Герберт Хренли (herbert_hrenly) wrote in peremogi,
Герберт Хренли
herbert_hrenly
peremogi

Category:

Как Степан Бандера и Адам Смит вместе борщ сварили. Часть 2

Окончание статьи В.Багдасаряна.
Часть 1 здесь: https://peremogi.livejournal.com/46706409.html


Далее — Вторая мировая война, победа над фашизмом, создание международной социалистической системы. Либерализм в этот период открещивается от фашизма. После возникновения мировой социалистической альтернативы доминирует тенденция дефашизации мира. Устанавливается модель социального государства, увеличивается социальный пакет. Наличие советской альтернативы заставляло сильных делиться со слабыми [16].

Однако с середины 1970-х годов, — соотносясь с начавшимся вырождением советской системы, обнаруживается противоположная тенденция. Эту тенденцию отразила известная работа С.Хантингтона, М.Крозье и Д.Ватануки «Кризис демократии» [17]. Вызов происходящей трансформации обнаруживался в разводе либерализма и демократии. Вместо демократической модели устанавливался новый иерархизм. Доминирующей стала тенденция корпоративизации. Рушится Советский Союз, снимается социалистическая альтернатива, и дальше корпоративизм нашел воплощение в феномене приватизированного государства. Либерализм, по сути, окончательно разрывает с демократией и уже открыто позиционируется как элитаризм. (Рис. 10).

Рис. 10. Фашизм в истории в контексте противостояния либеральной и социалистической альтернатив

Различия социалистической и либеральной модели могут быть проиллюстрированы и количественно. Либеральная модель, мироустройства: на 15% золотомиллиардного населения земного шара приходится 70% мирового потребления. И принципиально другая модель мироустройства предлагалась в рамках социалистической альтернативы.

Проиллюстрировать ее можно по разности между производством ВВП на душу населения и потреблением по республикам СССР. Производили больше, чем потребляли, только РСФСР и Белоруссия. То есть центр не эксплуатировал периферию, а, напротив, сам акцентировано работал на ее обеспечение.

Эта принципиально отличается от либеральной и фашистской системы, основанной на эксплуатации центром периферии. (Рис. 11)[18].

Рис. 11. Идеология господства и идеология мессианства

Еще один индикативный количественный замер — отношение в доходах в ВВП на душу населения 10% наиболее богатых стран мира к 10% наиболее бедным странам мира.

В исторической проекции обнаруживается две волны фашизации. Первая половина XX века — неравенство усиливается. Но вот возникает социалистическая советская альтернатива, и разрыв между наиболее богатыми и бедными идет в направлении сокращения. Рушится Советский Союз, снимается эта альтернатива, и рост неравенства идет в геометрической прогрессии. Либерализация и фашизация оказываются в одном тренде, и как следствие, обе они оказываются связаны с усилением социального неравенства. (Рис. 12)[19].

Рис. 12. Отношение в доходах ВВП на душу населения 10% наиболее богатых стран к 10% наиболее бедных стран мира, число раз

О степени популярности различных идеологий в мире можно получить представления по самопозиционированию правящих партий. Такой расчет был проведен по данным на 1985-й и 2009 годы. Сравнивая полученные показатели, можно наблюдать принципиальное поправение мира. На 1985 год доминирующие позиции занимали партии, которые позиционировались, как либеральные.

Сегодня либерализм существенно потерял в количестве стран, избравших его в качестве идеологии. Но зато значительно больше стало стран, правящие партии которых позиционируются, как консервативные, национально-консервативные, национальные, исповедующие идеи исповедующие идеи национализма и т.п. Это, с одной стороны, опять-таки подтверждает тезис о трансформации либерализма в фашизм. С другой стороны, мы видим поляризацию сил, что тоже является соответствующим историческим симптом. (Рис. 13).

Рис. 13. Идеологический вектор развития мира: идентификация государств по доминирующей идеологии, в %

Могут возразить, что у либерализма и фашизма имеются два, как минимум, два принципиальных различия. Первое — это либеральная ценность свободы, второе — либеральная ценность индивидуума. Фашизм, казалось бы, обе эти ценности дезавуирует.

Вначале о ценности свободы. Ни одно общество, ни одна социальная сборка не может быть построена на идее свободы, как таковой. Социогенез, как известно, начинается с установления табу. О бесперспективности выстраивания общества на идее свободы рассуждал в свое время Василий Розанов: «От свободы все бегут: работник к занятости, человек к должности, женщина к мужу. Всякий — к чему-нибудь. Все лучше свободы, „кое-что“ лучше свободы, хуже „свободы“ вообще ничего нет, и она нужна хулигану, лоботрясу и сутенеру»[20].

Но если на основе идеи свободы невозможно осуществить социальную сборку, то в чем тогда смысл идеологии либерализма? Либеральная идеология, формировалась исторически, когда существовала иерархическая система, позднесредневекового общества. Либерализм был инструментом для разрушения этой иерархии. Разрушались социальные перегородки, декларировались ценности свободы и равноправия, индивидуум, ставился выше группы.

Но что дальше? Система прежнего иерархизма разрушается, однако вместо нее через некоторый исторический интервал начинает строиться новая иерархическая система. Элитаризм аристократии сменился элитаризмом олигархии. Либерализм оказывается идеологическим инструментом, для выстраивания новой модели превосходства и неравенства. (Рис. 14).

Рис. 14. Исторические инверсии социального устройства в идеологии паразитизма

Свобода одних, как свидетельствовал опыт рабовладельцев — американских президентов, предполагала несвободу других. Древний мир и средние века знали категорию лиц «свободные». В противоположность им существовал «несвободные» — рабы, крепостные [21]. Свободные не могли существовать без наличия рабов и крепостных.

А сегодня какая постановка вопроса? «Свободные» противополагаются «бедным». Из этого противоположения следует, что «свободный» тождественен «богатому». В геокультурном плане свободный эллинский мир противопоставлялся в античные времена варварскому несвободному мир. И сегодня в политологической терминологии «свободный мир» противопоставляется «автократической периферии». Свобода бенефициаров и обеспечивается тем, что на «свободных» работают «несвободные». (Рис. 15).

Рис. 15. Соотношение свободы и несвободы в социальном проектировании

Что представляет собой в свете рассматриваемой проблемы выстраиваемая мировая систем? Либерализм в ней оказывается достаточно прочно связан и сопряжен с фашизмом. В центре мировой системы — либерализм. Это страны «золотого миллиарда». Свобода оказывается преференцией избранных. А в тоже время на периферии устанавливаются, фашистские режимы. Для этой группы стран характерны уже другие черты — автократия, иерархизм, непотизм. Принцип здесь уже совершенно другой — несвобода для большинства. Одно связано с другим: либерализм и свобода в центре, фашизм и несвобода на периферии. Либерализм в общей мироустроительной парадигме дополняется фашизмом. Одно не может функционировать без другого. (Рис. 16).

Рис. 16. Либерализм и фашизм в центр-периферийных отношениях современной мир-системы

Второе возможное возражение против тезиса о сущностном подобии либерализма и фашизма — ценность гуманизма и человеческой жизни. О степени гуманистичности либерализма можно получить представления по расчету демографических потерь России, понесенных ей в результате либеральных реформ. Фиксируется численность населения на конец 1980-х годов, современная численность и потенциальная численность при сохранений коэффициента рождаемости и смертности на уровне позднесоветских лет. Общие потери России — неродившиеся и преждевременно умершие составляют 30 миллионов человек.

Но может быть, падение демографических потенциалов есть мировой тренд. Аналогичный расчет по должной, на основе показателей конца 1980-х годов, численности населения был проведен применительно к США (сколько было, сколько стало и сколько должно было стать). Здесь показатель плюс 24 миллиона человек. На 24 миллиона современное население США больше, чем оно должно было бы быть, если сохранялся коэффициент рождаемости и смертности конца 1980-х годов.

Из проведенного сопоставления видно, кто является бенефициаром произошедшей инверсии. (Рис. 17).

Рис. 17. Демографические потери в России в результате либеральных реформ

Иллюстративен применительно к раскрытию сущности либерализма ряд высказываний — видных, относящихся к либералам, представителей российской политической элиты.

И.Ю.Юргенс: «России мешают русские. Основная масса наших соотечественников живет в прошлом веке и развиваться не хочет. Русские еще очень архаичны. В российском менталитете общность выше, чем личность»[22].

Е.Т.Гайдар: «Идут радикальные преобразования, с деньгами сложно, и уход из жизни людей, неспособных противостоять этим преобразованиям — дело естественное»[23].

А.Б.Чубайс: «Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет 30 миллионов — они не вписываются во время. Не думайте об этом, новые вырастут»[24]. Чем принципиально либерализм в таком изложении и фашизм различаются?

