hullam_del_ray (hullam_del_ray) wrote in peremogi,
hullam_del_ray
hullam_del_ray
peremogi

Categories:

Пробить дно на украине: пропаганда 404 против русских детей. Пример.

«Щенки Новороссии». Как боевики «Л/ДНР» превращают детей в террористов


Спустя почти пять лет после начала войны на Донбассе, оккупационные структуры подконтрольных РФ боевиков уже распространили свое влияние на все сферы жизни украинских граждан в ОРДЛО. Уже осенью 2020-го года в первый класс школ на оккупированой территории Украины пойдут дети, родившиеся и выросшие под флагом псевдореспублик “ЛНР” и “ДНР”. Соответственно, за годы контроля сателлитов РФ над отдельными районами Донецкой и Луганской областей, учебные программы в образовательных учреждениях были скорректированы под идеологические нормы “новосозданных свободных республик Донбасса”. В мировой практике мы имеем похожий пример воздействия на детей с целью привлечения их на свою сторону и “промывки” юных мозгов для получения “верных” и “сознательных” граждан квазигосударств. Журналист ИНФОРМАТОРа расскажет, как из украинских детей на Донбассе делают орудие убийства.

“Львята Халифата” Примером для сравнения станет другая нашумевшая террористическая организация – Исламское государство, превратившая в ад на Земле территории Ближнего Востока.
(эту прелесть предлагаю прочитать самостоятельно в источнике, - Прим. моё)
***

“Щенки Новороссии” Однако ситуация в Украине далеко не радужнее и проще, чем в таких далеких от нас Сирии и Ираке. Украинские дети в ОРДЛО точно также подвергаются идеологической обработке со стороны боевиков “Л/ДНР”, принимают участие в театрализованных представлениях, где прославляют победу “ополченцев” над “карателями”. Учебная программа в школах оккупированного Донбасса была переделана под идеологические рамки РФ и ее сателлитов. Второклассники (7-8-летние дети) в ОРДЛО изучают предмет “Уроки гражданственности Донбасса”, который пропитан клише пропаганды боевиков.





Историю Украины в “вузах ДНР” заменили новой дисциплиной – “История: Донбасс в контексте развития Русского Государства” и выпустили соответствующий учебник для студентов.


Это псевдонаучное продолжение советского лозунга “Донбасс – сердце России”, используемое большевиками как повод для начала оккупации края во время падения Российской империи.



И дело не только в школьной и университетской программе. Боевики в “Л/ДНР” не стесняются приходить на детские занятия и рассказывать о своих “подвигах” в борьбе против “украинских карателей”. Учащиеся на 9-ое мая ставят постановки, в которых “убивают” бойцов ЗСУ, на школах вешают памятные таблички с именами погибших “защитников Новороссии”, а сами “защитники” проводят стрельбы для детей, учат их обращаться с оружием и даже вербуют несовершеннолетних в свои банды.


Представитель Верховной Рады по правам человека в Донецкой и Луганской областях Павел Лысянский заявил, что более 5 тысяч детей в отдельных районах Донецкой и Луганской областей прошли обучение в так называемых “патриотических лагерях”, где их учат обращаться с оружием и воспитывают ненависть к Украине.


“Мы увидели, как оккупанты привлекают детей к военному конфликту. Они развернули целую сеть лагерей так называемого патриотического воспитания. Знаете, что это за воспитание? Это любовь к “русскому миру” и ненависть к украинцам и к Украине”, – отметил он. При этом Лысянский добавил, по результатам мониторинга ситуации в ОРДЛО удалось установить, что в таких лагерях детям, начиная с 9 лет, дают в руки автоматы, учат собирать и разбирать их.



И это только начало, представитель Восточно-украинского центра общественных инициатив Владимир Щербатенко утверждает, что в незаконных вооруженных формированиях “Л/ДНР” “Спарта” и “Восток” служат дети младше 15 лет. Напомним, в соответствии с пунктом 2 (а) (XXVI) статьи 8 Римского статута Международного уголовного суда набор или вербовка детей в возрасте до пятнадцати лет в состав национальных вооруженных сил или их использование для активного участия в боевых действиях являются военным преступлением. “Я бы не сказал, что это массово, но очень распространенный случай на неконтролируемой территории. Нам известно больше 100 таких случаев. Фактически, во всех незаконных вооруженных формированиях, таких как батальон “Восток”, “Спарта”, все они, фактически, привлекали детей в вооруженные формирования. И этот вопрос требует внимательного изучения. Там система выстроена так, что детей продолжают накачивать пропагандой, идеологией”, – подчеркивает эксперт.

ИНФОРМАТОРу удалось связаться с деятелем украинского подполья на Луганщине в 2014-2015 годах, Героем Украины Владимиром Жемчуговым. Бывший партизан и узник террористов “ЛНР” рассказал, как пророссийские боевики вместе с ФСБ РФ готовили целые подразделения из несовершеннолетних. “Мне известно, что в 2014-ом году под Красным Лучем (город в Луганской области, ныне под контролем боевиков “ЛНР” – ред.) есть такое место – Зелёный гай, рядом с ним пруд и лесополоса в балке – там находился пионерский лагерь им. Матросова, где “казаки” и ФСБшники сделали базу доля подготовки диверсантов. Я знал одного парня, которого силой заставили вступить в этот диверсионный центр. Вот он мне рассказал, что у них создано подразделение, в котором служило несколько мальчишек 11-12 лет. В самом центре постоянно было около 30-ти человек, из которых от 5 до 7 были еще совсем детьми. Остальным было 16-18 лет”, – говорит Жемчугов. По его словам, диверсионный центр в Красном Луче был далеко не единственным на подконтрольной российско-террористическим войскам территории Луганщины. “Когда я еще был в подполье, то мне поступала информация о том, что аналогичная база была создана еще и в городе Ровеньки. Там тоже детей и подростков готовили к диверсионной работе”, – утверждает бывший боец движения сопротивления. Он рассказал и о методах вербовки в подобные диверсионные группы из подростков.

“К детям приходили сотрудники спецслужб РФ и уговаривали их россказнями о том, что они русские, у них русские фамилии, а бандеровцы придут, будут вас убивать и ваших родителей. Плюс осенью 2014-го года была очень сложная социально-экономическая ситуация в Красном Луче, в октябре было уже 3 месяца как не выплачивали пенсию, были даже голодные смерти среди пенсионеров, а там (на диверсионных базах, – ред.) всегда давали много тушенки, кормили, были и другие материальные блага”, – рассказал Жемчугов. Журналист Денис Казанский в комментарии изданию подтвердил слова Владимира Жемчугова и добавил, что производство новых рекрутов, своего рода “щенков Новороссии”, уже поставлено на поток в псевдореспубликах. “Да, на той территории (ОРДЛО – ред.) существуют кадетские корпуса, различные школы, где обучают молодёжь военному ремеслу. Конечно, после такого обучения у них, по сути, одна дорога – в ряды боевиков. В качестве примера можно привести кейс Богданы Нещерет из Алчевска. Это школьница, которая служит в бригаде “Призрак” имени Мозгового”.



“Раньше вербовали 16-17-летних несовершенных подростков прямо на фронт. Но сейчас, когда появилось некое подобие контрактной армии, брать стали только с 18 лет”, – говорит журналист. Он уверяет, вся образовательная система оккупированных территорий построена на антиукраинской риторике. “Вся образовательная и воспитательная система в данный момент пропитана антиукраинской пропагандой. На школах вешают мемориальные доски с фамилиями погибших сепаратистов. В классах зачастую висят портреты Захарченко, Гиви, Мотороллы. Проводятся “Уроки Республики”, на которых детям подают историю последних лет в интерпретации российской пропаганды”, – констатирует Казанский.

Потерянное поколение? Что же делать с украинской молодежью, которая годами страдала от “промывки мозгов” российской пропагандой, обучалась боевиками военному делу и даже служила в рядах террористических группировок? Политический и военный эксперт Алексей Арестович уверен, что лучший способ реабилитации детей из ОРДЛО – это их интеграция в среду с другими ценностями. “Это (психологическое состояние детей в ОРДЛО – ред.) можно исправить. Потому что россияне все-таки не обладают теми способами и вдохновением, чтобы промывать мозги так, как ИГИЛ, и украинские дети всё-таки – не дети диких арабов, которые живут в пустыне или в том же Мосуле, а потом их поймали и внушили им что-то. Наши дети умеют больший доступ к информации. Возможно, лучшее, что можно сделать с Донбассом – это уже сейчас думать о государственной программе реабилитации, и этих детей нужно вывозить в европейские школы, как студентов по обмену, я думаю, если они закончат приличный ВУЗ где-нибудь в Европе – они будут реабилитированы. Лучший способ реабилитировать – это образование и нахождение в системе отношений, которая внушает им другие идеалы, ценности и показывают, что люди могут жить иначе, чем их учили. Я бы договаривался с Европой, США, Британией, чтобы детей Донбасса массово везти потом в университеты и там обучать. Просто международная госпрограмма – это лучший способ реабилитации, на мой взгляд. Но нужно приставлять к ним профессиональных психологов, и там, и здесь еще, которые мягко, ничего не говоря про травму и психологию (потому что им нельзя говорить, что они зазомбированы и так далее), очень мягко и косвенно с ними работали через принцип “Да, но…”. Это должна быть госпрограмма, это должны быть особые люди, которые специально обучены под это – мире есть такой опыт.

Во Франции есть опыт реабилитации подростков из радикальных исламских группировок и вывода их обратно (в общество – ред.). Но это, конечно, чрезвычайно болезненная тема, потому что у тех же французов – это около пяти десятков реабилитированных из 850-ти, которые подавались. Это действительно сложная тема. Не исключено, что может быть потерянное поколение, и тогда, тоже на государственном уровне нужно думать, что с ними делать, как их интегрировать и так далее. Я долго думал на эту тему, и думаю, что образование в западных ВУЗах – это лучшее, что может быть”, – убежден эксперт. По его словам, преподаватели, которые причастны к “зомбированию” украинских детей, должны понести наказание и для этого украинское законодательство должно быть изменено. “Нужно проводить полноценное исследование, когда будет приниматься закон об амнистии. Надо менять уголовный кодекс, поражать их в гражданских правах, точно запрещать преподавание и делать их деятельность достоянием публичной сферы с учётом всех прав человека и с точной проверкой фактов, чтобы не было такого, что оговорили человека. Потому что развращение детей – это худший из видов преступлений, и в какой-то степени они несут большую ответственность, по моему мнению, чем те боевики, которые стреляли в наших солдат. Конечно, особо рьяных нужно поражать в гражданских правах, возможно даже уголовно преследовать. Другое дело, что нет такой статьи в уголовном кодексе, и вот тут его надо бы подправить”, – резюмировал Арестович.

Сложившуюся ситуацию с детьми в ОРДЛО исправлять предстоит украинскому государству после освобождения этих территорий. Ключевая задача госаппарата – разработать программы психологической реабилитации подростков и детей, попавших под пагубное влияние пропаганды боевиков. Тысячи украинских студентов-психологов и психотерапевтов сейчас получают высшее образование в отечественных и зарубежных ВУЗах. Именно они должны стать первыми людьми, которых после наших воинов-защитников увидят дети из оккупированных районов Донбасса и Крыма. Для этого необходимо, чтобы эти специалисты были достаточно квалифицированными и способными оказать весь спектр психологической помощи пострадавшим от пропаганды боевиков. Журналисту ИНФОРМАТОРа удалось собрать мнения ведущих специалистов по реабилитации взрослых и детей, которые представляют Центр Елены Кушнирской “Томатис”. После непродолжительного обсуждения, врачи этого учреждения согласились рассказать о процедуре реабилитации от ПТСР (Посттравматического стрессового расстройства – ред.) и о том, как спасти умы десятков тысяч детей с ОРДЛО. “Подходов и методов (психологической реабилитации – ред.) много. В любом случае возникает вопрос степени заболевания. Сначала любой подход в плане работы с клиентом подразумевает диагностику. Нужно сначала определить – это ПТСР или другое заболевание. Если говорить о законодательной базе, то если недуг входит в Международную классификацию болезней, то диагностировать его сможет только врач-психиатр и он дает соответствующее назначение. В основном это могу быть вопросы, связанные с психотерапевтической работой и медикаментами. Нужно для себя понимать, насколько то или иное расстройство влияет на физическое состояние клиента, который к вам обратился и вызывает ли это у него физиологические нарушения. Потому что если есть нарушения в работе нервной системы или эндокринной, то есть на гормональном уровне, из-за которого человек испытывает тревогу, то психологическими методами такую ситуацию в полной степени решить невозможно”, – утверждают врачи.

В “Томатисе” уверяют, чем больше специалистов будут работать с клиентом и чем большее количество тестов и анализов будет с ним проведено – тем полнее будет картина симптомов, а значит и вариантов решения проблемы пациента. “Чем больше разных специалистов занимаются клиентом, тем выше вероятность выровнять его состояние. Нужна качественная, многоуровневая диагностика пациента: психолог может выявить проблемы тестовым методом, сдача анализов покажет общее состояние организма, работает ли в норме нервная система и оборудование биобратной связи (энцифалограф, с помощью которого человека учат расслабляться – ред.), которое также будет полезным при диагностировании недуга”, – говорят специалисты Услышав о сложности и этапности процесса, у журналиста возник вполне логичный вопрос: “Неужели для того, чтобы качественно обследовать пациента необходимы месяцы работы?”. В Центре Елены Кушнирской высказали разные варианты развития событий. “Если заниматься диагностированием качественно, то, конечно, на это необходимо определенное время. Не могу сказать, что это растянется на месяцы. Однако коммуникация между врачами, которые занимаются реабилитацией клиента очень важна и именно она способна сократить время выявления нарушений до минимума. Конечно, если между разными специалистами нет общения и возможности связаться, то в таком случае будет сложно проводить разностороннюю диагностику, поскольку у каждого из них будут свои наработки и записи, которыми не будет обладать другой врач”, – говорится в комментарии.

Другой вопрос, который заставляет задуматься: “А хватит ли в Украине компетентных реабилитологов, психиатров, психотерапевтов и психологов для того чтобы обслужить почти 200 тысяч детей, которые сейчас находятся только в оккупированных районах Донецкой области?”. “Дело в том, что есть некоторые случаи, когда специалисты выезжают прямо в горячие точки и работают там с пациентами. В плане точечного момента, когда такие действия врача могут успокоить пострадавшего, то тут это может сработать. Мое мнение, что такие вот действия выглядят так, как будто они сделаны “для галочки”, ведь давайте представим ситуацию: у человека на глазах погиб родственник, а я как врач приезжаю и пытаюсь с ним поговорить – это неэффективно. Скорее всего человек придет в себя через месяц, а то и полгода после такой травмирующей ситуации. Такие происшествия для врача – очень тонкий вопрос и если вы хотите качества, то понадобятся деньги, различного рода профессионалы и соответствующее материально-техническое обеспечение. Если превращать процесс реабилитации пострадавших в пиар-кампанию, мол “мы там были, мы работали”, то не факт, что от этого будет огромная польза. Понимаете, у людей, страдающих ПТСР или другими расстройствами скорее всего произошла какая-то страшная ситуация, а врач приедет на один день и будет рассказывать человеку: “вот вы не берите в голову, вам нужно правильно дышать, а когда появляются плохие мысли, то представьте, что они мыльный пузырь и лопаются”. Такие действия, конечно, лучше, чем ничего, но фактически реальных изменений в состоянии пострадавшего это не даст. Если вы хотите помочь по-настоящему, то это время, финансы и тому подобное”, – говорят специалисты “Томатиса”. Раз по словам специалистов, выездные группы врачей-реабилитологов не дадут ожидаемого результата, журналист ИНФОРМАТОРа задал последний вопрос: “Есть ли в Украине ресурс финансовый, человеческий и технический для того, чтобы на государственном уровне утвердить программу по реабилитации детей и подростков, находящихся на оккупированном Донбассе?”.

“Дело в том, что реабилитация большого количества людей – вопрос финансирования. Я думаю, что если собрать команду специалистов и организовать новое учреждение с большим штатом и хорошим персоналом, которое конкретно будет отвечать за реализацию этой госпрограммы, то в таком случае качественное выполнение задачи, о которой вы говорите, возможно. Более того подобные мероприятие уже проводились у нас в Украине, преподаватели медицинских вузов, совместно с волонтерами и врачами открыли небольшой центр по реабилитации военнослужащих. С детьми проводить процесс реабилитации будет чуть труднее, поскольку травматические пережитые моменты с детьми и подростками обсуждать сложно, так как не будет той рефлексии, им будет сложно осознать какие-то вещи и в таких случаях, наверно стоит сосредоточиться на поддерживающих моментах, помочь пациенту разгрузиться и дать ему ресурс. Главное, что все было четко прописано и унормировано. Пока что выделяются деньги, находятся спонсоры. Конечно сейчас такие программы направлены на взрослых и воплощаются за счет доноров или своими собственными усилиями, но если вкладываться в реабилитацию детей и подростков, делать эту работу с любовью и на высочайшем уровне, то все непременно получится, поскольку примеры такой работы уже есть”, – обнадеживают врачи. Вся государственная “машина”: начиная от соцслужб, заканчивая Минобразования и Мининформполитики должна иметь разработанную стратегию по интеграции детей из оккупированных территорий уже сейчас, чтобы не тратить драгоценного, в данной ситуации, времени на “раскачивание”, как это было с переселенцами, многие аспекты жизни которых до сих пор не урегулированы. В противном случае мы будем иметь дело с той же “бомбой замедленного действия”, последствия которой очень скоро можно будет увидеть в Ираке.

Ведь Россия и ее политическое руководство не оставит идеи влияния на восточные и южные регионы Украины через собственную агентуру на местах и пропагандистскую машину. И даже после возвращения Донбасса и Крыма эти регионы будут потенциальными мишенями РФ. А заложенное в детях из ОРДЛО “зерно” российской пропаганды может стать тем “спусковым крючком”, который снова оживит “гидру” сепаратизма в нашей стране и принесет новые боль и страдание всем украинцам от Запада до Востока. Дети – наше будущее, и, чтобы спасти Украину, нужно позаботиться о тех, кому эту Украину прийдется строить. Как бы грубо это не звучало, но от того, как мы “перепрошьем” и какие ценности взрастим в молодежи из оккупированных территорий во многом будет зависеть, как этот регион будет возрождаться и развиваться в дальнейшем. Напомним, ранее ИНФОРМАТОР получил сведения о том, что Российская федерация причастна к созданию террористической группировки “Исламское государство”. Также корреспонденты издания посетили прифронтовой город Авдеевку и рассказали о том как живет мирный населенный пункт, вокруг которого продолжаются ожесточенные бои. Максим Лиманский для ИНФОРМАТОРа

Источник: https://informator.news/shchenky-novorossyy-kak-boevyky-l-dnr-prevrashchaiut-detey-v-terrorystov/?fbclid=IwAR33zqW6H-a_LBwdbgekUaPDgoGLiar1wKIBFJn2UHX2xsfuDwXI4HtQ2Wo
Tags: Россия должна, на украине фашизма нет (С), о май даун!, страна 404, танец перемог, украинство - это, хто не скаче той москаль
Subscribe
promo peremogi февраль 24, 2018 11:32 147
Buy for 400 tokens
А плохая РФ ни каяться, ни платить не хочет. В продолжение темы " Не прошло и четыре года..." Ну, во-первых, полностью эта поговорка…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments