hullam_del_ray (hullam_del_ray) wrote in peremogi,
hullam_del_ray
hullam_del_ray
peremogi

Category:

Недобитки:участница УПА Мария Ткачук. Вечер охренительных историй.


С унучкой
.. Ей суждено провести в последний путь сотни своих собратьев. И над десятками безымянных могил со скромными дубовыми крестами говорить «Отче наш».А кого надо было утешить добрым словом в одинокий старости, кому пособить. «Представляете, в 1996 году, когда я пришла в братство, нас было 3700 человек, а теперь и 200 не осталось», - говорит печально Мария Ткачук, которая уже 18 лет является станичной Волынского краевого братства воинов ОУН-УПА.

- За то же Бог меня еще держит. Девяностый год, а Богу, без палочки иду, - улыбается Мария. - Да и память не подводит. Страшные времена были ... Проснешься ночью: коровы ревут, собаки лают, горит-пылает село. Переживалось ... Родилась я в Стегниковцы, близ Тернополя. Село наше небольшое, но начальная школа при Польше была. Хорошо узнала на себе, что такое польская оккупация.

Если не выучила «Ойче наш», то на гречку в угол на колени ставили и линейкой били по рукам. Не раз и не два получала. НЕ наслаждались мы при поляках. Имеет отец несколько гектаров земли, разделит между детьми, а прикупить больше земли нельзя, если нет подданства польского. И так же учиться не имел права в высших учебных заведениях, если не принял подданства. Польский оккупант перешел еще советского. Уничтожал нас принципиально. Мамин брат сидел в тюрьме за Польши. Пришли советы - снова его взяли. Расстреляли где-то в тюрьме. Два маминых брать так исчезли.

Папа мой в сечевых стрелках был, ушел добровольцем в восемнадцать лет. Его брат-сечевик погиб под Львовом. А папа пришел к бабке: «Мама, завяжите то там в платок. Я пойду". Бабушка говорит: «Иван, Николая уже нет». Все равно ушел. Во Перемышлем попал в плен. В реке стояли всю ночь, потом ноги у него так опухали. Но выжил. Я видела, как папа плакал Украины. Посадит меня на колени и рассказывает, как в 1918 году потеряли Украину. Уже все вроде было, и послы зарубежных, уже фактически государство было. И потеряли государство. Рассказывает, а у самого слезы по щекам катятся ...

- А как вы пришли в УПА?

- Невозможно было не прийти. Училась в Тернополе в гимназии, а там все были оуновцы. С моей деревни три девушки и три парня учились в гимназии. Чуть квартире жили, немного ездили домой. Последний выпуск нашей гимназии практически весь ушел в УПА. И все почти исчезли, только некоторые отошел за границу вместе с повстанческими группами, были еще не разгромлены и через Закарпатье пробились. Тогда все что-то делали для УПА. Потому что она была армией народа. И практически каждого можно было сажать. Одевали, кормили, одежда собирали. Мы, гимназисты, литературу перевозили и распространяли.

- Были в вашей местности украинский-польские конфликты и убийства, как это было на Волыни?

- Поляки жили у нас, но о таких случаях я не слышала. Три километра от нас село Лозовая было. Там одни поляки жили. Так они выехали в Польшу. Там повстанцы на польских хозяйствах закапывали своих убитых. Помню такой случай. Мой ровесник был в УПА. Он и еще пять человек перешли из другого района в село Гаи возле Тернополя. У него там мама жила. Ночью зашли в крайнюю хату. Мой одноклассник оставил оружие и пошел маму навестить.

А за ним бежит девочка с того дома: «Зеню, Зеню!». А за ней уже советы идут. Сразу кандалы на руки. А те пятеро ребят уходят в лес. Завязался бой, и все они там погибли. Моего одноклассника осудили, дали 10 лет. Он тоже был в Воркуте, как и я. Когда вернулся, начал искать их. Люди закопали их на польском дворе в Лозовой. Могилу сделали, крест поставили, но потом сравняли с землей те могилы. Зенья их нашел, откопал ... Перезахоронили на кладбище.

- К вам как добралась советская карательная машина?

- Ко всем добрались. Десятый класс я заканчивала уже в советской школе. С четвертого класса гимназии приняли нас в 9-й класс новой школы. То повстанцы, это уже после войны было, пришли ночевать в соседскую дом Арины Бутрин. Вечерело уже. Вдруг ракеты в небе, выстрелы. Я подошла к своему дому, открыла дверь, ракеты осветили двор. Вижу, повстанцы бегут через наш двор, чтобы через дорогу отойти.

Тогда была убита Арина и сотенный Черный, родом откуда-то из Бережанщини. А нас, две девушки, через три месяца после этого арестовали. Восемь месяцев держали в тюрьме в Тернополе. Суд дал 10 лет, статьи привычные - 54-1а и 54-11, другого у них не было. Ну а дальше Воркута. Работала в гравийном карьере, эти камни такое, шлифованное водой, загружали на машины. На работу шли по канатам, держась за них, потому что такие ветры были, что сбивали с ног и засыпало снегом. Сколько нашего брата там засыпало снегом! Ой-ой-ой! Гибли от болезней и каторжного труда ...
«Всех сыновей отдала мать, чтобы свободной была Волынь»

Мария на мгновение замолкает и тяжело вздыхает:

- Тогда в Воркуте страшный голод был. Ничего не было, картофель только сушеная какая-то, овощей совсем никаких. Цинга страшная свирепствовала. Штабелями складывали тех, кто доживал, и так они доходили. И не только украинцы. Многие из Прибалтики девушек было. Даже из Германии узники были. Вместе работали и в тех карьерах, и на кирпичных заводах. Все эти заводы, шахты нашими невольничий руками были построены. После лагеря еще два года высылки отбыла. Завезли из Воркуты в Красноярский край. 200 километров от Красноярска ехала в грузовике в кузове.

Помню, была поражена, когда на высылку приехала, был ноябрь, а там ячмень на корню, овес стоит некошеный. Что же такое? Оказывается, россияне пьянствуют. Пока всех денег не пропьют - на работу не идут. Пусть невольники работают. Если надо что-то с инвентаря, то «Иди к ХОБЛ, у него все есть!» В «хохла» дом даже в лесу плотиком огорожена, и все есть. А кацапы не надо. Так они до сих пор живут. И по-другому не умеют. Пусть глупый «хохол» работает. Думала, там, на высылке, может, в который техникум или институт заочно поступлю. Хотелось учителем быть или врачом. Не приняли документы, потому что «ссыльная» ...

А после освобождения уже на родной земле тоже оказалась ненужной. Ехала, летела на родину, а ей сказали в сутки выбраться из Тернопольской области. Ибо приказ генпрокурора в Западную Украину политических не пускать. И куда деваться ей голой-босые? Поехала назад, в Воркуту, пошла на шахту, уже как вольнонаемный. Десять лет была в неволе и еще десять отработала. Там познакомилась с таким же, как она, волынянином. Степан отбыл 12 лет каторги, а имел целых двадцать.

- А в шахте что вы, женщины, делали?

- На стволе работала на глубине 100 метров. Поднимала людей, грузы. Заработали немного денег с мужем, чтобы вернуться и придраться где-то в Украине. Я хотела еще немного там поработать, чтобы подзаработать. Но человек уперся. На шахте «Капитальная», где мы работали, произошел взрыв метана, и он как раз был на стволе и выдавал обгоревших. Их было до ста человек. После этого сказал: «Нет, больше ни минуты здесь не останусь». И поехали.

Нас бы опять не приписали, но уже построили в Луцке свою хижину и так прицепились-то на Волыни. На всю жизнь, оказалось ... Мужчина Марии Степан Андреевич был родом из села Сырники Луцкого района. В его семье было четверо братьев, и все отдали себя украинскому делу. Трое погибли, только Степан выжил. Сергей еще в 1937-м был в ОУН, имел оружие, погиб от неосторожного обращения с ней. Второй, Петр, был в УПА, у Колок погиб, где в 1943 году действовала Колковская народная республика, лежит в Ситница (село возле Колок, где действовал большой госпиталь УПА. - Авт.). Василий бежал во время енкавеесивськои облавы и был застрелен. Уцелел только Степан, человек Марии, который получил 20 лет каторги.

«Всех сыновей отдала мать, чтобы свободной была Волынь», - написал тернопольской поэт, когда Ткачуки рассказали ему историю своей семьи. Отец ребят вынужден был скрываться, дома не жил: то в лесу, то в поле, поэтому заболел и умер. Мать (тоже была Мария) везли в Сибирь, но не довезли. Или замерзла в товарняке, или выбросили где-то из вагона ... Так и исчезла бесследно семья Ткачуков.

Фактически все Сырники были так же уничтожены. Село это было непокорным и мятежным. У церкви была установлена ​​рейка, и, когда большевики приближались, кто ударял в нее - все бежали кто куда: в лес, в поле, в схроны. Церковь затем сгорела, а большинство семей или вывезли, или уничтожили. А в село наехали переселенцы с запада. Уже когда Степан вернулся, то по пальцам можно было сосчитать местных, которых он знал. Так было не с одним этим селом. Такую тактику советская власть применяла ко всем мятежных сел Западной Украины.
«Нас уничтожили. Поэтому и не можем навести порядок своем государстве »

Мария и сегодня не оставляет активной общественной работы. Недавно ее за жертвенный труд на благо Украины был награжден орденом княгини Ольги III степени. Очень переживает, что из Украины едет в поисках лучшей доли наша молодежь.

- Так пять веков мы в неволе были. И может вырасти? Рабы. Нас просто уничтожили. Поэтому и не можем навести порядок своем государстве. Едут дети из Украины, лучших заработков ищут. Но не вся радость в деньгах. Какой бы Украина была, а мы возвращались тогда к ней. А теперь убегают. Многим все равно, где жить, лишь бы деньги были. Эта неволя сделала нас такими рабами, - грустно говорит сивочела женщина. - Надежда - на тех детей, рожденных в свободной Украине. Это уже совсем другое поколение. Уже можно надеяться, что они будут защищать ту Украины. Эти дети, которые сейчас рождаются, будут патриотами. И может, среди них родится наш, украинский Вашингтон, выведет украинский на путь истинный ...
http://www.umoloda.kiev.ua/number/3307/196/122916/

Tags: ЗАЛ УПА, украинство - это, хероям саван!
Subscribe
promo peremogi february 26, 12:54 34
Buy for 400 tokens
В перемоге "З гiмнОм на вустах" уважаемый Аноним отлил в гранит! нет, это не цензура. так работает украинская версия шариата - майданат. в шариате есть свод записанных правил, который надо соблюдать, в украинском майданате нет никаких правил, и соблюсти ничего не возможно, но все решают…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 73 comments