Ниже представлена мировая карта преступлений либерализма. На ней показаны по странам мира наиболее крупные демографические катастрофы, которые были связаны с либерализмом. Здесь и соответствующие тридцатимиллионные демографические потери России, здесь и 40 миллионов умерших в результате пандемии голода в Индии, здесь и геноцид в отношении аборигенов Африки, Америки, Австралии, здесь и огромное количество — более 100 миллионов — наркозависимых людей после опиумных войн в Китае. (Рис. 18).

Рис. 18. Карта преступлений либерализма

Сошлюсь на исследование британского ученого Стюарта Лейкока. Согласно его расчету, Великобритания, страна, которая традиционно позиционируется, как носитель либерализма, является и главным военным экспансионистом. Существует только 22 современные страны мира, в которые никогда не вторгалась Великобритания. Имея в виду акты агрессий США, стран, не подвергшихся экспансии англо-саксонскоголиберализма, окажется еще меньше. Страны, которые экспортируют либерализм, несут одновременно и военную экспансию, и связанные с ней жертвы. (Рис. 19)[25].

Рис. 19. Страны мира, в которые никогда в истории не вторгались британские войска (Стюарт Лэйкок)

Посмотрим далее, как акторы классической триады «личность — общество — государство», развертываются в рамках двух альтернативных проектов развития человечества. (Рис. 20).

Личность. Для социализированной модели, человек есть социальное существо. Как перспектива следующей стадии движения в данном направлении — человек — существо духовное. Для либеральной модели человек — это индивидуум. И далее в перспективе перехода от либерализма к фашизму — человек — зверь.

Общество. В социализированной модели общественные интересы преобладают над частными. Ценностные ориентиры — коллективизм, социальный патернализм. Двигаясь далее в направлении социализации, появляется перспектива солидаризированного общества, утверждения ценностной парадигмы альтруизма. Идем теперь в развертке либеральной логики: частные интересы преобладают над общими, базовая ценность — индивидуализм, конкуренция. Отсюда следующий уже фашистский этап в развитии этой логики — диктатура меньшинства, власть сильных, неравенство, в том числе и неравенство антропологическое.

Государство. Для социализированной модели развития — государство это социальная оболочка. Перспектива эволюции в данном направлении — нравственное государство. Либерализм задает принципиально иную логику — освобождение индивидуума от государства. А далее — фашистская перспектива — власть избранных, государство-корпорация.

Рис. 20. Альтернативы развития человечества

По сути дела, сформировались два альтернативных взгляда на исторический процесс: история как социализация и история как индивидуализация. (Рис. 21).

Рис. 21. Идеологические альтернативы взгляда на историю

Отсюда же две версии социальной эволюции. Первая версия: социальная эволюция как социализация человечества. Идеал будущего — всечеловеческое братство. Вторая версия: социальная эволюция как борьба за существование. Исходя из нее бытие человека мыслится как глобальная конкуренция, в которой есть успешные и неуспешные. Сильные в конкурентной борьбе побеждают слабых. Но следуем в этой логической развертке далее: глобальная война, закрепление власти сильнейших, превосходство, присвоение неравенства. По сути дела, заявляя об эволюции, и прогрессе, либерализм и вытекающий из него фашизм, приходят в итоге к контрэволюции — отрицанию самой перспективы нравственного человеческого развития. Вызов, таким образом, предъявляется в отношении самого эволюционного процесса. (Рис. 22).

Рис. 22. Две версии социальной эволюции

Фашизм был, казалось бы, окончательно разгромлен семьдесят лет назад. Нюрнбергский процесс осудил фашистскую идеологию [26]. Однако сегодня новая волна фашизации захлестнула мир. Оказалось, что не вытравлены были идейные корни фашизма. А эти идейные корни обнаруживаются в идеологии либерализма. Соответственно, нужен новый Нюрнберг, мировой суд над преступлениями либерализма-фашизма.


Сама статья со ссылками на источники здесь: http://rusrand.ru/docconf/liberalizm-i-fashizm-suschnostnoe-edinstv

Tags: история перемог, на украине фашизма нет (С), русская правда, страна 404, украинство - это
Subscribe
promo peremogi март 16, 2017 23:21 19
Buy for 400 tokens
Сейчас, когда адекватно-умеренным украинцам припекло дупу, они начинают голосить, и у кого-то могут возникнуть сомнения на тему "Украинцы прозревают", "Украинцы задумались", и тому подобное. Считая подобные заблуждения вредными и опасными, привожу старый, но ничуть не…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments