bogomol91 (bogomol91) wrote in peremogi,
bogomol91
bogomol91
peremogi

Category:

Памяти защитников Белого

Наверное, это можно считать Курилкой. Честно, я не знаю, можно ли создавать такие темы в будни. Но, к сожалению, получается так, что 9 мая и последующие за ними дни - уже поздно. Дорога ложка к обеду, как говорится. Поэтому создаю сейчас и надеюсь, что тема здесь приживется. Тем более, она, на мой взгляд, немаловажна.

Итак. Начало мая в России - всегда особое время. 8 и 9 числа потомки славят великих прадедов. Именно в эти дни чаще всего вспоминают о мощи нашего оружия, о силе, стойкости и упорстве нашего человека. И конечно же, все это связано с окончанием Великой Отечественной войны.
К сожалению, чествуя одни важные события для нашей страны, мы совсем забыли другие - не менее важные и героические. А ведь если вспомнить их, сдуть пыль и вытащить из "тени", можно удивиться, насколько наша история богата и многогранна.
Сегодня я, нисколько не умаляя Великую Победу, расскажу вам о других военных подвигах, другой, практически не упоминающейся в отечественных хрониках войне, и о несколько других людях, живших за много веков до нас. И связано это всё с одним маленьким городком в Тверской области под названием Белый...

Начало.

Первое упоминание в летописи о городе Белом (1359 год), связано с борьбой русских земель с захватчиками. На протяжении почти трех веков он был порубежным городом - находился на рубеже постоянно враждующих между собой земель: московской, литовской и польской.

Такой интерес к Белому не случаен, и объясняется его исключительным географическим положением. Город и прилегающая к нему территория были узлом крупных водных путей (Волга, Днепр, Западная Двина) с богатой перспективой. Кто владел ими, тот владел и ключами от этих путей. А для Литвы и Польши это был удобный трамплин на Москву. Три века истории Белого заполнены сражениями с литовцами и поляками за честь именоваться русским городом. В общей сложности он был в разное время 110 лет подчинен Литве и 33 года Польше.

Первым Бельским князем стал Иван Владимирович Ольгердович. Он положил начало роду князей Бельских. Исконное население Бельского княжества было славянским. По жизненному укладу и вероисповеданию оно тяготело к Москве, и князья Бельские не раз просили Москву взять их под свое покровительство. Особенно остро этот вопрос встал во время правления в Московском княжестве князя Ивана III. Дело в том, что в свое время правитель ВКЛ, князь Ягайло, стремясь заключить союз с Польшей против Тевтонского Ордена, принял католичество. Тевтонцев в итоге разбили в 1410 году в сражении при Грюнвальде. Но Ягайло, сам того не ведая, нанес своему же княжеству смертельный удар. Ведь Великое Княжество Литовское когда-то создавалась как эдакая альтернатива Руси - единое православное государство. И пока в ВКЛ доминировало православие, жители русских городов и сел были верны его князю. Но, вот, католическая вера воцарилась на самой государственной верхушке. И оттуда ее начали постепенно продвигать "вниз". Продвигать подчас грубо и примитивно - католики все меньше считали православных равными себе, унижали, оскорбляли. Говоря современным языком, относились как к людям второго сорта. А тут на востоке русский князь, все более набирая могущество, собирает православные русские земли под свою руку. И потянулись князьки и феодалы к Ивану III, сначала робко, а потом всё смелее и смелее. Что, на самом деле, очень помогало русскому государству. Ведь так трудно сейчас поверить, что граница (весьма зыбкая) между Московским княжеством и ВКЛ пролегала по территориям нынешней Калужской, Тверской, Смоленской и Тульской областей. Даже такие города, как Козельск, Перемышль, Мещовск - и те принадлежали Литве! Но литовские князья все больше теряли над ними влияние.

В 1500 году на службу к Ивану III перешёл и князь Семён Иванович Бельский вместе со всеми своими владениями. В их числе - город-крепость Белая к юго-западу от Твери. Причиной своего «отъезда» Семён Иванович назвал потерю великокняжеской милости и «ласки», а также стремление великого князя литовского Александра перевести его в «римский закон», чего не было при предыдущих великих князьях. Литовский князь сильно огорчился. Да так, что объявил своему соседу Ивану войну, которую в итоге проиграл. И Бельское княжество осталось у русского князя.

В 1506 году по приказу Московского князя Василия Ивановича («велел город ставить от Литвы») воевода Лобанов-Ряполовский построил на реке Обше крепость – деревянно-земляную, традиционную для Руси. Первое боевое крещение она получила совсем скоро - в 1508 году, когда войска польского короля Сигизмунда, подступили к Белому, сожгли посад, но крепость взять не смогли.

Кстати, интересны варианты происхождения названия города. По одной из версий назван по "имени" реки Белой, впадающей в Обшу. Согласно преданию, первоначально город строили на берегу реки Белая, но поднявшаяся в половодье вода, снесла заготовленные материалы в Обшу. Другая версия гласит, что крепость, вокруг которой впоследствии вырос город, называлась так по цвету стен, выкрашенных известью. В здешнем районе находятся месторождения извести. Видимо, это объясняет, название самой реки Белой (вода размывала известняк, и вода окрашивались в беловатый цвет). Существуют и иные трактовки. В исторических документах город называют по-разному: Богородицын, Богородичин, Бельская переправа, Белой. Но наиболее распространённым названием вплоть до конца XVIII века служило: Белая (именно в женском роде).
Как показали дальнейшие исторические события, название города полностью себя оправдало. И вот почему...

Смоленская война и защита русскими людьми крепости Белой.

В начале 17 века на Руси началась Смута. А в 1609 году поляки начали открытую военную интервенцию против Русского государства. Большая часть войск короля Сигизмунда III Вазы плотно увязла под Смоленском, но какая-то часть действовала на иных направлениях. В 1610 году поляки, потратив целых четыре месяца на осаду, взяли крепость Белую. Но жители города не захотели подчиняться ляхам, оставаясь преданными русскому государству, даже несмотря на повисшую на волоске судьбу России как независимого государства. В 1613 году бельчане открыли ворота войскам Дмитрия Пожарского, стоило только им подойти к городу. К сожалению, город был отдан полякам в 1618 году, несмотря на отчаянный протест его жителей.

Король Сигизмунд III прекрасно понимал отчаянную тягу бельчан к России, поэтому старался их по-всячески склонить на свою сторону. Так, в 1625 году город получил привилей на Магдебургское право. Мол, теперь вы настоящие европейцы - не то, что эти московиты! Также, в 1620-х годах в городе активно пытались насадить католичество. Белый стал центром одного из приходов католического епископства Смоленского. Правда, из-за небольшого числа таких приходов деление диоцеза на деканаты не проводилось. Не задалась у бельчан любовь к католичеству.

В 1632 году король Сигизмунд III Ваза умер. Начался обычный для польского бескоролевья хаос - шляхтичи начали вздорить за власть. И в России решили - надо рискнуть и вернуть себе утраченную в результате Смуты Смоленщину. Так и назвали впоследствии эту войну в отечественных хрониках - Смоленской. Объявили ее полякам летом 1632 года.

Но за бравыми заявлениями нужно было активно действовать, а с этим как-то не задалось. Россия еще не оправилась от последствий Смуты, ее военная мощь была сильно подорвана. К тому же, на южных рубежах государства то и дело лютовали крымские татары, и приходилось немало войск держать там. Скрепя сердце, русский царь приказал вдвое уменьшить гарнизоны городов дабы собрать армию к походу на Смоленск. А заодно наняли наемников из Европы, общим количеством 4000 человек.

Собрать-то армию собрали, но пока собирались, наступила осень. Начались дожди, и дороги размыло. Увязавшие в грязи русские воины двигались со скоростью черепах. Хуже всего было с артиллерией - половину пушек (в т.ч. самые тяжелые и мощные) пришлось оставить в пограничной Вязьме, ибо их просто невозможно было тащить с собой при таких обстоятельствах. Овладев несколькими городами, в т.ч. Белой, русская армия под предводительством воеводы Шеина окончательно завязла под Смоленском. В это время утвердившийся на польском троне король Владислав, сын Сигизмунда III, оправился от нападения русских. Поляки поступили достаточно тактично - заключили союз с крымцами, и те напали на южные русские волости вкупе с запорожскими казаками (кстати, о "птичках"). Воеводы с юга вместе со своими солдатами поспешили назад, защищать родные города от татар и разбойников-казаков. Шеин остался в одиночестве, и поляки отрезали его от снабжения. Стоя лагерем под Смоленском, русская армия в течение многих месяцев году отражала множество атак поляков, пока, наконец, не капитулировала в феврале 1634 года.
Уже на этом этапе можно было склонять русских к миру, но окрыленный удачами Владислав считал иначе. Вот ведь дуболомы эти московиты - забыли, кто их настоящий царь. А ведь в Деулинском договоре от 1618 года прямым текстом указано, что Владислав может претендовать на русский трон! А, значит, не стоит терять момента, пока у глупых русских бородачей нету армии - надо захватить Москву, и пусть бьют челом истинному государю!

Так решил польский король, и быстро собрал армию для стремительного рейда до Златоглавой. План был прост как дубовая колода - пройти от Смоленска к Москве и сокрушить ее. Правда, на пути лежит эта вечно мятежная крепость - Белая. Но что там это гнездо мятежников сможет перед мощью короля и шляхты? Ведь у поляков больше 30 тысяч воинов и полторы сотни пушек!

Одно не знал польский король - бельчане из-за своей любви к родной России готовы на все. И упрямством своим не уступают самым упрямым польским шляхтичам. Оборонял крепость Белую воевода Фёдор Волконский - у него был отряд в 500 человек, доселе успешно воевавший с поляками. И к этим воинам присоединилось еще несколько сотен бельчан, а также жителей окрестных деревень. Итого гарнизон крепости составил чуть более тысячи человек, основательно вооруженных и готовых сражаться до самого конца. Все с нетерпением ожидали польского короля. И 13 марта 1634 года его войско во главе с ним самим, наконец, объявилось.

Первоначально Владислав вообще не рассчитывал на сопротивление. Дескать, мятежники при виде огромной королевской армии перепугаются и тут же откроют ворота. Каково же было его удивление, когда передовой отряд поляков был обстрелян со стен стрельцами и простыми мужиками! Отведя на всякий случай войско подальше, король выслал к Белой парламентеров. И те поинтересовались у русских - знают ли в городе, что воевода Шеин вместе со своей армией уже сдался королю Владиславу? Знают ли они, что и гарнизону Белой надо срочно сдаться королю Владиславу, «не дожидаяся ево королевского гневу»?

Волконский на эти требования ответил как русский человек - великим и могучим русским языком, не стесняясь в выражениях. "А Шеин мне не в образец!" - закончил речь воевода. Оскорбленные пшеки принялись готовиться к штурму. Однако попытка штурмовать крепость 16 марта закончилась неудачно. Через два дня поляки попытались снова пойти на штурм, и снова потерпели полное фиаско. Порядком разозлившийся Владислав отдал приказ обстреливать крепость из пушек, и зажигательных снарядов не жалеть. Дескать, деревянная недокрепость московитов выгорит к такой-то бабушке. Но снова неудача - обмазанные глиной и известью бревна упорно не желали вспыхивать. Тогда король приказал рыть под стены окопы и закладывать фугасные мины для разрушения укреплений. Четыре раза его подданные пытались выполнить королевский приказ - и все четыре раза неудачно!

А время шло. Шляхтичи и простые солдаты начинали роптать. И, что хуже - не хватало корма польским коням. В те годы польская армия славилась своей конницей, которую некоторые историки считают лучшей в мире. Но вы ведь помните, уважаемые читатели, что на дворе стоял отнюдь не май месяц, и действия происходили отнюдь не в Крыму и не на Кубани? Недовольные шляхтичи начали в открытую высказывать королю свое недовольство. Взбешенные ляхи кляли и саму крепость Белую - дескать, заколдованная она, чтоб ее смыло нахрен!
Через какое-то время кое-кто из шляхтичей всерьез задумал затопить упрямый город, и предложил эту идею королю. Тот, видимо, уже начиная отчаиваться, ее одобрил, и к Белой начали подводить воду из окрестных озер. И вновь облом.

Владислав вернулся к идее спалить крепость и в ночь с 29 на 30 апреля лично руководил бомбардировкой города. Трудно пришлось защитникам Белой, но они это выдержали. К огорчения поляков, выдержали и укрепления русских. В этот же день решили было ляхи снова отправить людей на штурм, но многие шляхтичи внезапно отказались. Не полезем, дескать, на русские укрепления больше, мы же не дураки! Кое-как уговорили их, пообещали, что этот штурм точно будет удачным, и... Опять не получилось.

1 мая поляки решили осуществить "идею-фикс" и принялись делать новый подкоп, дабы подорвать вражеские укрепления подземными минами, но гораздо более мощными, чем прежние. Но то ли сам Бог русским тогда помог, то ли просто поляки были криворукими болванами, но мины сработали совсем не так, как планировалось. Взрыв произошел, сотня отборных польских пехотинцев отправилась на тот свет, а русским укреплениям хоть бы хны! Вторая мина рванула, и вся взрывная волна ушла "в молоко". Как так-то?!

Снова принялись ляхи штурмовать и обстреливать город, но сколько ни пытались, всё впустую. Даже если отдельные польские солдаты врывались внутрь крепости, защитники Белой тут же вышвыривали их обратно. И ворота завалили землей - не прошибешь никак. Зато сами русские неожиданно для пшеков перешли в контратаку. В один из майских дней гарнизон города сделал вылазку, разворотил польский лагерь, уничтожил элитный полк м захватил 8 знамен, а кто-то из бельчан даже умудрился ранить самого польского короля! Взбешенный Владислав пообещал ценой собственной жизни взять крепость. Что являлось большой ошибкой - весна 1634 года выдалась холодной, и даже в мае все еще случались заморозки по ночам и по утрам. Несколько таких ночей сильно остудили пыл польского короля. Тем более, докладывали ему - собирают московиты новую ударную армию под Можайском. Вот-вот навстречу пойдут. Тут уже не до русского трона - ведь если эта крепостишка так сопротивляется, то как тогда московский Кремль брать? Там же высоченные кирпичные стены, артиллерии не счесть и гарнизон во много раз больше, чем в этой деревяшке будет. Проснувшись 8 мая, понуренный Владислав осмотрел свой погромленный лагерь, обежал глазами сильно поредевшие (в том числе из-за массовых дезертирств) войска и решил - да ну ее, эту дурацкую крепость. И ну ее нафиг, эту дурацкую войну. Домой охота. И решил польский король - так и быть, прощает он наглым диким московитам их дерзость. Мир так мир. В тот же день, 8 мая 1634 года, ушли поляки от так и не покорившегося города прочь. "Белая... Да какая же она белая?" - думали поляки. - "Красная она, что ни на есть! Кровавая, ужасная, адская крепость! Крас-на-я!". И так и прозвали ее для себя - Красной. И в чем-то были правы - ведь одними только убитыми Речь Посполитая потеряла под стенами Белой более четырех тысяч человек. А сколько еще было раненых после двух месяцев осады - лишь Бог знает.

Ну, а в июне 1634 года, именно благодаря "бельским сидельцам", между Россией и Польшей был заключен мир. Согласно ему, Русское царство практически не получало территориальных приобретений. Один только город - Серпейск, был пожалован России. А крепость Белую Владислав строго-настрого приказал вернуть польской короне. Скрепя сердце, наши согласились. Но был в этом договоре еще один, весьма не маловажный для русских людей пункт - польский король официально отказался от прав на русский трон. Понял, что это не его. А 8 трофейных польских знамен воевода Фёдор Волконский, вышедший победителем из боев с поляками, прислал своему царю в Грановитую палату.

Итак, Белый снова оказался во власти поляков на целых двадцать лет. К счастью для жителей, их не выселили массово из города и не попытались в один момент "окатоличить". Владислав усиленно проводил подобные экзекуции над самим Смоленском, а на маленький городок у него сил уже не хватало. Тем более, крымские татары все больше наглели, и часто нападали и на Речь Посполитую тоже. А потом польский король умер, а новому пришлось столкнуться сначала с восставшим Богданом Хмельницким, а позже, в 1654 году, с русской армией. Тогда русские начали стремительное наступление на Смоленщину, и среди прочих городов быстро овладели городом Белым - его жители сразу же открыли ворота подступившим русским. Как и встарь...
В 1667 году город окончательно и навсегда отошел России.

Последующая судьба Белого.

Со временем, вокруг крепости выросли Верхний и Нижний города. Но сама крепость оказалась уже не нужна - граница России отодвинулась далеко на запад, сам город уже давно потерял военное значение. Поэтому, со временем, крепостные сооружения были разобраны, остались лишь земляные валы.
В 1723 году указом Петра I в Белом, городе Смоленской губернии, была учреждена пристань, способствовавшая развитию торговли, особенно с Ригой. Через город проходили тракты: почтовый из Смоленска, транспортные — из Вязьмы, Сычёвки (Ржева) и Торопца.
Жилая и общественная застройка торгового города на середину XVIII века состояла полностью из деревянных построек с соломенными крышами и волоковыми окнами. Потому город неоднократно полностью выгорал. Первым каменным зданием в городе стало выстроенное в 1754 году здание Никольской церкви.
Первые каменные гражданские постройки появились только в начале XIX века. Интересно, что по числу обывательских домов (775 штук) Белый в 1825 году превосходил большинство уездных городов губернии, уступая лишь Вязьме и Рославлю. Однако по числу каменных домов он стоял почти на последнем месте (на 1858 году из 1000 зданий каменных было всего 12 и 5 полукаменных). С середины XIX века Белый становится довольно крупным и экономически развитым уездным городом, уступая по размерам и торговому значению только Вязьме, и занимает четвёртое место в губернии по количеству жителей. Однако в промышленном плане был очень слабо развит, имея лишь несколько мелких заводиков в деревянных постройках. С проведением железных дорог, от которых Белый остался далеко в стороне, и падением роли речного транспорта город потерял былое значение важного торгового центра. В год проводились лишь две ярмарки, а жители в основном занимались постройкой судов (струги и шкуты) и работами на них. Лишь в начале XX века началось активное строительство каменных домов.

Тем не менее, население города стабильно росло. Так, в 1897 году в Белом насчитывалось семь тысяч жителей, а в 1913 году - уже целых тринадцать тысяч. Далеко не самый мелкий город Российской Империи, надо сказать...

Революция и Гражданская война, а также последовавшая за ними коллективизация сильно отразилась на городе в худшую сторону. В 1931 году в Белом насчитывалось меньше шести тысяч человек. Вдобавок, в послереволюционные годы были сломаны все церкви, кроме кладбищенской, что лишило город ряда ценных памятников архитектуры. Белый пытались развивать как центр сельскохозяйственного района, придерживаясь льноводческого направления. Эдакая полудеревня. Может, из этого и вышло бы что-то путное, но наступил 1941 год.

Великая Отечественная война - это отдельная глава в истории края, каждая страница которой заполнена неутихающей болью, вечной печалью, невысыхающими слезами. Бельский район около двух лет (с июля 1941 по март 1943) находился в центре ожесточенных боев и сражений.

Город Белый стал важной точкой в Ржевско-Вяземской операции, которая получила название «Марс» и проведение которой было поручено двум фронтам - Калининскому и Западному. Чтобы не допустить переброску войск из группы «Центр», Ставка приняла решение одновременно с ходом контрнаступления в районе Сталинграда организовать наступление Западного и Калининского фронтов против немецких войск, занимавших Ржевский выступ», - так обосновал начало активных боевых действий советской армии под Белым маршал Жуков. Судьба Сталинградской битвы во многом решалась и в окопах на Бельской земле. Белый - небольшой городок, затерявшийся среди лесов и болот, не имевший ни крупной промышленности, ни железнодорожных узлов, стал важным опорным пунктом, за который героически сражались наши солдаты и офицеры, к которому так яростно стремились враги.

Дорогой ценой досталась победа Бельской земле. Сегодня о тех страшных годах напоминают 32 памятника и обелиска на территории района. На территории района на воинских кладбищах и в братских могилах покоится прах 25 тысяч погибших советских воинов. Их число год от года увеличивается. Ежегодно поисковики находят на местах былых сражений и перезахоранивают останки советских солдат.

Уже после войны город зачем-то "отрезают" от своего исторического региона - Смоленской области, и отдают в Калининскую (ныне Тверскую) область.

В 1959 году в Белом проживало лишь четыре тысячи человек. И через тридцать лет, к 1989 году, это количество увеличилось ненамного - до 5.5 тысяч. Потом наступили девяностые годы, последствия которых мы все еще отчасти расхлебываем до сих пор. Особенно остро это ощущают такие вот маленькие городки. По состоянию на 2018 год в Белом осталось лишь три тысячи жителей.

К слову, панорам этого города ни в Яндексе, ни в Гугле нету. Хотя есть кое-какие отдельные фотографии. Вот, к примеру:

Остатки земляных валов, где когда-то была крепость. Нынче на этом месте - городской парк...



Здание женской гимназии на улице Ленина, постройки XIX века. Это первая фотография, что вылезает в интернете при запросе Белого Тверской области.



А это еще дореволюционные фото. Как видим, в Белом все же неплохая, для провинциального города, архитектура.






И еще несколько уже современных фото:







Тихая, провинциальная русская красота. Очень, просто безумно жаль, что красота эта увядающая. Почему?

Промышленные предприятия города: леспромхоз, частные пилорамы. (информация из Википедии). И всё. Это значит, что никакого серьезного производства там нет и, скорее всего, не предвидится. Поэтому предположения по Белому у меня, увы, не самые радужные. Возможно, в последующие десятилетия он совсем опустеет и станет городом-призраком. Если не произойдет чуда. Так хочется в него верить...

Итог

Если сравнить город Белый с русским человеком, то у меня возникают ассоциации с эдаким стареньким дедушкой. Который почти не выходит из дома. А если выходит, то тихонько сидит на лавочке в сквере или же, опираясь на палочку, доходит до ближайшего магазина за хлебом и молоком. Этот человек одинок, и мало кто перебрасывается с ним даже словом. А сам старик скромно молчит. И никто не знает, что у него на груди, скрываемые стареньким пиджаком или пальто, висят ордена и награды. А сам он когда-то был могучим богатырем, который мог и в штыковую атаку на врагов ходить, и своим грозным видом всех недругов пугать. Поведал бы он, да никто не желает с ним, старым, разговор заводить.
Начало мая в России - это повод сказать "спасибо" нашим защитникам Родины, ветеранам, что пока еще остаются живы.
И мне заодно хочется поблагодарить и жителей города Белый, что жили в шестнадцатом-семнадцатом веках. Спасибо, что оставались русскими людьми, несмотря ни на что. Спасибо, что не являлись хатаскрайниками и любителями халявы. В нынешние времена это очень дорого стоит. Спасибо за то, что отстаивали свое право быть по-настоящему своими людьми, в пример потомкам. Спасибо! Пусть это всё дела давно минувших дней, но память о Вас жива. Как будет (надеюсь) жить и сам маленький скромный русский городок - Белый, чье название с полной уверенностью можно истолковать как Чистый.

Памяти защитникам Белого - 385 лет.
Tags: картинка, крутить наждак, курилка, ретроперемога, русская правда
Subscribe
promo peremogi февраль 5, 2018 00:57 202
Buy for 400 tokens
Сейчас по ящику украинец Карасьов, обосновывая грядущее массовое переобувание, заявил что-то типа "сейчас все быстро покаются и будет другая политика". Когда у него попросили уточнить, что он понимает под термином "покаяние", он выдал дословную кальку с греческого - "изменение мыслей". Попытка…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments