «проклятой Вене».

Для русского народа происходившее в Австро-Венгрии воспринималось не менее болезненно. Если до 1867 г. сценарий размена Галиции на русскую Польшу не раз всерьез рассматривался императорами, то в дальнейшем ситуация приняла неразрешимый характер. По мере того, как в австрийских Восточной Галиции и Буковине и в венгерском Закарпатье искусственно разжигались «украинофильские» русофобские настроения, по мере того как к началу ХХ века там усилился открытый террор и репрессии против русофильского движения, переросшие в 1914 году в резню и геноцид, война становилась неизбежной. А поскольку здоровая и мощная Германская империя ради экспансии на Балканах привязала себя цепью союза к разлагавшимся трупам Австро-Венгерской и Османской империй, то шансы России избежать войны со всеми тремя державами с каждым годом таяли на глазах. Дать возможность русофобскому гнезду в Львове и Черновцах вести пропаганду по всей Малороссии было столь же немыслимо, как и отдать на съедение обескровленные Сербию и Черногорию после их триумфальной победы в Балканских войнах. Все эти причины сделали военную кампанию 1914–1918 гг. неизбежной, хотя и запоздалой. Эти вопросы нужно было решить на полвека или хотя бы на четверть века раньше. К сожалению, тянуть время до тех пор, когда уже и ампутация становится бессильной, любил не только один Франц-Иосиф, но и русские императоры…

Лишь у Николая II хватило и мудрости, и воли пойти на решающий шаг, но было слишком поздно. В начале Первой мировой войны в России получили популярность плакаты со стишками о том, как сатана уже заждался в аду Франца-Иосифа. Когда, наконец, 86-летний монстр оставил сей бренный мир в подожженном им виде, времени на исправление ситуации уже не было. Новый император Карл попытался было договориться с Николаем II, но менее чем через четыре месяца грянула революция в России. Карл I не обладал ни мудростью, ни волей Франца-Фердинанда, а потому, когда он в октябре 1918 г. провозгласил Австрию федерацией, опять ни единым словом не затронув Венгрию, это привело к мгновенному взрыву и развалу монархии за несколько дней. В Вене по старой памяти надеялись на то, что англосаксы захотят сохранить Дунайскую монархию как противовес России, но в условиях полного хаоса в России необходимости в этом уже не было. Да и некоторое чувство брезгливости у англичан все-таки было. Английские историки и разведчики Сетон-Уотсон и Тойнби начинали изучать положение дел в Австро-Венгрии, желая прийти к благоприятным для Вены и Будапешта выводам, но не смогли этого сделать: увиденные ими безобразия шокировали даже таких опытных и бывалых знатоков. Поэтому на мольбы Австро-Венгрии о пощаде летом 1918 г. в Лондоне и Париже ответили, что слишком поздно: дунайский монстр должен быть ликвидирован полностью.

В итоге и без того сгнивший труп Австро-Венгрии наконец лопнул, но его куски разбросало по всей Европе и даже за ее пределами (если мы вспомним судьбы сионизма в Палестине или приключения усташей в Южной Америке и бандеровцев в Канаде). Из старой солдатской шинели Франца-Иосифа на свет выползли Гитлеры и Павеличи, Бандеры и Шухевичи.

Их идейные, а то и кровные внуки и правнуки и сейчас находятся у власти на Украине, в Хорватии, в Косово, в Боснии… Не следует забывать, что пресловутый Тягнибок является правнуком Лонгина Цегельского – изуверского идеолога «найяснiшого цiсаря Франца-Иосифа» времен Первой мировой войны, а буквально месяц назад в Закарпатье открыли памятник старому императору, при котором население этой территории было голодными и бесправными рабами нескольких венгерских олигархов…

Прошло сто лет, а последствия причиненного зла еще не устранены.

Источник

Tags: русская правда
Subscribe
promo peremogi март 16, 2017 23:21 19
Buy for 400 tokens
Сейчас, когда адекватно-умеренным украинцам припекло дупу, они начинают голосить, и у кого-то могут возникнуть сомнения на тему "Украинцы прозревают", "Украинцы задумались", и тому подобное. Считая подобные заблуждения вредными и опасными, привожу старый, но ничуть не…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments