srazyda (srazyda) wrote in peremogi,
srazyda
srazyda
peremogi

Categories:

Наши.

Летчики, спасшие людей и самолет, были награждёны сегодня званием Героев России. Их имена Дамир Юсупов и Георгий Мурзин. Спасибо Вам за подвиг!
Это первоклассные специалисты, которые не растерялись и справились в сложной ситуации, подарив пассажирам жизни, а их близким время, наполненное счастьем и покоем. Неслучившееся горе и слезы радости.

Хочется вспомнить ещё одного человека, который своим многолетним трудом тоже спас самолёт.
Сергей Сотников. Неравнодушный ответственный Гражданин своей страны. Он 12 лет следил за взлетно-посадочной полосой заброшенного аэродрома, надеясь, что когда-то здесь снова появятся самолеты.
Сентябрь, 2010 год, Поселок Ижма. ТУ-154. 81 спасённый.




Кому скакать, кому спасать. А мы помним всё.
Tags: видео, лучшее за день
Subscribe

promo peremogi june 4, 20:34 59
Buy for 400 tokens
Владимир Владимирович сегодня крутил наждаки, как профессиональный диджей диски, а вот это умудрился ещё и отличть в граните: Цитата дня. А, может, и года. Плюс из старого (предупреждал ещё три года назад):
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 44 comments

Bestwaste_ded

August 16 2019, 21:16:08 UTC 1 year ago

  • New comment
Вот тут и начинается коренное отличие русского от любого другого.

Юсупов, в тот момент, когда "поперхнулся" левый движок, понял, что Костлявая пришла. Когда "поперхнулся" второй - понял, что всё. Он, и пассажиры, внутри железного ящика, без тяги, на высоте двести с лихуем. Без тяги. Сто банальных сценариев смерти, и все - от Земли-Матушки.

Пусть сводит челюсти у блядей. Парень принял то, что он умер. Просто переступил тот панический момент "ай, мне пиздец, я счас умру, я жы еще не то и это, и сосед мой колька так не помер наконец". Принял собственную смерть, как данность. И дальше просто сказал Костлявой - а мы еще посмотрим. Ну, "Да пошла ты прочь, Косая, я солдат еще живой".(С)

"В тот момент мысли были только о том, как не допустить падения. Когда падение уже было неизбежно — как можно мягче посадить самолет".
Нету, и не было в формуле "земля-тяготение-самолет" Дамира Юсупова. Он умер уже. Сам для себя. Врезался в землю на любимой машине, расплескав, эту самую землю волнами. И его собственная смерть для него ничего и не значила. Не было человека Дамира Юсупова на борту. Был командир экипажа гибнущего самолета. Который да, был не в самолете. А над ним, под ним, слева, справа, сзади, снизу, в картах, в связи, в пеленгах, в азимутах. Ровная. Площадка. Дистанция. И радиус, на который дотянет умирающая без двигателей машина.

И герой он, в России, навсегда. и Герой России, вот как раз потому, что из формулы "умираю" себя исключил. Он-то, для себя уже решил, что умер. Без страха и воплей. И потом, использовал каждый шанс, чтоб спасти людей и машину. Машину не спас, да, после такого проще списать, чем чинить.

Пусть тебе, сука, челюсти сведет так, чтоб ты жопой ела. Мы такие, русские. За брата, друга, людство, за долг и честь. Умираем, потом живем. И Костлявая к нам приходит не так, как к вам, что вы то ссытесь, то сретесь, то иначе дохнете скверно. Мило она приходит, с уговором - Я - детям утеха, я - старым отдых, я - рабам свобода, я - должникам льгота, я - трудящимся покой.
А ответ наш, он невежливый... Да пойди ты прочь, Косая. Я ж солдат, еще живой.