без названия (hrono61) wrote in peremogi,
без названия
hrono61
peremogi

Categories:

Дальше будет Очень Больно



Ладно, давайте я попробую всё же написать как принято, тезисом:

Моя позиция в том и остаётся, что по Грузии должны работать санкции, что спускать русофобию нельзя, что постановление Думы - это взведённый пистолет у головы грузинской политической элиты, что метод кнута и пряника только и работает.

Но в этот конкретный момент - пряник (если таковым считать отложенное на время применение санкций), потому что перед нами не стоит задача разнести Грузию по кирпичику, а задача воспитать грузинский политический класс. Который именно сейчас, после отмены авиасообщения, и понял, что дальше будет Очень Больно.

Нам нужна не торговая или ещё какая война как самоцель, а подморозка. Вопрос с визами снова заморожен, контакты на какое-то время не могут касаться ничего иного, кроме русофобии в Грузии. А постановление Думы - и последующее автоматическое введение санкций «чуть что» - отрезвляет. Так понятнее? Президент может быть - и должен быть - гуманистом, это его миссия. Но кому-то надо быть и «злым».

А вся пояснительная часть (почему, отчего да зачем) - в большом тексте ранее.
==
Ссылка.

А вот здесь было предыдущее. Тест большой, поэтому несколько цитат.

==
...Союз задабривал Грузинскую ССР, держа высокие закупочные цены на сельхозпродукцию (мандарины, лавровый лист, орех, табак, чай), несмотря на то, что их качество не всегда было высоко (мягко говоря), а импортные альтернативы были часто дешевле и лучше – но тут не стоит думать, что это была исключительная благотворительность в пользу Грузинской ССР – у Союза было мало валюты, плюс была задача развивать местное производство. За редчайшими исключениями игнорировался теневой сектор производства и торговли, тем более, что в условиях дефицита он позволял усиливать национальные элиты «в центре», а также обеспечивал связку с «имперской бюрократией», номенклатурой.

Но в итоге получился интересный социально-психологический эффект: городское население Грузии, в первую очередь интеллигенция и состоятельные слои, усвоили психологию «элиты», исключительности своего положения в СССР, в отношениях с Россией в первую очередь, искренне поверили в свою политическую состоятельность – производную от экономической, которая также в реальности была сомнительной, но и это понимание постоянно ускользало. Именно в этой среде возникли вдохновляющие идеи об особой судьбе Грузии, об обретении республикой истинной независимости, оправдываемой мифами об «оккупации» со стороны России, «угнетении». И поскольку эта национальная элита (будем её так называть так как именно эта группа стала наиболее яркими выразителями национальных чаяний, пусть и оставалась в меньшинстве – была наиболее пропагандистски сильной) была наиболее мобильной, то она же была и наиболее восприимчивой для заинтересованной работы из-за рубежа. Когда же, после краха Советского союза, начался исход городского населения из Грузии, то место их – и физически, и идейно, стали занимать люди, пришлые из провинциальных районов, деревень, посёлков, которые были мотивированы ещё и тем, что «в городе жируют, нам нужно по-справедливости часть своего пирога» - многие бедные тбилисцы вспомнят как буквально выгоняли людей из квартир, в которых поселялись неразговорчивые новые хозяева. Пришлые, мотивированные, но имеющие более низкий уровень образованности, оказались не противоядием против такого национального высокомерия, но восприимчивой аудиторией – и были довольно быстро рекрутированы в «новые горожане», составили более массовую, уже не «элитарную» основу, своеобразный таран для последующих событий. Условно говоря, устанавливать правильный грузинский порядок в Абхазии отправились парамилитарные отряды «Мхедриони», которые состояли из рядовых активистов, но шефом и создателем тех же «Мхедриони» был известный сценарист и, что интересно, вор в законе Джаба Иоселиани – отличная иллюстрация к сказанному выше.

Интересно то, что на фоне вот этой миграции деревни в город, в традиционно мультиязычном и многонациональном Тбилиси тогда, в самом конце 80-х - начале 90-х произошёл, кто-то скажет «ренессанс», кто-то «вспышка», местного грузинского национализма, что, кстати, раскололо старую интеллигенцию — были ещё думающие люди, понимавшие, какого кадавра они порождают. Но эта небольшая осознанная группа и возглавила «исход» из Грузии – в Россию ли, в Европу ли. Догадаться как-то поддержать её в Москве не смогли – сперва это было бы диверсией под лозунги сохранения СССР, так как отрицало бы его монолитность и единство, а потом – просто по недалёкости и бедности.

В результате, на закате СССР (сейчас не будем писать диссертацию о причинах), Грузия стала одной из первых (в одном ряду с прибалтийскими республиками), кто решил попробовать уйти от слабеющего сюзерена, и это было совершенно в логике всей предыдущей истории Грузии и грузин. И, кстати, первый президент страны Звиад Гамсахурдиа, по некоторым слухам - информатор КГБ СССР – главный националист и «сепаратист», происходил из семьи старых признанных диссидентов, интеллигентной семьи: отец его Константин Симонович – один из крупнейших прозаиков Грузии, когда-то пострадал от «репрессий», но при Советской власти чувствовал себя неплохо, хоть и сохранял флёр «инакомыслящего» - чего стоит хотя бы его награждение – дважды! - Орденом Ленина и единожды Орденом Красного знамени – так ли угнетатели чествуют оппозицию? — ещё одна иллюстрация «особого пути» грузинской национальной интеллигенции и политической элиты.

После краха СССР и обретения независимости оказалось, что надежды на экономическую состоятельность, идея о том, что именно Грузия кормит остальной Союз (и в первую очередь Россию) зеленью, мандаринами, поит вином и боржомом, а также помогает немного марганцем, всё это оказалось бриллиантовым дымом. А привычка к хорошей спокойной жизни, привычка чувствовать себя чуть талантливее, успешнее, богаче — лучше! — чем все прочие, эта привычка осталась. Просто неожиданно оказалось, что в доме стоит буржуйка, на базар лучше ехать со стволом, наркоту потребляют все, включая милицию, которую надо беречься пуще бандитов, а на зарплату в 10 долларов прожить невозможно. В сочетании с национальным эго – взрывоопасная смесь, которая обязательно подкрепляет чувство обиды. Вопросом выживания «политического класса» стал поиск таких удобных объяснений катастрофы, которые отводили бы от него обвинения в несостоятельности, при этом, после отъезда – а в Грузии происходила грандиозная депопуляция - многих разумных людей, доля условной «деревни» росла, а местная национально-патриотическая интеллигенция имела куда больше возможностей для идейного закрепления.

Отрезвления не произошло, особенно на фоне «возрождения национального самосознания» - произошёл поиск простых решений в военно-полевых условиях.
...
Нас продолжают убеждать, что выступления эти не против русских, а против России и её руководства. Какое лукавство. У российских граждан есть свои претензии к своей власти, но они задают их сами, без помощи грузин (или украинцев), в том числе и на выборах. «Я убивал русских и буду убивать русских» - кричал какой-то депутат грузинского парламента (или просто активист?) – но «мы не против русских», конечно же. Видимо, происходит очередное вскрытие гнилого нарыва.
...
Дума проголосовала за предложение Правительству России рассмотреть ограничения на поставки газировки, вина и возможный запрет денежных переводов. И я голосовал «за». Потому что у Правительства должна быть легитимная возможность (она и так есть, но поддержка Парламента важна политически) использовать это оружие сразу, это, по сути, взведённый пистолет. Должен ли он выстрелить сразу и сейчас?

Сейчас, учитывая вот эту реакцию общества и вынужденную реакцию политического класса на «габунию» нужно терпение, так как оно не было нужно ещё вчера. Политика – искусство возможного. Нам никогда не удастся самим привести в порядок грузинское общество и самим найти для него лекарство от инфантилизма русофобии и поиска простых решений. Но мы создаём условия для выздоровления, мы помогаем выработать вот этот условный рефлекс в политической элите. Удастся ли нам заранее предотвратить очередную «габунию» - видимо, нет. Но мы поможем выработать грузинским обществом противоядие, когда «габунию» и её последствия сразу же и оперативно (тут я стараюсь тщательно подбирать слово, чтобы не обвинили в чём-то) элиминирует сама же грузинская политическая элита.
...
Мне не хотелось бы думать, что немедленный залп, введённые на фоне здоровой реакции общества санкции, повредят именно адекватному, ранее молчаливому большинству. Тем более, что залп сразу по всему набору санкций израсходует арсенал: и что же мы сделаем в случае очередной «габунии», высылать грузин по этничности, лишать их российского гражданства (вредительство и идиотизм), детей в школах переписывать (как уже было, но слава Богу быстро прекратилось, активизм на местах всегда превращался в ту же глупость и вредительство).

Сейчас мы увидели здравую реакцию. Нам нужно поставить санкции на паузу.
Хорошее поведение нужно поощрять. В этом и смысл.
==

Tags: а нас-то за що?, агрессор обиделся
Subscribe
promo peremogi march 16, 2017 23:21 19
Buy for 400 tokens
Сейчас, когда адекватно-умеренным украинцам припекло дупу, они начинают голосить, и у кого-то могут возникнуть сомнения на тему "Украинцы прозревают", "Украинцы задумались", и тому подобное. Считая подобные заблуждения вредными и опасными, привожу старый, но ничуть не…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Bestvsegdavputi

July 10 2019, 21:12:13 UTC 1 year ago

  • New comment
Хороший текст.
Я в числе тех, кто при первом известии о решении Темнейшего прилично расстроился. А потом, уже вечером, посмотрела его полное выступление. Честно говоря, не увидела я там ни милосердия, ни всепрощения. Только жёсткость и расчёт.
Так что мой внутренний херой решил не поднимать диван в атаку.)

Понравилось мне "габуния" как имя нарицательное. "Слыхали, какую габунию хохлы опять учудили?" - прелестно же.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →