sibarit81 (sibarit81) wrote in peremogi,
sibarit81
sibarit81
peremogi

Categories:

Что Украине делать с Россией, не привлекая внимание санитаров?



Наносить удары тогда и там, где враг меньше всего этого ожидает. Казалось бы, это очевидное утверждение должно быть давно усвоено. Однако в реальной жизни руководство нашего государства и в дальнейшем слабо представляет не только способы достижения успеха, но и сам успех. Ведь действительно, какой мы видим победу? Госдума примет решение вернуть Крым Украине? Путин отправит Порошенко телеграмму с просьбой начать переговоры о выплате репараций? Что для нас победа?

Расчленение РФ - залог неприкосновенности наших границ

Мое личное видение - это не просто мир. Мы должны восстановить суверенитет над всеми утраченными территориями и на долгое время отбросить угрозу уничтожения Украины, а не просто обеспечить краткосрочный спокойствие на восточной границе до момента следующего похода русских в глубь нашей страны. Этот сценарий возможен лишь при условии полного демонтажа Российской Федерации в ее современном виде. Украину должна интересовать не дезинтеграция как процесс, а появление новых государственных организмов на руинах РФ.

Новые государства не будут иметь не только амбиций, но и ресурсов для ведения завоевательных войн. Поэтому естественными союзниками Украины в самой России является не российские демократы, либералы или «западники», а несистемные игроки, такие как регионалистские и национальные движения. Речь не только о Северном Кавказе, а прежде всего о Поволжье и Сибирь.

В отличие от искусственных российских концептов, созданных для уничтожения Украины (русины Закарпатья, «ДНР» и «ЛНР» и т.п.), российские регионализм и самостийництво являются естественными и жизнеспособными.

Однако в невоенных методах борьбы Украины и дальше использует против России весьма ограничен и всем известный арсенал мер. Это требование освободить наших политзаключенных и призыв к международному сообществу усиливать санкции. Проблема в том, что коллективный Запад, а прежде всего Европа, чувствует все большую усталость от «украинского конфликта», а тема политических заключенных уже выработала «иммунитет» не только в России, но и у наших западных партнеров. Некоторые международные игроки начинают капризничать, мол, «сколько может длиться конфронтация с Москвой?», Намекая на время для перезагрузки отношений с РФ. Расчет на постоянное нарастание международного давления в лучшем случае может оказаться завышенным украинским ожиданиям. Нужно думать над расширением инструментов воздействия. Одним из них может и должна стать сотрудничество с регионалистские и национальными движениями РФ. Они и ведут деятельность даже в сегодняшних крайне неблагоприятных для себя условиях без всякой внешней поддержки. Хотя от такой поддержки не отказались бы.

Что происходит в национальных республиках РФ?

В Украине не хватает специалистов, которые разбирались бы на проблемах национальных республик РФ и отдельных ее регионов. Говорить о аналитиков, которые могли бы читать, а тем более создавать интеллектуальный продукт татарском, чувашским, марийском или эрзянском, не приходится. Чего никак не скажешь о русских: они читают, анализируют, производят и транслируют свои смыслы языках всех соседних государств.

Не понимая сути общественно-политических процессов, происходящих где-то в Башкортостане (а часто просто не зная о них), мы не можем оценить ситуацию, не можем правильно ею воспользоваться.

В составе РФ 21 национальная республика, составляет более четверти всей площади федерации. На их территории живет около 20% населения России. Самые мощные центробежные настроения наблюдаются на Северном Кавказе, в Поволжье и в Сибири. В каждом из этих макрорегионов своя сложная мозаика этнополитических и этноконфессиональных процессов.

Тема северокавказского подполья освещена в статье «Кавказский подполья» .

Если о Северном Кавказе мы хотя бы слышали (две чеченские войны, партизанское движение, исламисты), то о Идель-Урал часто не знают даже политологи.

На востоке европейской части Российской Федерации содержится исторический регион, который русские называют Поволжьем, а коренное население - Идель-Уралом. Состоит он из шести стран: эрзян-Мокшании (Мордовии), Чувашии, Марий Эл, Татарстана, Удмуртии и Башкортостана, которые имеют собственные самобытные культуры, созданные семью коренными народами. Финно-угорские народы эрзя, мокша, мари и удмурты живут рядом со своими тюркскими соседями: чувашами, татарами и башкирами. Страны Идель-Урала такие непохожие на соседние российские регионы, сама Москва сочла каждой из них статус республики со своей Конституцией, государственным и органами управления.

Коллапс коммунизма в Восточной Европе пробудил дух свободы у многих народов. Некоторые из них получили независимость, другие только встали на путь борьбы за реальный суверенитет. Жители Идель-Урала решили, что для них также настало время перемен, и поддержали суверенизацию своих республик. Однако Кремль пригрозил применить армию, как это произошло в Чечне. В результате длительных переговоров был заключен ряд договоров между Москвой и республиками. Договорились, что страны Идель-Урала останутся в составе Российской Федерации. Со своей стороны, Белокаменная гарантировала им широкие полномочия в реализации внутренней политики.

С приходом к власти Владимира Путина федеральный центр перестал рассматривать республики как равноправных партнеров. Начался процесс превращения их в российские колонии. Были запрещены все национальные партии, ликвидирована независимая пресса, парламенты заставили изменить конституцию, убрать все статьи, связанные с экономическим и политическим суверенитетом. Начались политические репрессии против активистов национальных движений. В первое десятилетие правления Путина только в Татарстане ликвидировали 690 татарских школ.

Сегодня Москва усиленными темпами «реформирует образование» - изымает изучения национальных языков с обязательной части учебных планов. Эта мера направлена ​​не просто на русификацию нерусских. Он уничтожить опасную тенденцию: татарская и башкирская не имеют права быть языками межнационального общения в своих республиках. Иначе функционирования национального языка как государственного станет мощным инструментом формирования политической нации.

Системных сепаратистских сил в Идель-Урале не осталось. Не оставалось их и на Северном Кавказе. Местные власти уже давно расправилась с националистами и регионалисты, демонстрируя таким образом свою лояльность в Москву. В то же время общественное мнение и сегодня чувствительная к национальным и религиозным темам. До сих пор есть единичные активисты, которые борются за национальные и политические права титульных наций в своих республиках. Часто местные власти и правоохранительные органы преследуют этих отчаянных одиночек, однако полностью сломать всех активистов национальных движений Москве пока не удается. Таким образом, даже в условиях авторитарного режима и усиленной русификации регионализм и национальные движения остаются заметным фактором внутренней политики РФ.

Украина как геополитический лидер для новых государств   

Если Украина стремится к победе над Россией, развития и получения международной субъектности, она должна иметь собственное видение победы. Его составной может быть создание пояса буферных государств к востоку от нашей страны.

Здесь на ум приходит прометеизм - политический и интеллектуальный движение в межвоенной Польше, направленный против советской России. Бесспорно, мир пошел вперед. Методы и инструменты этого движения потеряли свою актуальность. Однако актуальной остается сама идея прометеизма. Стоит отметить, что особого развития он приобрел в Польше 1926 года, когда к власти пришел Юзеф Пилсудский. Сегодняшняя Польша - это скорее Польша Дмовского, чем Пилсудского, и прометеизм не может быть частью внешней политики нашей соседки. 

Долгое время взгляды финно-угорских народов РФ были направлены в сторону Финляндии, Венгрии и Эстонии. Мордовского, марийские, удмуртские и карельские элиты рассчитывали на зарубежную поддержку в вопросах сохранения и развития собственных культур, подготовки педагогических кадров, лоббирование определенных политических и экономических интересов и тому подобное. Зато ни одна из этих финно-угорских стран не смогла в полной мере удовлетворить высокие ожидания. Финляндия панически боится политизации финно-угорской темы. Хельсинки скорее опираться сотрудничества с самостийницкими движениями в РФ, чем способствовать им. 

Венгерские праве чрезвычайно сосредоточены на себе и не способны к распространению влияния Венгрии на финно-угорские народы. Борьба за политическую приверженность заграничных венгров - это Олимп политических мечтаний Будапешта.

Только Таллинн мог бы претендовать на роль финно-угорского политически инкубатора, но не пользуется по этому случаю. Сопротивляемость стран Балтии российскому напору за последние два десятилетия существенно ослабла. Поэтому от Эстонии надеяться последовательной и упорной работы в этом направлении. Максимум лояльное отношение к политическим эмигрантов.

С тюркскими народами РФ и их зарубежной поддержкой дело еще сложнее. Татары, башкиры и чуваши не имеют даже «собственной Эстонии» - зарубежного тылу для сплочения политической эмиграции и развития политической мысли. Все тюркские государства, в отличие от финно-угорских - это авторитарные государства. Казахстан, несмотря на очевидную близость к Идель-Урала, является скорее союзником России в вопросе «борьбы с сепаратизмом народов Поволжья», чем наоборот. Астана принимает участие в кремлевском военно-политическом проекте ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности). Кроме того, Казахстан является партнером РФ по Таможенному союзу. Пока у власти Назарбаев, ситуация не изменится.

Азербайджан имеет достаточно изменчивую внешнюю политику в отношении сотрудничества с Россией. Москве легко манипулировать соседом по вопросам конфликта в Нагорном Карабахе. Итак, Алиеву очень важно сохранять хорошие отношения с Путиным. Ко всему государство с шиитской господствующей большинством не может быть маяком для татар и башкир, исповедующих суннитское направление ислама.

Отношения Турции и России также не отличаются последовательностью. Анкара не может быть устойчивым и надежным союзником для самостийницких движений внутри РФ. Такие инструменты влияния на тюркские народы, как организация международного сотрудничества ТЮРКСОЙ, потеряли свою эффективность из-за непоследовательности и ненадежность Анкары. Диаспора волжских татар в Турции хоть и многочисленная, но абсолютно аполитична и неактивна. Страна напоминает не центр тюркских диаспор РФ, а скорее сорбент, который поглощает любое антиимперскую и антироссийскую среду.

А что же Украина? На нашей территории проживают немногочисленные по украинским меркам, но большие по меркам коренных народов РФ диаспоры: более 73 тыс. Волжских татар, 9 тыс. Эрзян с мокшане, 10 тыс. Чувашей. Традиционно у нас не было какой-то определенной государственной политики в отношении этих граждан. Здесь Киев радостно отдал инициативу Россотрудничества и всячески способствовал утверждению ватных взглядов. Зря

Что же мы можем предложить национальным движениям Идель-Урала? Может ли Украина получить авторитет и влияние на коренные народы РФ, прежде всего в Поволжье? Способны ли мы поколебать монополию на идеологическую гегемонию Москвы в этом регионе?
 Для начала нужно создать благоприятные условия для сплочения политических эмигрантов: гарантии невыдачи России; возможность вести общественную и политическую деятельность на территории Украины; создание аналитико-логистического центра, изучать ситуацию в национальных республиках и готовить аналитические материалы как для украинского правительства, так и для широкой общественности с целью информирования, разрабатывать политические доктрины, создавать независимый информационный продукт языках коренных народов для дальнейшего распространения в сети интернет.
        Системная и последовательная работа по поддержке национальных движений в Идель-Урале не даст быстрых результатов. В этом и заключается самый большой вызов для украинских политиков: идеология наших парламентских партий - «моментократией». Поэтому соблазн «Новой стратегии мира» или желание просто пойти на очередной «договорняк» способны победить любую стратегию, расчеты и здравый смысл.
        Оппоненты демонтажа РФ постоянно пользуются ограниченным, но ярким набором утверждений: «лучше, чтобы ядерная кнопка была в руках Путина, чем десятков маленьких региональных князьков, - так проще договориться» и «распад России повлечет за собой гражданскую войну, что повлечет неконтролируемый поток беженцев в Украину ». Системный анализ каждого из этих утверждений требует отдельной статьи. Все эти страхи являются лишь одним из сценариев в мозаике поливариантности. Похожие фобии существовали и накануне распада СССР. В конце концов, ядерная зима в 1991 году так и не наступила, зато колосс на глиняных ногах упал быстро и громко. Вопрос не в том, развалится Россия, а в том, когда это произойдет и насколько мы будем готовы к этому.
   Ответ зависит прежде всего от способности украинских интеллектуальных элит избавиться от комплекса провинциальности и неполноценности, осознать роль и место Украины в формировании новой политической карты мира.

 http://tyzhden.ua/Columns/50/219347

Tags: аберрация сознания, грядущая перемога, запомните этот твит, испанский лыжный инструктор, ожидаемая перемога, переможная интоксикация
Subscribe
promo peremogi март 16, 2017 23:21 19
Buy for 400 tokens
Сейчас, когда адекватно-умеренным украинцам припекло дупу, они начинают голосить, и у кого-то могут возникнуть сомнения на тему "Украинцы прозревают", "Украинцы задумались", и тому подобное. Считая подобные заблуждения вредными и опасными, привожу старый, но ничуть не…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →