jaquen_hgar (jaquen_hgar) wrote in peremogi,
jaquen_hgar
jaquen_hgar
peremogi

Кирасиры против Петлюры

В продолжение этого.

Из книги "Кирасиры Его Величества в Великую Войну". С весны 1917 года лейб-гвардии Подольский кирасирский полк (бывший лейб-гвардии Кирасирский Его Величества) стоял в Киеве, охраняя железную дорогу. И его офицеры были свидетелями первых проблесков украинского национализма.

19.VII Верховным Главнок-м вместо ген. Брусилова был назначен ген. Корнилов. Опубликован был указ Врем. Правительства, от 12.VII о введении смертной казни и учрежденьи военно-полевых судов.
По приезде в Ставку, Корнилов вошел в тесную связь с комитетом офицерского Союза и согласился, в случае нужды, осуществить зревший в нем с мая месяЦа план захвата столицы вооруженной рукой.
Среди многих срочных мер по наведению порядка, было решено приступить к очистке крупных городов от дезертиров и более разложившихся воинских частей, а также наведение порядка на железных дорогах.
В Киеве наблюдалось двоевластие с одной стороны - представители Общероссийского Врем. Правительства, с другой - Украинская Центральная Рада.
Последняя, для собственного укрепления создавала подчиненную лишь ей украинскую вооруженную силу, пока по добровольческому признаку. В 1917 году уже все здоровое взрослое мужское население находилось в войсках. В украинские части могли записываться лишь дезертиры. Царила в них полная анархия.
Военное командование предложило сформированный уже полк Хмельницкого немедленно отправить на фронт, не стесняясь мерами принуждения и воздействия.


Вышло из этого вот что.

22 июля, № 3 эск., под моей командой, при шт. ротм. Бразоле, вступил на охрану ст. Киев. День выдался жаркий и пыльный. Движение поездов шло нормально.
Распределив наряды и зайдя к коменданту (с ним и с его помощниками у наших офицеров наладились самыя лучшие отношения), мы отправились в свой вагон, в ожидании завтрака, приносимого из станционного буфета. Только мы поели, нач. караула с товарной станции, доложил мне по проведенному в вагон телефону, что пришедшие туда на погрузку солдаты украинского Богдана Хмельницкого полка пьяны, буйствуют и грозят расправиться с "чертями-кирасирами". Я приказал караульному начальнику за всем внимательно следить и пока ни во что не вмешиваться. В случае обострения, немедленно вызвать меня к телефону.
До 16 ч. все проходило спокойно. В этот час, послышалась все приближающаяся ружейная стрельба. - Мимо пассажирской станции, пронесся эшелон, обстреливавший здание вокзала. Поднялась страшная паника. Публика кинулась бежать кто куда, бросая свой багаж. Многое было сразу расхищено. На путях стоял вагон казначейства Юго-Западного фронта с 15.000.000 рублей. Сопровождавший его чиновник прибежал ко мне с требованием охраны. Пришлось выслать отдельный караул.
У коменданта я узнал, что стрелявший из вагонов эшелон - 1-й, полка Богдана Хмельницкого, и что вскоре должен пройти и 2-й.
Шт. ротм. Бразоль, по моему приказанию с полуэскадроном, заняв, разсыпанно, места вдоль товарного пути, в случае повторения безобразия, должен был дать три залпа прямо по вагонам. О случившемся я доложил по телефону командиру полка. Распоряжение его гласило: действовать по усмотренью; в случае нужды, вызвать от его имени другие эскадроны.
Комендант станции в то же время делал соответстствующий доклад ген. Цитовичу. Не успел он его кончить, как послышалась безпорядочная пальба, а затем три сухих выдержанных залпа. Ген. Цитович приказал задержать эшелоны Богдановцев, разоружить их и арестовать.
Немедленно мною были переданы соответствующие распоряжения железнодорожному начальству, оказалось возможным задержать 1-й эшелон на ст. Боярка и 2-й - на посту Волынском, куда они еще не подошли.
По праву, данному мнe командиром полка, - я, от его имени, по телефону вызвал ближайшие эскадроны: № 6-й ротм. Толмачева - разоружить 1-й эшелон и № 2-й, шт.-ротм. Дмитриева - захватить 2-й. На ст. Боярка все было быстро закончено: при виде окружившей их воинской части, находящейся в порядке и наведшей винтовки, богдановцы выбросили белый флаг и сдали оружие...".


На Посту-Волынском события приняли более кровавый оборот.

По соседству с Постом Волынским была расквартирована полк. пулеметная команда. 22 июля, штаб полка, по телефону, передал приказание: по тревогe выслать взвод пулеметов на Пост Волынский, дабы принять меры, чтобы проходящий эшелон богдановцев был бы задержан, пока не подойдут части для его разоружения. Послан был я с 2 пулеметами, 2 унтер-офицерами и 14 кирасирами. Быстро на рысях пришел к Посту Волынскому. Здесь предложил начальнику станции, по прибытии эшелона свернуть его на запасный путь. Железнодорожники мое предложение в точности исполнили. Еще до подхода поезда, пулеметы были скрытно поставлены в 150 шагах от этого запасного пути на позицию. О приближении эшелона дали во время знать доносившиеся еще издалека гвалт, пьяная ругань и дикое пение. Как только эшелон остановился, машинист и кочегар выскочили из паровоза и убежали в поле.
Взяв одного унт. офицера, я прошел вдоль эшелона. Мы громко выкрикивали против каждого вагона: "выходи строиться! Оружия не брать! Даем 15 минут времени. Вся местность оцеплена, пулеметы на позиции. Сопротивление безполезно. Кто выйдет, не будет наказан". В ответ последовали ругательства и пьяные выкрики. Все же человек 60-70 исполнили приказание и вышли из вагонов безоружными. Я их собрал, построил и отправил в здание поста. Унт.-оф. Павличенко снова спокойным голосом повторял требование сдаться.
Настроение богдановцев становилось угрожающим. Я распорядился навести один из пулеметов, подтянув его на 50 шагов. Затем приказал выпустить ленту в воздух. Наступившая тишина позволила еще раз прокричать требование о сдаче. В ответ начались безпорядочные выстрелы из разных вагонов. Я скомандовал открыть огонь по эшелону, что тотчас и было исполнено. Началась невообразимая паника.... Люди выскакивали; из вагонов, бросались в разные стороны...
Здесь подоспел № 2 эскадрон, а затем подошел отряд юнкеров, присланный спешно из Киева

Все люди полка Богдана Хмельницкого были собраны и разоружены так же, как и их офицеры. 30-40 чел. было убито, довольно много ранено. Под конвоем подошедших юнкеров, богдановцы были отправлены в Киев, в распоряжение коменданта города.
Около 19 ч. к ст. Киев пассажирская стали стягивать юнкерские училища с 2 орудиями. Прибыл сам ген. Цитович. Он не мало поразился, когда я ему доложил о произошедшем, переданном мне только что по телефону Дмитриевым и Толмачевым. Генерал разразился похвалами по адресу нашего полка и восхищением царящим в нем порядком.
Поблагодарив кирасир за службу, нач. гарнизона отпустил приведенный им отряд по домам.
На след. утро (эскадроны сменялись в.10 ч.), ко мне в вагон пришел дежурный помощник коменданта станции и сообщил, что приехавший Петлюра желает меня допросить. Я ответил, что разговаривать с Петлюрой не желаю, т. к. никакого отношения к нему не имею. Если он хочет меня о чем нибудь спросить, может сделать это через коменданта.
Когда я отправился к последнему, встретил у него человека средних лет, во френче, оказавшимся самим Петлюрой, который забросал меня вопросами. Я ничего ему не отвечая, заметил коменданту, что отвечать стану лишь ему, с которым нахожусь в служебных отношениях. Негодованию Петлюры не было границ. Все же ему пришлось обращаться к коменданту, чтобы что нибудь от меня узнать.
На следующий день по смене я отметил попадания пуль, выпущенных богдановцами, в вокзальных помещениях. Дней через десять, прибыла из Ставки военно-следственная комиссия. Когда, в присутствии представителей совдепа меня спросили, почему я распорядился стрелять, я вынул устав гарнизонной службы и в свою очередь спросил председателя комиссии - отменен ли этот устав? При этом показал параграфы о применении войсками оружия во время безпорядков. Этим дело и закончилось.
События с разоружением богдановцев показали какую дисциплину сохранили кирасиры Е. В. и каковы были вера и послушание, в отношениях их к офицерам...


Через несколько дней история повторилась

Второе столкновение Кирасир Его Вел. с украинскими самостийниками произошло вскоре после первого.
В Киевe произошел бунт 2-го Украинского полка имени гетмана Полуботько, захватившего центр города. Банды полуботьковцев ворвались на квартиру командовавшего войсками Оберучева с целью его арестовать. Оберучев, которому, удалось скрыться, рано утром прибыл в Святошино в штаб полка за помощью. Кирасиры были собраны по тревоге и двинуты на Киев. Против них полуботьковцы сосредоточились на западной окраине города, фронтом на Святошино. Полк в конном строю дошел до барачного городка у Житомирского шоссе, откуда он был встречен выстрелами. Эскадроны спешившись и разсыпавшись в цепь, вправо от большого тракта, пошли в наступление. Дойдя на 600 шагов, под редким огнем, по приказанию Оберучева остановились и залегли. Наступила тишина, чувствовалось, что бунтовщики в смятении. От 4-го эскадрона я был выслан в сопровождении нескольких кирасир, с предложением полуботьковцам сдаться, обещая помилование всем, не совершившим преступлений. Конечно, шел я с неспокойным чувством, - что будет если меня захватят, как заложника? Застал я совершенно деморализованную массу сброда, не солдат, а оборванцев, вокруг батареи из 14 пулеметов. Войдя в барак я потребовал их начальника. Чувствовалось, что полуботьковцы сами не рады своей затее. Они заверили, что стрелять не будут. Назвавшийся начальником в сопровождении группы делегатов, вернее любопытных, был проведен мною к Оберучеву, где формальности капитуляции были быстро закончены.
Все вооружение оставалось на месте, а люди группами, под конвоем вызванных юнкеров отправились на сборный пункт в кадетскую рощу. Характерно, что бунтовщики просили, чтобы кто угодно, но не кирасиры их конвоировали; так велик был страх перед репутацией нашего полка".



После Октябрьского переворота.

В особенно тяжелое положение попали кирасиры Е. В. после большевистского переворота. - Не сочувствуя большевикам, они оказались на территории, власть над которой теперь перешла в руки Украинской Рады. Со стороны последней чувствовалось постоянно враждебное отношение к полку из за июльского усмирения богдановцев и последующих - полуботковцев.
В остальных войсковых частях замечалась тенденция: из двух зол поддерживать меньшее, т. е. более умеренных и стоящих за какой то правопорядок украинцев.
В конце октября штабом дивизии была учреждена комиссия с представителями полковых комитетов, под председательством ком. л. гв. Конного полка, ген. Аленича по вопросу об украинизации в виду того, что большинство солдат - уроженцы Малороссии.
Выяснилось, что желание такое разделяется далеко не всеми малороссами. Тогда предложен был проект всех желающих перевести в Кирасирский Е. В. полк, коему и следовало украинизироваться. Проект этот получил резкий отпор со стороны всех офицеров и полкового комитета.

В полках все же постепенно началось формирование украинских частей. Отсюда из за дележа денежных сумм и имущества началась никогда до сих пор не наблюдавшаяся рознь между великороссами и малороссами.


Источник
Tags: забытая перемога, знаете ли вы шо, история перемог, несостоявшаяся перемога
Subscribe
promo peremogi february 24, 2018 11:32 147
Buy for 400 tokens
А плохая РФ ни каяться, ни платить не хочет. В продолжение темы " Не прошло и четыре года..." Ну, во-первых, полностью эта поговорка звучит так: "Русские своих на войне не бросают". То есть, своих и на войне. А во-вторых, читаем комментарии и ищем там своих.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments