beholder1777 (beholder1777) wrote in peremogi,
beholder1777
beholder1777
peremogi

Categories:

300 лет шведского "Rysskräcken"

Людвиг Рихард Русский десант породил в Швеции многовековые страхи



В шведском языке есть выражение rysskräcken – «боязнь русских». Есть мнение, что причина столь специфического отношения заключается в событии, которому сегодня исполняется ровно триста лет: начало русской десантной операции на побережье Швеции.

Память о присутствии на собственной территории русской армии настолько травмировала шведское историческое сознание, что граждане этой страны так и не научились мыслить рационально, когда это касается России.

Звыряче побыття, as is:

Галерный флот Апраксина 11 июля встал на якоре у острова Капельшер, находящегося всего в 80 километрах от Стокгольма. Днем позже Апраксин направил отряд генерал-майора Петра Ласси на тридцати трех судах с 3,5 тыс. солдат для разведки и высадки десанта севернее шведской столицы. А 13 июля русские главные силы (20 тыс. человек на 156 судах) двинулись вдоль стокгольмских шхер и через два дня оказались под стенами крепости Даларе, расположенной на материке в 30 км юго-восточнее столицы.

Апраксин отправил к Стокгольму небольшой отряд казаков.

Казаки достигли почти самых пригородов шведской столицы и успешно отступили, разгромив по пути заслон и захватив девять пленников. Проведя разведку боем, флот Апраксина 19 июля добрался до маяка Ландсорт. По дороге русские уничтожали прибрежные медеплавильные и металлургические заводы, захватывали торговые суда. Русские отряды, высаживавшиеся с лодок, действовали всего в 25–30 км от Стокгольма. 24 июля галерный флот достиг города Нечипенг, а через шесть дней – Норчепинга. Находившиеся в их окрестностях литейные заводы тоже были уничтожены. Шведские отряды разбегались при приближении русских.

Двенадцать эскадронов шведской кавалерии, находившиеся близ Норчепинга, поспешно отступили. Шведы сами затопили 27 купеческих судов, дабы они не достались русским. Более того, они эвакуировали и подожгли и сам город. Пожар разгорелся столь сильный, что русским солдатам, прибывшим к нему четыре часа спустя, «за великим заявлением огня приступить было невозможно». Тем не менее все вывезти и уничтожить шведы попросту не успели – русским достался большой запас цветных металлов, несколько судов и 300 пушек.

3 августа русский флот двинулся к мысу Ландсорт. Апраксин получил от Петра I приказ идти к Стокгольму. Предписывалось найти там удобное место для стоянки и высаживать десант за десантом, «дабы тем неприятелю отдыха не дать и не почаял бы, что конец кампании».

Сначала Апраксин предполагал высадить войска и идти на Стокгольм сухопутным путем. Но совет командиров и сам Петр I нашли данный план очень рискованным. В итоге решили, что в текущем году следует ограничиться разведыванием фарватеров, ведущих к Стокгольму, и защищающих его крепостей, чтобы в будущем году «уже ни за чем ни стоять».

Впрочем, одним только промером фарватеров дело не ограничилось. 13 августа Апраксин высадил на оба берега пролива Стекзунд два отряда по три батальона пехоты в каждом. На левом берегу отряд под командой полковника Ивана Барятинского наткнулся на передовую часть шведов, состоявшую из двух полков пехоты и одного полка кавалерии. Бой продолжался полтора часа. Неприятель был разбит, обратился в бегство и уберегся от полного уничтожения лишь благодаря ночи.

Севернее шведской столицы оперировал отряд Ласси. 20 июля неподалеку от города Форсмарка русские десантники числом 1,4 тыс. человек вступили в бой с равным по численности шведским отрядом. Шведы отступили, бросив три орудия. 25 июля Ласси высадил 2400 солдат, которым было поручено разрушить очередной железоплавильный завод. Десант натолкнулся на шведский отряд численностью около 2000 человек.

В результате удара во фронт и во фланги неприятель в панике бежал, оставив семь пушек. 1 августа Петр Ласси подошел к городу Евле, защищенному 4-пушечной батареей и почти 4-тысячным отрядом. Русские разрушили военные объекты в окрестностях города и в организованном порядке тронулись в обратный путь.

Можем повторить!

16 августа галерный флот с десантниками на борту вернулся на Лемланд. Через пять дней русские отправились домой. Материальный и особенно моральный урон, понесенный шведами, осознавшими свою беззащитность, были исключительно велики. Королева Ульрика-Элеонора горько жаловалась на действия русских у шведского побережья. Со времен кратковременной датской оккупации при короле Кристиане II в начале XVI века и вплоть до нынешних времен единственными, кто с оружием вступал на шведскую землю, оказались русские. Тем не менее условия мира, которые Ульрика-Элеонора подготовила при помощи английских дипломатов, были исключительно невыгодны для России – Стокгольм требовал возвращения не только Финляндии, но и Эстляндии и Лифляндии. Узнав об этом, Петр I велел прервать переговоры. Но шведы рассчитывали на скорую помощь англичан и отказывались идти на уступки.

Петр и его военачальники поступили по принципу: «Один раз не дошло? Можем повторить!». И повторили. 24 апреля 1720 года из финского порта Або вышел на 35 галерах русский отряд под командованием бригадира Ивана Менгдена – 6282 солдата. Они пересекли Ботнический залив и разорили шведское побережье в районе городов Старый и Новый Умео. Тем временем соединенный англо-шведский флот (всего 34 корабля), даже не подозревая о присутствии русских в своем тылу, приблизился к российскому Ревелю (Таллин). Союзники убедились, что город сильно укреплен и крейсировали в окрестностях три дня, так ни на что и не решившись.

27 июля русская галерная флотилия под командой Михаила Голицына атаковала у острова Гренгам шведскую эскадру адмирала Карла Шеблада. Итог этой баталии вышел для шведов крайне удручающим – русские взяли на абордаж четыре неприятельских фрегата, суммарно вооруженных 104 пушками.

Шведы потеряли свыше пятисот человек убитыми и пленными, а русским виктория обошлась в 82 погибших и 236 раненых. Разбитые потом пытались морально самокомпенсироваться, рассказывая сказки о гигантском ущербе, который они якобы нанесли русским. Шведские историки до сих пор уверяют, что при Гренгаме русские потеряли 43 своих галеры и 2000 человек убитыми!

Впрочем, эти байки уже никак не могли повлиять на окончательный результат. Шведам не помогло и то, что корабли их английских союзников находились неподалеку – они просто не успели прийти на помощь. Петр I с иронией писал светлейшему князю Александру Меншикову, что победа произошла «при очах английских, которые равно шведов обороняли, как их земли, так и флот». Это оказалось последней каплей. Вскоре Фридрих Гессен-Кассельский, ставший к тому моменту полноправным королем Швеции, признал, что дальше страна сопротивляться не может.

30 августа 1721 года в городе Ништадт был подписан мирный договор, заключивший 21-летнюю Северную войну и сохранивший за Россией ее гигантские завоевания из числа бывших шведских владений (Петр I согласился вернуть шведам лишь Финляндию, которую, впрочем, изначально и захватывали в качестве будущей «разменной монеты»). Россия стала империей, могущественной европейской державой, а Швеция…

Швеция получила травматический страх перед русскими, страх, который не изжит и поныне.

Они до сих пор травмированы.
Tags: агрессор обиделся, звыряче побыття, крутить наждак, ланцюг реінкарнацій, не только лишь все
Subscribe
promo peremogi декабрь 24, 13:07 102
Buy for 400 tokens
Ответы сообщников Юрию Ткачеву на его удивление « Украина России не нужна». == ranefer 23 декабря 2018, 21:56:25 Хорошо (но недостаточно) исполняемый тренд российского истеблишмента "кастового", скажем ВПКГБ, российского бизнеса и национально ориентированного политикума…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments

Bestandvari_loki

July 19 2019, 07:46:54 UTC 1 month ago

  • New comment
ну что вы! это же совсем другое дело!