baron_amorph (baron_amorph) wrote in peremogi,
baron_amorph
baron_amorph
peremogi

Category:

Новые претенденты на лавры Новикова и Фейгина

Дело о теракте в метро должно стать заботой «иных государств»?

Один из адвокатов осуждённых за теракт в метро Петербурга хочет, чтобы дело вышло на международный уровень

Следствие и приговор по делу о теракте в метро Петербурга требуют международного вмешательства, считает адвокат Виктор Дроздов, который представляет интересы подсудимой Шохисты Каримовой.

Военный суд на этой неделе огласил приговор по делу о теракте в метро Петербурга 3 апреля 2017 года. Все 11 фигурантов признаны виновными. Одному из них назначено пожизненное заключение, остальным – от 19 до 28 лет колонии в зависимости от степени участия в преступлениях. Все 12 адвокатов подсудимых намерены писать апелляционные жалобы.

В четверг вечером часть защитников дала пресс-конференцию для небольшого числа журналистов. Итоги пресс-конференции попали на ленты федеральных информагентств. Сообщалось, что при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции в подмосковной Власихе у части подсудимых вынужденно будут новые адвокаты. Связано это якобы с тем, что семеро из 12 защитников работают по назначению, то есть их труд оплачивается за бюджетный счёт.

Высказанное на пресс-конференции предположение о том, что при «переезде» дела в другой регион подсудимым могут назначить новых адвокатов, в итоге появилось в СМИ в форме утверждения. И вот почему.

Сажать всех

В пресс-конференции в основном участвовали адвокаты: Галина Орехова (защищает Содикова Ортикова), Андрей Костомаров (Акрам Азимов), Жаргалма Доржиева (Аброр Азимов) и Виктор Дроздов — адвокат Шохисты Каримовой.

Выступления первых двух, по словам взявшего на себя роль модератора пресс-конференции адвоката Дроздова, особенно ценны, поскольку они имеют «богатый опыт следственной работы, знают следствие изнутри». Началось всё с повторения уже сказанного ранее.

«Считаем приговор незаконным и надлежащим образом не обоснованным, потому что он основан на предположениях суда, а они не могут быть положены в основу приговора», - сказал адвокат Костомаров.

По его словам, суд не дал оценку тому, что трое обвиняемых после задержания «незаконно содержались в каком-то подвальном помещении», что снятые на видео задержания были постановочными.

«Не видно объективности здесь, не видно желания судебной системы действительно разобраться. Есть только желание наказать за то, что погибли люди. Но наказывать надо именно виновных. Я полагаю, что в нашем случае этого не произошло», - сказал адвокат Костомаров.

Ему вторит коллега Орехова: «Что меня внутренне возмущает как бывшего сотрудника? У меня слов не хватает, чтобы охарактеризовать качество следствия. Нельзя суду идти на поводу у этого некачественного следствия».

По словам адвоката Ореховой, даже если предположить, что её подзащитный Ортиков хранил взрывоопасные предметы, это ещё не доказательство его участия в совершённом теракте и подготовке следующего.

«Закрыв глаза, я могла бы предположить, что его (Ортикова – ред.) могли бы осудить за незаконное хранение оружия и боеприпасов — и всё. И вот за один звонок, который был произведён с его телефона, — дать человеку 22 года? По правилу шестого рукопожатия каждый из нас был знаком с этим Джалиловым (смертником - ред.). Тогда можно сажать всех», - сокрушалась Орехова.

От предположения к утверждению

Адвокат Дроздов начал с эпатажа, заявив, что «нас дурят» и никакого теракта не было, так как он не установлен надлежащим образом процессуально. Дроздов задаётся вопросом, откуда следователь знал, чем закончится предварительное следствие, когда через 29 минут после момента взрыва возбуждал уголовное дело о теракте?

«Дайте доказательства — мы первые согласимся и будем защищать от предъявленных доказательств. Но когда их нет, а одни фантазии», - сказал адвокат Дроздов.

По его словам, пересмотр дела в апелляционной инстанции будет проходить «скорее всего» по видеоконференцсвязи. Подсудимые и защитники будут находиться в Петербурге и удалённо участвовать в заседаниях апелляционного суда в Подмосковье.

Как отметил адвокат Костомаров, в январе будет решаться вопрос об оплате труда адвокатов по назначению при необходимости работы на выезде.

«Уже категорически заявлено, что по назначению адвокатам не будет оплачен ни переезд, ни командировочные, то есть проживание, а будет оплачиваться только день работы по уголовному делу», - сказал адвокат Костомаров.

В этот момент адвокат Орехова, которая, как мы помним, бывший следователь, высказала в качестве предположения, что подсудимым в Подмосковье могут дать новых адвокатов по назначению.
«Слушайте, а представляете, если там могут взять и новых пригласить адвокатов по 51-й (статья 51 УПК РФ - «Обязательное участие защитника» - ред.), которые не знают дело?» - сказала адвокат Орехова.

И тут эту же мысль подхватывает уже в виде утверждения адвокат Дроздов: «Защитников скорее всего назначат в Москве, вот так же их заставят галопом по Европам всех ознакомиться якобы со всеми материалами, с протоколами и с приговором. И они будут представлять их интересы там уже в апелляционной инстанции».

Адвокат Жаргалма Доржиева окончательно закрепила это утверждение, заявив, что таким образом «искусственно создаются барьеры, чтобы защита сменилась, причем незаконные барьеры».

Не российское дело?

Не раз в ходе общения с прессой адвокат Дроздов отмечал, что это дело носит «очень явный международный оттенок».

«Это не российское дело. Это дело очень серьезное, это совсем не российское дело. Это на уровне какой-то попытки спекуляции на правосудии и на праве. Это моя оценка», - сказал адвокат Дроздов.

По его словам, об этом деле «нужно уже говорить за пределами России», потому что когда граждане иных стран «обвиняются в столь тяжком преступлении без основания», посольствам и представительствам этих стран «молчать нельзя».

«Это должно стать в общем заботой иных даже государств относительно того, что происходит в России. Я вполне ответственно говорю. Это страшное событие по последствиям», - многозначительно заключил адвокат Дроздов.

Это заявление адвоката Дроздова «Петербургскому дневнику» прокомментировал юрист, член Общественной палаты РФ Илья Ремесло. По его словам, несмотря на то, что Россия является участником ряда международных организаций, в том числе признаёт юрисдикцию Европейского суда по правам человека, преступления, которые были совершены против граждан нашей страны, должны расследовать российские правоохранительные органы и рассматривать российские суды.

«Дело о терроризме никоим образом не может быть передано каким-то другим государствам, потому что преступление совершено на территории РФ. Попытка спекулировать на передаче дела просто юридически неграмотна. Это доказывает лишь то, что у адвокатов осуждённых просто нет каких-то реальных доказательств их невиновности. И они уже пытаются на чём угодно спекулировать», - сказал Илья Ремесло.

В качестве примера суверенитета собеседник «ПД» привёл Соединённые Штаты Америки, страну, которая «вообще не признаёт какие-либо международные акты, которые ограничивают их судебные правомочия».

Юрист Илья Ремесло напомнил историю, когда США преследовали Международный уголовный суд за то, что он выдал ордер на арест американских граждан. Тогда США категорически заявляли, что будут преследовать членов этого суда за границей, то есть по сути объявили войну целой международной организации, заключил собеседник «ПД».

https://spbdnevnik.ru/news/2019-12-13/delo-o-terakte-v-metro-dolzhno-stat-zabotoy-inyh-gosudarstv
Tags: аберрация сознания, ненаши, тронный зал института мозга
Subscribe
promo peremogi march 16, 2017 23:21 19
Buy for 400 tokens
Сейчас, когда адекватно-умеренным украинцам припекло дупу, они начинают голосить, и у кого-то могут возникнуть сомнения на тему "Украинцы прозревают", "Украинцы задумались", и тому подобное. Считая подобные заблуждения вредными и опасными, привожу старый, но ничуть не…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments