hullam_del_ray (hullam_del_ray) wrote in peremogi,
hullam_del_ray
hullam_del_ray
peremogi

Палата № 404-ВНА спускается в АдЬ

Истерия (от др.-греч. ὑστέρα — «матка»); бе́шенство ма́тки — устаревший медицинский диагноз, на данный момент частично соответствующий ряду психических расстройств лёгкой и средней степени тяжести.


1.Таня Адамс про ужасы тоталитарного детства:Хорошо размоченный слюнями кальмарный ремень был увлекателен, долгоиграющ и даже чутка калориен

Вот представьте, что вам на работу к восьми. А садик в сорока минутах езды на троллейбусе и пёхом ещё с километр. И потом вернуться, потому что работа рядом с домом. А возможно, что и не рядом. То есть в семь дитё должно уже быть в саду. И зимой тоже.

Представили? Представили, как вы трёхлетку поднимаете в 5:30, упаковываете её, полусонную, в шубы и прёте по темноте на другой конец города. А там сдаёте даже не воспитателю, сторожу какому-нибудь сдаёте. Сторож открывает пустую группу, и ваша деточка уползает досыпать возле стеллажей с игрушками. Деточка уже понимает, что плакать бесполезно.
Нет, были садики прямо под домом. Но они были приписаны к другим предприятиям, и попасть туда было невозможно без блата.

И знаете, что забавно? Моя дочь не знает значения слова "блат". А я знаю.

В саду мы пели про Щорса, который под знаменем с обвязанной головой, и ели всякую несъедобную дрянь, типа молочных супов с полурастворёнными там макаронами или рисом, запиханки из сожжённого снизу и сырого сверху творога, каши какие-то, которые образовывали с тарелкой неразделимый конгломерат. Ну и жилы от мяса, потому что само мясо спи*д*ли, как водицца, повара.
Основной задачей заведения было сохранить для родителей их чадищ и привить оным первые навыки покорности и орднунга.

А на большой стене актового зала красовался Владимир Ильич в лучах солнца и постоянно нервировал меня криво нарисованной бровью.

А ещё я всё время хотела быть снежинкой, как все нормальные девочки. Чтобы в дождике серебристом и с накрахмаленной марлей по периметру. Но я, блин, была обречена выступать вислоухими белочками, вредными лисичками и другими жЫвотными, патамушта это были роли, со словами, а снежинки — они просто красивые.

После садика юного строителя коммунизма определяли в следующее пенитенциарное заведение с кодовым названием "общеобразовательная школа".

Первые три года в школе мне было скучно. Я уже умела всё то, чему следовало научить младшеклассника, ничего индивидуального совок не предусматривал по умолчанию, и поэтому я скучала.

А скучающий ребёнок балуется. Он ловит под партой сбежавшего жука, постоянно чёто от скуки жрёт, организовывает побеги из Шоуш…из школы за плетёнками в кулинарию, поджигает дымовухи и приносит на уроки жабу.

Хронически уставшая от детей Нина Сергеевна старательно разрисовывает дневник красным, мама утром тщательно отбирает всю еду, жуков и жаб, папа пугает грустным будущим, но это никогда не помогает.

Нужно время, чтобы сломать, чтобы сделать из живого пока человека унифицированную модель советского школьника. В платьице цвета го*на, в чёрном фартушке, и чтобы ручки перед собой сложены ровненько ибо не*ер тут!
Кстати, о платьице. Это ж какой грёбаный гений придумал делать одежду для детей из шерсти? Я же чесалась по восьмой класс включительно. Половина класса чесалась. У пацанов чесалась только потеющая в шерсти жопа, девочки — целиком. Комфорт – это слово, которое в совке было отдельно от людей.

Юный строитель светлого будущего должен был носить шерсть, синие треники с вислыми коленками и негнущиеся ни в каком месте сандалики.

По итогу вся эта школьная тоска и красная паста Нины Сергеевны просто научила меня адаптироваться и жульничать. Я быстро поняла, что отличникам многое прощают, практически всё, а быть отличником — плёвое дело. Надо только прочитать параграф, поднять руку, оттарабанить почти дословно и тут же забыть всю эту псевдоисторию вместе с подвигом Корчагина. И что сильно облегчает жизнь хорошая память.

Помните таких маленьких девочек в бантах и отглаженном галстуке, которые читали стихи со сцены на всяких праздниках для старых слюнявых коммуняк? Это была я.

Ну, во-первых, я по седьмой класс включительно была маленькой и мимимишной. А во-вторых, я могла, не напрягаясь, запомнить огромное угробищное пропагандонское стишище типа "Ода братерству" и рассказать его со сцены с нужными интонациями, не описавшись при этом от страха.

Училки стали пластилиновыми воронами и начали говорить маме, какой талантливый у неё ребёнок. Это после дневника, которому позавидовал бы Дон Корлеоне.

Ребёнок зловеще хихикал, у него теперь был блат. МНОГО блата, я ведь отдувалась за всю школу, меня сама директор знала по имени и делала мне "ах ты ж моя умничка". Совок учил находить щели и просачиваться в них.

Трава была зеленее, это да. И её нужно было косить. Для коров, в помощь колхозам. Какой-то очередной гений педагогики придумал, что это ж самое оно — чтобы дети летом, в Мариуполе, накосили по 30 кг травы на рыло.
Мы косили, да. Вернее, мама косила. Каждому совкодрочеру квест — накосить 30 кг травы. Ножом. В Мариуполе. А если двое детей — 60 кг.

Всё тогда было. Особенно всё было у всех.

Но вот конкретно у нас было не всё. Мои хорошо зарабатывающие родители блатом обзаводиться не сумели и поэтому вот это ВСЁ проходило как-то мимо. Бэушную книжку С.Лема мы меняли на макулатуру, целые библиотеки скупали у тех, кому повезло найти еврейские корни и свалить в Израиль. Просто пойти в книжный и купить там желаемую книгу? Неее, это слишком просто.

Да, блин, МЕЛ для школы папа покупал у цыган на рынке, мешками. Патамушта всё было. Кроме мела.

Пепси-колу в стекле и совершенно зелёные бананы папа привозил пару раз из московских командировок. Там, почему-то, пресловутого "всего" было сильно больше, чем в Мариуполе…

Зелёные терпкие бананы сжирались сразу, залпом, с хрустом и пониманием того, что ты жрёшь прекрасное, дефицитное, эксклюзивное хрючево.

Ириски "Кис-кис" вынимали даже не цементные пломбы, а зубы целиком, карамельки слипались монолитно с фантиками навсегда, а самая вкусняшка — это было купить сухой кисель в брикетах и сгрызть его. Заварной крем тоже был роскошен, но его разметали молниеносно. Яблоки, тёмно-красные, с острыми жопками, мама покупала на рынке у лиц кавказской национальности, по 5 рублей кило.

Мясо — тоже рынок. Или огромные куски, стыренные строителями коммунизма с мясокомбинатов и пронесённые через проходную обвязанными вокруг тела. Куски эти покупались вскладчину на две-три семьи. И это если у тебя был блат на мясокомбинате.

Магазины? Ребятушки 80-х годов издания, тоскующие по совочку, я вам открою страшную тайну. Магазины для пересичного были красиво украшены пирамидами хозяйственного мыла и тюлек в томатном соусе. Точка.
А чуть попизже были сумасшедшие, многочасовые очереди за варёнкой, маслом и сахаром. Всей семьёй стояли. Потому что по одному кило в руки. И по 300 г масла и докторской.

Где-то стояли за молоком, где-то за помидорами.

Нас выстроили в бесконечные, многочасовые, склочные очереди и пронумеровали нам ладони.

Мы с самого детства знали, что "выбросили" — это значит "положили на прилавок".

Унижение стало обыденностью и задалбывало только лишь длительностью процессов.

Для отсидевших учебный год существовали пионерские лагеря (ПО) и лагеря труда и отдыха (ЛТО, в народе ЛТП, по аналогии с заведениями для алкашей).

В ЛТП я побывала единожды, причем добровольцем, поди знай, что меня заманило в чудесный посёлок Сартану собирать клубнику.

Ну, первым делом нас забыли кормить. Первые два дня мы жрали привезённые из Марика сумки. Опытные родители, проходившие студентами весь этот цирк со стройотрядами или картошкой, знали, что кормить не будут, и дали детям с собой жратвы.

Жратва закончилась, и дети пошли ордой штурмовать местный сильпо на предмет "а есть чё съедобного?" Съедобного оказалось мало и странно.

Были всякие крупы, чай со слоником и сушеные лоскуты кальмаров, которые не гнулись, но пахли едой. Засим ассортимент иссяк.
Ну чё уж. Хорошо размоченный слюнями кальмарный ремень был увлекателен, долгоиграющ и даже чутка калориен.

Потом нас, конечно, начали кормить. И возить на клубнику. Как ни странно, невозможно сожрать много немытой клубники. Ну ведро. Ну два… А потом скушно и хочется борща.

Уж не знаю, в чем был потаённый смысл этих ЛТП, патамушта КПД с нашей работы был если не ноль, то что-то очень рядом.

Пионерские лагеря… Там не надо было работать и кормили всё же. И учили песням про Красную армию, которая всех сильней.
https://www.obozrevatel.com/society/toskuyuschie-po-sovochku-ya-vam-otkroyu-strashnuyu-tajnu.htm


2.Оля Степова про войну:

Во вторник в 15-50 в Дебальцево произошел взрыв рейсового автобуса № 1, двигавшегося по улице Курчатова. Взрыв произошел из середины автобуса, то есть взрывчатое вещество находилось внутри. На момент взрыва было известно об одном погибшем и трех раненных. Раненые доставлены в Енакиевскую городскую больницу № 1. Как стало известно в течение дня, погибшие и раненные несовершеннолетние дети, которые возвращались из школы. В рюкзаке (или кармане) одного мальчика была граната, которая сдетонировала и взорвалась...
Могло ли это быть в 2012-2013-м? Нет! Нет! И тысячу раз нет. Никогда в карманах или рюкзаках донбасских подростков до появления русского мира, опочленцев и ихтамнетов, не было гранат. Сигареты были. Рогатки. Ну, перочинные ножики. Редко. Больше айфоны. Жвачки. Какие-то современные игрушки и гаджеты. Но не гранаты.
Теперь в школах ОРДЛО война. Ее туда приносят пропагандисты - учителя и приглашенные учителями опочленцы- "гырои" "наварасий". Они рассказывают детям, как это классно воевать, умирать и убивать. Они приносят гильзы, "учебные" автоматы, гранаты и снаряды. Дети носят камуфляж. В школу приходят священники и рассказывают, как это круто умирать и убивать. Священники благословляют на смерть детей и принесенные опочленцами автоматы и гранаты. Школы ОРДЛО - это конвейер войны. Бесконечное победобесие, бесконечное "повторим и отомстим", бесконечная череда пропаганды. Смерть! Бесконечная смерть!

Дети уже не боятся войны, они ее часть. Они живут ею. Бегут из школы на фронт, фанатеют от милитари-романтики. Пропаганда в школах - это посев семян в благодатную почву. Выпавшая в автобусе из кармана школьника граната это уже плоды.
В 2014-2015 годах пропаганда в ОРДЛО была направлена на взрослое население: "не отдавать кредиты, жить па-масковски, пабагатому, большие пенсии и зарплаты, бандеры отберут шахты, Европа придет добывать сланцевый газ, всех детей воспитают геями, всех разберут на органы и изнасилуют". Одурманенная, алчная, ненавидящая и завистливая массовка сделала картинку для России: Донбасс восстал, Донбасс хочет свободы, Донбасс хочет в Россию. Ею попользовались и бросили. Единственная пропаганда для взрослой категории сейчас - "завтра будет лучше, в Украине еще хуже". Ну, и немного страха – "идут каратели". За пять лет войны взрослое население Донбасса не поумнело, нет, но разочаровалось. Да, теперь они так и говорят "мы не этого хотели, нас обманули". Но свое разочарование они держат в себе, мечтая о реванше.
С 2015 года 85% пропаганды в ОРДЛО брошено на учебные учреждения. Пионеры, захэрята, кадеты, клятвы, посты памяти, марши, парады, военная форма, встречи с военными, песни о войне. В кадетских классах учат минировать, снайперить, мимикрировать, врать, то есть проводить разведку или заманивать "укропа или натовца" в ловушку, перерезать горло штык-ножом, быть патриотом, умирать за Россию и Путина....

На начало войны у меня одна дочь оканчивала школу, ей предстояло выбрать профессию и дальнейшее обучение. Младшая должна была продолжить учиться. В мае 2014 года в школах шли бои. Дети бились класс на класс, в некоторых классах были группировки "укропов" и "русских". Дети ходили обвешанные символикой той страны, которую выбрали… их родители. Ведь чаще всего несовершеннолетние дети делали выбор под влиянием разговоров в доме.

В марте-мае 2014 года в классе моей младшей дочери (а класс сформировался еще в детсаде), украиномовном с детсада классе, было всего 3 "русских" на 15 "укропов". А вот в сентябре 2014 года ситуация поменялась. Уже работала русская пропаганда. Танки местного предателя казака-коммуниста Александра Гайдея вместе с россиянами обстреливали свердловские шахты. Для провокаций разбрасывали возле шахт визитки Яроша, а на танках были украинские флаги. Ведь на тот момент украинский флаг можно было купить в любом книжном-канцелярном магазине, взять на предприятиях Ахметова, куда их завозили ящиками, или в тех же школах. У террористов и коллаборционистов было полно украинской символики, которую они активно использовали для запугивания населения. "Укропы" "бомбили" шахты, "расстреляли" шахтный автобус, стреляли по городу.

На каждый обстрел или кровавую трагедию в минуты приезжали русские ТВ-СМИ. Город обстреливали не только ихтамнеты, но и сами шахтеры, в одночасье ставшие триколорадниками-коллаборационистами-кизяками местной сотни "РИМ". Это было страшно. Страшно было и то, что в школу дети несли ненависть, желание довлеть над "укропами", жажду крови, жажду унижения. То, о чем говорили дома. Дети рассказывали, как вместе с братьями-отцами дежурили на блокпостах города, стреляли по "укропам", по бродячим собакам, просто по машинам. Дети в школы несли мысли взрослых, эмоции взрослых и войну.

Мои нервы не выдержали. Было нереально страшно вести восьмиклассницу в школу среди танков, БТРов, скалящихся кадыровцев и местных попочленцев-алкашей. Было страшно за нее в школе, ведь юношеский максимализм не давал шанса промолчать, когда внезапно ставшие "русскими" дети обзывали Украину. Я понимала, что в оккупации и в "русском мире" у моих детей нет будущего. Мы приняли решение уехать. Бросить все и уехать. Ради них. Ради будущего. Нас не держали ни материальные потери, ни могилки давно умерших бабушки и дедушки, мы точно знали, никакие материальные ценности не заменят нам жизнь, свободу и счастье детей. А умершие. Ну, что сказать, если есть жизнь после смерти, и они нас видят, то, думаю, они бы одобрили наш шаг. Дедушка, прошедший войну, ранение, контузию и плен, ненавидел совков. А люди-совки, кровавая эсссрия уничтожала мой город и край. Одни свердловчане хотели жить в СССР. Я же, как немногие мои земляки- однодумцы, хотела свободы, защищенности, права выбора и слова.

Я хотела жить! Я хотела сохранить жизнь детям. Будущее, вот то, куда мы прыгнули из наплывающего на нас прошлого. Тогда мы не думали ни о своей потерянной работе, ни о том, что придется менять привычки, статус, искать новую работу в новом мире, мы были готовы на все, лишь бы детям ничего не угрожало, лишь бы у детей была жизнь, жизнь полная безопасности, свободы и прав.

Если честно, я не понимаю тех родителей, которые за Украину, но решили дождаться окончания войны в оккупации. Сила пропаганды велика. Дети находятся под почти круглосуточным прессингом. Можно ли в таких условиях сохранить психику ребенка? Дать ему образование не совка, а цивилизованного человека? Дать ему обзор культуры, книг, фильмов, истории, философии вне "русского мира", Прилепина и других "писателей"-террористов? Разъяснить, что такое пропаганда и война, показать, где свои, и где чужие. А еще, еще и научить мимикрировать. Молчать. Изображать из себя "навараса". Участвовать в пропагандистских митингах и акциях… Что потом?

Если честно я не понимаю тех, кто принимает в Украине законы и уже сегодня формирует огромную армию реваншистов, объявляя амнистию по категории "не стрелял - не враг". Ведь пропагандисты-учителя-преподаватели ВУЗов, техникумов, детсадов, ведь пропагандисты-журналисты, они делают для войны намного больше, чем обычные военные. Сколько крови на руках тех, кто разжигал ненависть и разжигает ее до сих пор, кто в школах, улыбаясь, рассказывает о величии Сталина, Путина, России, казачестве и учит ненавидеть Украину? Сколько в "министерствах" ОРДЛО, городских управлениях образования пропагандистов составляло планы агитации и пропаганды, включая в учебный процесс "навараские" "ценности"? Сколько учителя ОРДЛО воспитали "Моторол" и "Гиви"?

Мальчики носят в карманах гранаты. В школу. Дома. В автобусе. Теперь, похоже, в ОРДЛО дети в автобусе, это потенциальная угроза. Дети в ОРДЛО давно не играют в войну. Они живут войной. Они уже война.

Русский мир положил в их головы Сталина, Путина, войну, пионеров, ненависть, величие и желание убивать.

Русский мир положил в их карманы гранаты.

Каждая смерть в ОРДЛО на руках граждан России и местных коллаборционистов.

Каждый, кто кричал "путинвведи, Россия приди, назад в СССР, пабагатому, пенсии, как в России", каждый, кто "просто работает", неся в массы пропаганду в школах, ВУЗах, колледжах, детсадах и СМИ, виновен в каждой смерти на Донбассе, в каждой трагедии, в каждой выпавшей из кармана гранате.

Война на Донбассе закончится тогда, когда жители ОРДЛО начнут бить, не побоюсь слов, вешать и убивать каждого, кто носит триколорадку, кричит о величии России, зовет Путина на помощь, бредит эСССРией, лагерями, НКВД, парадами, войнами, колбасой по 2-20, доносами и разделами чужого имущества.

Война на Донбассе закончится тогда, когда жители Донбасса скажут "никогда снова", осознав, что русское убивает!

https://www.obozrevatel.com/society/vojna-na-donbasse-zakonchitsya-togda-kogda-zhiteli-ordlo-nachnut-ubivat-kazhdogo-kto-zovet-putina.htm


3.Человек-каска ПОТЕРЬНЕТ Тымчук:
россияне и количественно, и качественно уменьшили украинскую громаду в Крыму. Просто вычеркнули из статистики. А теперь доводят ситуацию до маразма. Вдумайтесь. По официальным данным (которые завышены, поскольку часть "украинских классов" существуют только на бумаге), в 2017/2018 учебном году в Крыму на украинском языке обучалось аж … 318 (!) детей. Или 0,2% от всех учащихся. Якобы, нет спроса. А в Севастополе украинский язык практически под запретом, изучать его можно только "факультативно".
https://www.obozrevatel.com/society/prikazano-unichtozhit-moskva-o-kryime-kak-obyichno-vryot.htm

4.Не истерика:
А)Начальник пресс-центра операции Объединенных сил Юзеф Венскович в комментарии "ГОРДОН" назвал "российскими выдумками" информацию издания "Страна" о том, что украинские военные рассматривают Горловку как плацдарм для наступления на Дебальцево и Енакиево.
http://gordonua.com/news/war/stranaua-po-drugomu-kranaru-schitayu-neumestnym-kommentirovat-rossiyskie-vydumki-o-boyah-na-gorlovskom-napravlenii-spiker-operacii-obedinennyh-sil-247475.html

Б)В тоже время, наши источники как в штабе, так и в действующих на линии фронта подразделениях ВСУ, подтверждают достоверность нашей информации о планах относительно занятия высот вокруг Горловки. Кроме того, по данным "Страны", планы окружения Донецка не раз прорабатывались в штабных учениях и взяты за основу в проведении дальнейших действий операции ООС на Донбассе. Об этом свидетельствуют факты – перед наступлением на Горловку фронт был значительно усилен резервами ВСУ, в том числе несколькими полками Сил Специальных Операций и тяжелой артиллерией.Более того, также в планах ООС был прорыв и на южном направлении – между Мариуполем и Донецком.
Впрочем, сепаратисты явно обладали информацией о подтягивании ВСУ резервов в районе Горловки и на южном направлении. И в свою очередь, подтянули на противостоящие позиции свою артиллерию и дополнительные подразделение. В результате на фронте возник своеобразный шахматный цейтнот – противники передвигают свои части "зеркально", вызывая лишь обострения на отдельных участках фронта.
https://strana.ua/news/142672-boi-pod-horlovkoj-v-shtabe-oos-vopreki-faktam-pytalis-oproverhnut-nastuplenie-na-donbasse.html
Tags: аберрация сознания, знаете ли вы шо, и тут снизу постучали..., на украине фашизма нет (С), потерь нет, тронный зал института мозга, хероям саван!
Subscribe
promo peremogi 21:12, Вторник 357
Buy for 400 tokens
ЖЖ принес великолепнейший пост с подборками воспоминаний русских людей о девяностых годах прошлого века. Думаю, не будет лишним оставить его и здесь, на Складе. Хоть постов о девяностых было много уже, но, считаю, подобное забывать нельзя. А чем больше воспоминаний соберем, тем легче будет…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments