hullam_del_ray (hullam_del_ray) wrote in peremogi,
hullam_del_ray
hullam_del_ray
peremogi

Categories:

Пятая колонна. По ЩАМ.

1.Эталонная тгавля поэта в ...где бы вы думали?...В ИЗРАИЛЕ!


«Баллада о шалавах» вызвала травлю московской поэтессы в Израиле

Алла Боссарт, поэтесса и жена известного поэта-сатирика Игоря Иртеньева, подверглась грубым нападкам и гонениям за лирическое стихотворение.

Поэтессу требуют лишить гражданства и выгнать из страны.
Происходит это не в России, а в Израиле.

Чем Боссарт прогневала местную общественность и почему Марк Цукерберг превратился в «совкового цензора»?

Бывшие поклонники объявляют бойкот писательнице и поэтессе Алле Боссарт и срывают поэтические вечера, которые Боссарт и ее супруг, поэт Игорь Иртеньев, собирались провести в благотворительных целях, бесплатно, чтобы познакомить людей с поэзией.

Правда, происходит это не в России, а в Израиле – именно там сейчас живут бывшие представители московской интеллигенции Боссарт и Иртеньев.

На этот раз Боссарт подверглась обструкции не за русофобию, как страдали раньше в России и она сама, и Иртеньев, и их цеховые друзья Андрей Бильжо и Виктор Шендерович. А за оскорбление израильских женщин-военных.

И поднялась волна, которой не ждали.

Даже Facebook был вынужден отреагировать на скандал, забанив поэтессу. «Аллу заблокировали на месяц за прекрасное стихотворение.

Да здравствует Совок без границ!» – написал на своей странице ее супруг Иртеньев.

Так американский программист-миллионер Марк Цукерберг легким движением возмущенного иртеньевского пера превратился в совкового цензора.

«Прекрасное стихотворение» Боссарт и правда начинается лирично. Про трех израильских девушек в форменной одежде, «грозный секс на марше», «израильской военщины кокетство», их матерей и «пасмурное детство» в СССР. И неожиданно, наотмашь, заканчивается строками:

«А мамки ждут – с мантами и борщами,

с мацой и щукой ждут своих шалав».

Вот этих-то «шалав» израильское общество и не смогло переварить. Не согласны жители Земли Обетованной, что девушки, рискующие собой и служащие в армии, не что иное, как «шалавы».

То есть по словарю – развратные, распущенные женщины. Возмутились. И попытались объяснить недавней гражданке Израиля Боссарт, что здесь так не принято.

«Наши дети и армия – священная корова, загрызём без обсуждений», – пишут израильтянки.

Но Боссарт не разделяет критического отношения к ее творчеству.

Своих оппонентов она тонко называет «насекомыми», «недоделанными уродами» и «мудаками», не боится «мерзкой блевотины» их «вонючих комментариев», чередуя мат и утверждение, что они с Иртеньевым «повышают количество и качество интеллигенции в русском комьюнити».

Но интеллигенция в Израиле сопротивляется: «За этот стих свора идиотов хочет опять лишить меня гражданства, – возмущается поэтесса.

– Не забывайте, вы, безмозглые курицы, – кто вы и кто я».

Тем не менее от четы Боссарт – Иртеньев отвернулись даже давние друзья. Их поэтический вечер в Иерусалиме был сорван из-за бойкота, который читатели объявили автору «баллады о шалавах».

Попробовала сделать это в синагоге

Характерно, что в России поэтесса тоже подвергалась осмеянию в интернете. Алла Боссарт известна как автор мема про Михаила Ходорковского, которого назвала «красавцем, интеллектуалом и богачом с доброкачественными генами».

В противовес генетически правильному олигарху Боссарт нелицеприятно выставляет «русскую природу».

Впрочем, тот скандал с евгеникой не помешал поэтессе получить израильское гражданство.

Но оказалось, что чудес не бывает. Ненависть и презрение к людям не зависят от страны проживания, они проявятся везде – хоть в России, хоть в Израиле.

Но – надо отдать должное Святой Земле – с разным результатом. Боссарт, как в другом известном меме, «попробовала сделать это в синагоге».

И неожиданно стала нерукопожатной.

Но единомышленники, по старой привычке, еще пытаются оправдать старого друга. Виктор Шендерович обращается к возмущенным неизящной боссартовской словесностью в известной манере «сам дурак».

«Дружное улюлюканье и горячечный праведный гнев по столь пустяшному поводу говорят больше о них, чем о поэте», – пишет Шендерович на своей странице в Facebook.

Впрочем, по той же логике бытовой психологии можно сказать, что и оскорбления, которые поэт выбирает для других, также в большей степени говорят о поэте, чем об адресате.

В свое время друг поэтической четы карикатурист Андрей Бильжо тоже подвергся нападкам в Сети.

Будучи психиатром по образованию, Бильжо как-то решил поставить диагноз советской героине Зое Космодемьянской, назвав ее шизофреничкой, которая хранила партизанскую тайну исключительно из-за психического недуга.

Скандал, развернувшийся вокруг этого заявления, супруг Боссарт Иртеньев назвал «травлей» и заявил, что «считает своим долгом заявить о полной солидарности» с другом Бильжо.

А ведь дар Бильжо сейчас как никогда нужен самой чете поэтов.

Ведь если внимательно прочитать стихотворение «Три девушки в хаки», то ничто не предвещает пошлой оскорбительной концовки.

Весь текст – в меру поэтичное повествование о сексуальной израильской армии. И вдруг, в конце, ни с того, ни с сего – шалавы!

Этот срыв – Бильжо не даст соврать – может быть симптомом синдрома Туретта, когда больной человек внезапно начинает выкрикивать нецензурные слова или социально неуместные и оскорбительные высказывания.

Возможно, дружеская помощь должна заключаться именно в том, чтобы вовремя поставить диагноз ныне живущей подруге, фантазирующей о «доброкачественных генах», а не тратить свой талант на препарирование подвига партизанки, убитой другими борцами за чистоту генов.

https://vz.ru/society/2018/5/25/924359.html
тАКИ ДА:


Поциэнт: https://www.facebook.com/alla.bossart

http://panizosya.com/HAIFA_INFO/Bossart_i_Irtenev.html




2."Поэт" в России больше чем "поэт"



Вероника Долина: "Мы живем в царстве огромной фальши"

Поэтесса и исполнительница авторской песни Вероника Долина приехала в Прагу с концертом "За вашу и нашу свободу".

Концерт посвящен 50-летию подавления Пражской весны и демонстрации против вторжения армий СССР и его союзников в Чехословакию, состоявшейся на Красной площади.

Перед концертом Долина рассказала корреспонденту Радио Свобода о своей программе, творчестве и восприятии происходящего в России.

– Вы приехали в Прагу с концертом, посвященным Пражской весне. Какие песни вы включили в программу?

– Я собралась с мыслями, и всему небезразличному человечеству не чуждые слова 👉“За вашу и нашу свободу” превратила в название концерта. Пальцы перебрали листы в старых папках, я вытащила кое-что из старых песенок – про любовь, про Москву и про вселенское и человеческое беспокойство. Нужно быть небезразличным, для такого человека, как я, это важно. Быть не чужим, неравнодушным к тому месту, где ты оказался, куда тебя привела судьба. Чем человек небескультурный может поделиться с другим? Только свободой. А что такое свобода? Это вся твоя жизнь, это твои близкие, твои книги, то, чем ты располагаешь. Об этом программа.

– Вы выступали в Праге раньше?

– В 1987 году я впервые приехала в Прагу, это была моя первая заграничная поездка. Но тогда у меня не было концерта. Он состоялся только шесть лет назад, в пражской языковой школе имени Натальи Горбаневской. На концерт пришли мои приятели, которых я знала еще с 80-х годов. В то время они входили в издательский и журналистский круг, они были остро взволнованы изданием стихов и песен Высоцкого.

– Вы помните события августа 1968 года? Какие у вас остались впечатления?

– В августе 1968 года я была ребенком. Моя семья отдыхала на Черном море, в Пицунде. 👉Мой папа был инженером, работающим в сфере освоения космоса. Он получил телеграмму о произошедшем, и наша семья немедленно помчалась в Москву. Писательский мир Пицунды и Коктебеля до сих пор с горечью и гордостью вспоминает о тех событиях. С гордостью за то, что были люди, которые не промолчали и выступили, а не только тихо плакали в кулак. Это и Аксенов, и Евтушенко. 👉Моя семья пережила вторжение советских войск в Чехословакию с большой горечью.

– Вы говорили, что у вас есть стихотворение, посвященное тем событиям. Вы можете его прочитать?

– Вот минувшее делает знак и, как негородская пичуга,
Так и щелкает, так и звенит мне над ухом среди тишины.
Сердце бедное бьется – тик-так, тик-так, – ему снится Пицунда,
Сердцу снится Пицунда накануне войны.

Сердце бьется – за что ж извиняться? У папы в "Спидоле" помехи.
Это знанье с изнанки – еще не изгнанье, заметь!
И какие-то чехи, и какие-то танки.
Полдень – это двенадцать. Можно многого не уметь.

Но нечестно высовываться. Просто-таки незаконно.
Слава Пьецух – редактор в "Дружбе Народов", все сдвиги видны!
Снова снится Пицунда, похожая на Макондо.
Снова снится Пицунда накануне войны.

Сердце бьется, оно одиноко – а что ты хотела?
На проспекте Маркеса нет выхода в этом году.
И мужчина и женщина – два беззащитные тела
Улетели в Пицунду, чтоб выйти в Охотном ряду...
Улетели в Пицунду, чтоб выйти в Охотном ряду...

Интересно, что в 1992 году я также с мужем была в Пицунде. Мы отдыхали в писательском доме творчества. И тогда, я хорошо помню, над домом отдыха полетели самолеты (в 1992 году началась грузино-абхазская война. – РС). Из Гагры мы выбирались на автобусах, и тут я заметила, что все рифмовалось с 1968 годом.

– Согласно опросу 🇺🇸 "Левада-центра", все больше россиян считают, что Пражская весна 1968 года была “подрывной акцией Запада, который хотел расколоть социалистические страны”. Вам не кажется, что такая оценка исторических событий – тревожный знак?

– Более чем. Но такой человек, как я, может этому только усмехнуться. Наша пропагандистская машина запущена на такие обороты, на которые она никогда прежде не была способна. Сегодня верховные глупости могут звучать в воздухе, быть напечатанными где-то. 👉А это все бряканье крупных шестерней мясорубочной пропагандистской машины.

– Два года назад в интервью Радио Свобода вы говорили, что вам не нравится происходящее в стране. Как бы вы сейчас оценили то, что происходит – стало хуже или лучше?

– О лучшем не может быть и речи. Но человек есть человек.
👉Помещенный в гетто, он привыкнет к гетто. Помещенный в черту оседлости, он привыкнет и к ней. Человек инстинктивно борется за свое существование. Но задача всякой администрации – города, деревни, страны – защитить человека, черт возьми! Сколько-нибудь позаботиться о девочке и старушке, о мальчике призывного возраста и мальчике, который играет на скрипке. Позаботиться о них, черт возьми, а не бросить в мясорубку!

– В своем facebook-аккаунте вы бурно отреагировали на пожар в торговом центре "Зимняя вишня" в Кемерове. Вам не кажется, что это близко к тому, о чем мы сейчас говорим: государство не способно позаботиться о своих гражданах?

– Государство не то что не может позаботиться, государство не замечает беззащитных. А в такой стране, бесправной и бедной, как Россия, человек совершенно беззащитен, и только город или страна могли бы это исправить. Но такого не происходит.

– 70-е, когда вы начали работать, называют эпохой застоя. Вам не кажется, что современная эпоха еще более застойная?

– У нас полный герметизм. Застой – это циклически-нежное слово. Наверно, появится слово, которым мы могли бы описать происходящее сейчас. 👉В России сейчас очень тяжело.

– Какое слово вам приходит в голову для характеристики того времени, в котором мы живем?

– Изоляция. Антиевропейскость, антикосмизм, антикультура. 👈Достаточно уже этих “анти”, достаточно милитаризма! Нам нужны обыкновенные прочные гуманистические основы в культуре, образовании, здравоохранении. Мы должны быть охранной грамотой один для другого, не должны гордиться озверением, которое предлагается пропагандистскими программами и именитыми воителями, входящими в нашу государственную администрацию. 👉Это наш повседневный ужас, который вошел в школы, дома – агрессивнейшая интонация, настоящий милитаризм.

– Вы следите за политической и социальной повесткой. Но почему в ваших произведениях не затрагиваются эти темы?

– Я обыкновенный лирический поэт, мама большого семейства – мои дети работают в культурной и театральной сферах. Мое дело – повседневность, меня всегда интересовала будничность. Меня интересует пятидневка будней, я занимаюсь этим, в моих стихах этого очень много. Много горькой интонации, но не шлепаний себя по рукам или по щекам, или вскриков “Проснитесь, люди” – это не мой язык.

– В 2013 году в интервью “Новой газете” 👉вы говорили: жалею о том, что не уехала в Израиль. Ваше решение не изменилось с того времени?

– Нет. Я еще более привязана к своей аудитории. В том интервью была обыкновенная рефлексия👈, оглядка взрослого человека на прожитое. В Израиле живет несчетное количество моих друзей и моя родня, и я сожалею, что я не с ними. К тому же это страна высокой мотивации. Там людям с рождения сообщают высокий смысл их человеческой жизни, культуры или образования, защиты человека человеком. А Москва это перечеркивает каждый день. Пропаганда абсолютно перечеркивает человека – это такая колоссальная, дутая неправда, на фоне которой можно только в вакууме жить. Вся правда жизни на Руси: это колоссальные беззащитность, бесправие, безденежье. Вот и справились с людьми. Ну что же, крепостное право.

– Давайте поговорим о ваших концертах, где их сейчас больше – в России или за рубежом?

– В России, конечно. Мой маленький голос присутствует, он виден и слышен. Я немалую часть времени провожу на фейсбуке с немалым числом моих подписчиков. Я большой неформал, мне нужно всего лишь написать стихи, и я была бы не против, если бы они были услышаны и расслышаны.

– Вы выступали в Украине в прошлом году. Как вас встретили?

– Отлично. Я даже дважды была в Украине в прошлом году: на поэтическом фестивале в Киеве в мае, а затем в Днепре в октябре.
👉Там меня встретили с дружбой, любовью, неформальным отношением и полным комфортом.

– Какая у вас была программа?

– Ничего особенного, все то же: любовь, дружба, Москва.

– Вы можете прочитать что-то из своих последних стихотворений?

Иные дни, там только не,
Рассказы Кафки.
Но расскажу о самом дне,
О рыбной лавке...
Где разлюбезный кулинар
Стоит в перчатках
И вам устроит семинар
В своих камчатках.

А те лежат, клешня в клешне,
Сцепились крепко.
А ты стоишь – мошна, кашне,
Очки и кепка.
Поскольку месяц дубака
И патриота.
А ты – предвестье дурака
И идиота.

Но все-таки он как родной –
Морей посредник.
И у него не выходной,
На нем передник...
И он хватает братана –
Чудное имя...
И братану уже хана
Во льду и дыме.

Я руку крабу протяну,
Возьму мерлана...
Я и сама иду ко дну,
Тут без обмана.
Отвесь кусочек кабийо
Мне, брат-художник.
Треска в основе.
Ты ее Сноваположник....

Ну вот и все. Онфлер, прости
Меня с пакетом...
Но ты же в дружбе и в чести –
С любым поэтом,
Который все-таки попал
На эту дыбу,
А не пропил и не проспал
И жизнь, и рыбу.

– Вы разделяете свое творчество на периоды?

– Само разделится. А каждая книжка последних пяти лет делится на пять времен года.

– Почему на пять?

– Начинается с зимы и входит снова в зиму: зима, весна, лето, осень и снова зима.

– Следите ли вы за современными поэтами?

– Конечно, я люблю киевлянина Сашу Кабанова, россиян Веру Павлову и Веру Полозкову.

– Вы говорили о том, что песни рождаются из стихов. Как вы выбираете, что остается в стихотворной форме?

– Не скажу, это секрет. Хотя он очевиден – более музыкальные стихи имеют свои закономерности. Когда я записываюсь в студии, это видно и слышно. К тому же музыкальные стихи в некотором роде сцепляются друг с другом. Две недели можно писать немузыкальные стихи и потом вдруг неделя – музыкальных.

– Какие ваши планы после выступления в Праге?

– Надеюсь, вернусь в Москву. Я уже долгое время там не была. А я ужасно взрослая, а Москва – очень тяжелая. И тогда я себя изгоняю из этого города. И во время этого рабочего сезона, который начался в конце сентября, я уже не знаю, сколько времени провела в изгнании и в дебрях разнообразных городов.

– Почему Москва для вас – тяжелый город?

– Там трудно сейчас, потому что руки опущены по швам. 👈Невероятный психологический аспект жизни, 👉люди стянуты смирительными рубашками: и постарше, и помоложе. Мне страшно смотреть, что происходит в начальной школе… Мне нужно, чтобы дети сидели, как во всем мире, на полу в музее имени Пушкина и рисовали кто копии с картин Матисса, кто статуи. Пусть импровизируют, пусть их злобно не окрикают тетки в музеях, не одергивают гиды, пусть им все будет можно.

– Когда в Москве в последний раз чувствовался дух свободы?

– Больше 10 лет назад. 👉У нас жестко и трудно. Это же царство огромной фальши. Будто бы нет войны, будто бы нет повсеместного набора в армию, будто бы нет абсолютного ослабления всех гуманитарных дисциплин, будто бы нет царственного пребывания таможенной, налоговой и других охранительных институций на Руси. Это же все замалчивается. А мне нужны исторические, филологические, философские да иностранных языков факультеты, чтобы они царили в Москве.

– Может, все изменится к лучшему?

– Сильно сомневаюсь. Зато мы можем в собственных домах учредить у себя кафедры этих факультетов и заниматься своим потомством.
https://www.svoboda.org/a/29240858.html


3.Что почитать:В России выпустили книгу родственника Геббельса. На очереди Майн Кампф Гитлера.


Прислали настолько прекрасную новость, что не могу не поделиться:

- Ох, вот это поворот. В России выпустили книгу родственничка Геббельса Конрада Геббельса. Книга в свободной продаже. Называется «Там, за Евроуралом». Фантастика, да только не простая.
Немного о книге: «Мир состоит из подмандатных территорий и колоний, управляемых из Вашингтона. И только где-то за Евроуральским колониальным кластером, в землях, которые ничем не примечательны, ещё тлеет квазигосударственное образование под названием «Новосибирская республика».
Переводчики и редакторы книги тоже интересные: некто Михаил Пименов и Тарас Грицько. У Пименова предки служили Власову, Грицько - потомок Скоропадского. Сами редакторы из Новосибирска. Дети не отвечают за грехи отцов? Безусловно, но все зависит от самих детей.
При описании книги в интервью выдают очень интересную фразу « Тем более что оно про судьбу нашей малой родины — Новосибирск. Что дважды значимо для всех нас». Но ведь это же просто фантастика …
Интересно, что даже издание, которое согласилось взять интервью у редакторов и описать книгу, закрылось по 282 статье УК РФ.
Кстати, обложка книги тоже примечательна. Ничего не напоминает?
Говорить, что это всего лишь книга, допустимо, но Майн Кампф (книга запрещена в России) тоже был всего лишь книгой.

https://vk.com/wall66216298_10957

Кулачки на книжонке, согласитесь, приметные. Да и вообще книжка, тут тебе и наша малая Родина Новосибирская область, которая должна отделиться от России и фактически уже выделена, и 282-я для издания, и переводчики интересные.

Маленько покопался. Книга такая реально есть: https://ridero.ru/books/tam_za_evrouralom/

А в ней прекрасное интервью этих мамых переводчиков: https://ridero.ru/books/tam_za_evrouralom/

- В истории так неоднократно случается, что запретное становится разрешенным, а то абсолютное зло, которым бабушки пугают своих внуков, неожиданно оказывается не таким уж и злом, а скорее исторической неприятностью. Сегодня мы решили пообщаться с двумя участниками Сибирского общества любителей научной фантастики Михаилом Пименовым и Тарасом Грицько, которые на свои собственные средства перевели роман внучатого племянника Йозефа Геббельса «Там, за Евроуралом…»

Первое же предложение прекрасно: В истории так неоднократно случается, что запретное становится разрешенным, а то абсолютное зло, которым бабушки пугают своих внуков, неожиданно оказывается не таким уж и злом, а скорее исторической неприятностью.

Так понимаю, историческая неприятность это десятки миллионов жертв фашизма, а нацизм, это то запретное, что стало разрешенным. Ну например, как СС в Прибалтике и бандеровщина на Украине. Ими до сих пор бабушки пугают внуков, например те бабушки, что знают о истребительных концлагерях и Волынской резне.

Кстати, про своих предков граждане там также открыто говорят, сами. То бишь все написанное автором заметки выше, оказалось правдой.

Есть идеи что делать с этой ползучей реабилитацией фашизма в России? Пишите в коментах.

Ну и прошу распространить
https://zergulio.livejournal.com/5716641.html
Tags: аберрация сознания, кредитная история, литературный франкенштейн, насралося, тронный зал института мозга
Subscribe

promo peremogi март 15, 2018 11:45 52
Buy for 400 tokens
В комментариях к посту " Почему вы не хотите любить украинцев?" проскочила интересная мысль: "Украинофобия" - здоровая реакция на ресентимент. В результате сделан ещё один шаг в теории перемог. В дополнение к темам " Украинство как антисистема" и "…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 71 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →