hullam_del_ray (hullam_del_ray) wrote in peremogi,
hullam_del_ray
hullam_del_ray
peremogi

Новое украинское слово в истории СССР:

СИЛУ ДУХА, ИНТЕЛЛЕКТ I РАЗУМ: КАК УКРАИНЦЫ ВО ВРЕМЯ ВТОРОЙ МИРОВОЙ СПАСЛИ КРЫМ ОТ ФАШИСТОВ

Военный строитель киевлянин Борис Цекало построил подземный командный пункт Черноморского флота, обеспечив Севастополю почетное звание «город-герой».
Чому я сразу подумал про него:

Внимание, многобукв!

Летом 1933 выпускник гидротехнического факультета Ленинградского института инженеров водного транспорта киевлянин Борис Цекало получил назначение на плавбазу Черноморского флота. Прибыл в Одессу i сразу почувствовал на себе удивленные и захваченные взгляды: давно, очень давно здесь не видели специалиста с высшим гидротехнических образованием. Даже начальник плавбазы, i тот ходил в десятников, а здесь (надо же) инженер приехал. Да еще и откуда - с Ленинграда! Не знали даже, куда и доставить молодого специалиста.Сначала руководил работами со сооружения причалов Одесского торгового порта, затем расширял гавань, шлют и акватории порта в Николаеве, впоследствии оказался в Очакове, где возглавил строительство причалов для торпедных катеров.
И в то время, когда работа была в разгаре, нашла его повестка с военкомат.
Он никогда не боялся военной службы, но из-за плохого зрение его не брали, все вiдстрочувалы.
Думал, что и на этот раз будет так же, но Очаковский военком, словно извиняясь, сказал ему: «С пятисот призывников только пять имеют высшее образование, в том числе и вы. Ваша профессия - инженер-гiдротехнiк из морских сооружений - настоящая находка для нас ».

На начале 1934 года военный моряк Борис Цекало прибыл в Севастополь по специальному назначению.
Заместитель командующего Черноморским флотом с вопросам строительства инженер-капитан I ранга Косович внимательно осмотрел его, посадил напротив себя. Потом встал, вытащил из сейфа какие бумаги i, шагая просторным кабинетом, сказал:
- Год назад к власти в Германии пришли фашисты. Фашизм - это всегда война, которая, разумеется, не обойдет и нас. Это побуждает нас принимать соответствующие меры. Вам, Борис Филиппович, поручается работа исключительной секретности - построить подземный командный пункт Черноморского флота. Справитесь?
Борис слышал о бункеры, факультативно даже их изучал, но ответил НЕ сразу:
- Я хотел бы ознакомиться с проектной документацией.
- Даю вам сутки, - ответил Косович i придвинул к нему те бумаги, которые только извлечение из сейфа.
На следующий день через адъютанта Косовича Борис передал свое согласие. А через несколько дней Косович вручил приказ: Борис Цекало назначен начальником строительства спецобъекта под кодовым названием «холодильник».
Оклад - 300 рублей в месяц, питание - в столовой комсостава, освобождение на берег - круглосуточное, жилье - отдельная комната на двоих в доме начсостава.По баснословным льготами, которые оказывали ему - рядовому, по сути, матросу, Борис понял особую значимость объекта, который он должен был построить.

Понял i свою личную роль, i чувство ответственности уже не покидало его. Правда, беспокоило одно «открытие», которое он успел сделать: как же отличается реальная жизнь от книжных истин! Действительно, приступая к земляным работам, он мог только мечтать о экскаваторы, бульдозеры, скреперы, которые были на вооружении строителей Германии или Соединенных Штатов.

Здесь же, в Севастополе, механизации никакой, везде царят отсталость i примитивизм. Однако это компенсировал энтузиазм подчиненных ему людей в форме военных моряков.

За три месяца земельные работы были выполнены. Еще месяц понадобился для того, чтобы свести кирпичный нулевой цикл под все виды коммуникаций, i можно было переходить к главному - бетонных работ.

Две специально оборудованные «полуторки» завозили бетон с предместье Севастополя. Из-за жары i плохие пути машины прибывали с опозданием - бетон твердел, становился непригодным для использования.

Цекало ставит вопрос перед Косович о строительстве небольшого бетонного завода непосредственно на территории «холодильника», который уже был обнесен тремя рядами колючей проволоки. Борис доказывает, что бункер - это, прежде всего, бетон, который надо заключить сотнями, может, и тысячами тонн, i бетон нужен первоклассный.

Косович не против, i как депутат Севастопольского городского совета достаточно быстро решает этот вопрос.

За три недели завод дает первый бетон. Моряки-чорнофлотцi одноколiснимы тачками развозят его в опалубочнi колодцы. Медленно, но все же растут стены шириной в два метра.Самый сложный в бункере - потолок.Борис планирует сделать ее такой же толщины, как i стены. Но сначала садится за военные справочники. Узнает, что самые мощные авиабомб с огромным весом производит фашистская Германия.Задумывается, способна ли такая бомба при прямом влученнi пробить двухметровую железобетонное потолок. Конечно, нет. Но фашистская пресса хвастливо утверждает о совершенствовании всех видов военной техники и вооружений.Что, когда немецкий мiлiтаризм изобретет авиабомб со значительно большей разрушительным силой? Это значит, что ты, инженер Борис Цекало, должен предусмотреть это обстоятельство.

И Борис принимает решение: двометровi бетонные стены укрыть трехметровой железобетонных потолком.

В октябре, когда подъемные краны заключили последние багатотоннi элементы потолка, возле объекта остановился легковой автомобиль. Часовые почтительно расступились, пропуская двух человек.

Косовича Борис узнал сразу, а вот второго ... Погоди, так это же командующий Черноморским флотом адмирал Кожанов!

- Товарищ адмирал! - вытянулся Борис. - Строительство спецобъекта соответствии с утвержденным графиком ...

- Не надо, - оборвал Кожанов, - показывайте.
Борис вел командующего подземным тоннелем, Косович шел за ними. И вдруг они оказались в просторном помещении, где полным ходом шли опоряджувальнi работы.
- Да это же настоящий дворец, - восторженно произнес командующий флотом, - как считаете, выдержит потолок бомбовую атаку?
- Нет никакого сомнения, - ответил Борис i объяснил, - она ​​выдержит даже i пiвтоннi бомбы, а такие нигде в мире не производят.
Об подземный командный пункт Черноморского флота знали считанные лица из числа высшего командования.
Для этого по окончании всех работ НЕ перерезали красную ленту, не играли духовые оркестры, не посылали торжественные рапорты.Только найспостережливiшi люди обратили внимание на то, что на одной из участков Балаклавского шоссе появился аккуратный вишневый сад, который год назад здесь не было.
Служба на флоте приближалась к концу. Борис составлял планы гражданской жизни, все чаще в его воображении вставал родной Киев, родители, любимая девушка, романтические прогулки на склонах Днепра.

И вот настал 1938 год - год его демобилизации. Однако демобилизации так i не суждено здiйснитися: едва распаковал чемоданы, еще не переоделся в гражданское, как получил вежливый i одновременно категорическое приглашение - явиться для беседы в Киевский особый военный округ.

- С вами будет говорить начальник строительного управления округа генерал Хрулев, - предупредил его начальник приемной.
Когда Борис вошел в кабинет, Хрулев встал и сразу начал с главного.

- Как военный строитель я хорошо осведомлен о ваших успехах в строительстве севастопольского «холодильника», - сказал Александр Хрулев, - так предлагаю вам выявить опыт i знания в родном Киеве. Наш округ особый - пограничный, в случае войны мы первыми примем на себя удар. И вот что я вам скажу: наша оборонная отсталость всюду сказывается, нам надо срочно положить этому конец.

- А чем именно вы предлагаете заняться мне?

- строительство i обустройством боевых аэродромов в их полном комплексе.

И вот уже разбиты наметовi городка в Борисполе и Жулянах, солдаты-будбатiвцi и вiльнонайманi уважительно называют их «хозяйство Цекало».
Теперь Борису легче, он идет проторенным путем: запускает передвижные заводы по производству бетона, но еще бульдозеры и скреперы Выровняли поверхность будущих аэродромов, превратив дикие степи, утонувшие в зарослях сорняков под Борисполем i Жулянами на впорядкованi аэродромы.
И только война помешала заключить здесь тысячи кубометров бетона, но невибагливi самолеты той поры прекрасно садились на грунтовую поверхность.

Сотни, тысячи самолетов принял Борис Цекало в первые месяцы войны: сюда, в Киев, просто с передовой свозили раненых, а с оставшихся территорий - уникальное оборудование, шедевры музеев, драгоценности, архивные документы государственной важности.
Осенью 1941 года непосредственный начальник Бориса Цекало Андрей Хрулев получил высокое и ответственное назначение: народный комиссар (министр) путей сообщения СССР.
Успехи Бориса в эвакуации промышленного, экономического и человеческого потенциала Украины и Киева не прошли незамеченными: Андрей Васильевич пригласил его к себе i не предложил, как до войны, а приказал: как представителю наркомата взять действенных участие в эвакуации важнейших объектов Ленинграда, среди которых на первом месте стояли Эрмитажа, Петергоф, 12 музеев мирового значения.
Имея широкие полномочия, Борис быстро подготовил аэропорт Пулково, однако ... не отправил в тыл ни самолета: группа немецких армий «Север» удачно провела обходного маневр, взяв Ленинград в осаду.

Немецкая зенитно артиллерия i самолеты-истребители контролировали каждый клочок ленинградского неба. Стало понятным, что поднять самолет с грузом в небо означало потерять его.

Наступили тяжелые времена блокады, которая продолжалась два тяжелых долгих года. Оказавшись в плену блокады, ища свое место в экстремальные ситуации, Борис не нашел ничего другого, как прийти в альма-матер - Ленинградский институт инженеров водного транспорта, выпускником которого он был.

Но теперь у него другой статус - преподавателя. Как ни странно, институт работал, готовя кадры офицеров-строителей для армии и флота.

Работа в институте спасла его от голодной смерти: вместо денег там давали пайку хлеба, ложку маргарина, кусок сахара ...

Как i все блокадники, Борис напряженно вслушивался в сообщение радио, которое не приносило никакой втiшнои известия: враг стремительно продвигается на восток, солдаты фюрера рассматривают в бинокли очертания Москвы, блокирован Ленинград, оставлено Киев, отчаянно обороняется Севастополь.

Но что это? Проходят дни, недели, месяцы, а Севастополь держится, разрекламированный фашистский «блiцкрiг» здесь явно провалился! Радости Бориса нет предела, как нет сомнения в том, что здесь немалая заслуга его бункера, который надежно защитил тех, кто командовал Черноморским флотом, i тех, кто руководил обороной Севастополя.

Но мог подумать Борис, что там, в Севастополе, он понадобится снова ...

В апреле 1944 года он пригласили в городской военкомат i сообщили: вам приказано прибыть в ставку командующего 3-м Украинским фронтом генерала Малиновского.

Самолетом вас доставят в Новороссийск, оттуда военным катером в район Севастополя. Вылетать немедленно.

Фамилия Малиновский на Бориса подействовало магическое: генерал родился в Одессе, а только - 10 апреля 1944 года - 3-й Украинский фронт под его командованием освободил от врага это оспiване город. Как человек военная, Цекало знал i то, что Малиновский был смелость возразить самому Сталину!

В тот день, когда освободили Одессу, Родiон Яковлевич Малиновский с высокими офицерами поднял «фронтовые» 100 граммов за победу. И вдруг влетел сполотнiлий радист: «У аппарата товарищ Сталин!»

В присущие ему манере - не привiтавшись i НЕ поздравив Малиновского с освобождением родного города, Сталин сказал тоном приказа: «Вы успешно провели операцию по освобождению Одессы. Нам желательно, чтобы вы, развивая успех, освободили и другие города - Кривой Рог, Николаев, Никополь, Мелитополь ... »

- Товарищ Сталин, - вiдказав Малиновский, - нельзя планировать большие наступальнi операции, если в тылу находятся значительные вражеские группировки.

- Что вы имеете в виду?

- В Крыму закрепилась 17-немецкая армия, а Севастополь удерживают румынские прихвостни немцев, всего же в полной боевые готовности на крымском плацдарме задействовано пять немецких i семь румынских дивизий общей численностью двести тысяч солдат, наготове все виды боевой техники.

- Ну что ж, - подытожил Сталин, - скоординируют свои действия с 4-м Украинским фронтом i вместе начинайте освобождения Крыма. Это приказ.

Воздухом, а затем морем Борис добрался места, где его ждали. Когда Цекало вошел в кабинет Малиновского, то оторвался от карт, посмотрел на Бориса красными от бессонницы глазами и сразу перешел к делу:

- Вы строили подземный командный пункт Черноморского флота?
- Так точно, товарищ генерал.
- Артобстрiлы и бомбардировки с воздуха уничтожили все наземные ориентиры. Скажите, вы смогли бы найти место расположения бункера?
- Это будет повод.

Родiон Яковлевич выдержал короткую паузу и известил главное:

- штабам 3-го и 4-го Украинских фронтов разработан план по очистке Крыма от немецко-фашистских захватчиков. Его одобрил Ставка Верховного Главнокомандующего и лично товарищ Сталин. Для успеха операции нам очень нужен подземный командный пункт. Поэтому берите людей, выходите на расположение бункера, сделайте его пригодным для работы и отдыха.
Все попытки разыскать бункер, главным ориентиром которого было Балаклавское шоссе, успеха не принесли: немцы и румыны оборудовали здесь мощные укрiпрайоны i все, что появлялось на шоссе, уничтожали минометным или пушечным огнем. К счастью, бункер имел i вспомогательный вход, о котором знал только Борис, - через Инкерманськi катакомбы, которые не имели для врага стратегического значения. С небольшого грота медленно стекал горный ручей, но именно по нему повел Борис подчинен ему отряд матросов.

И вдруг все остановились в просторном помещении, правда, в сплошной темноте. Но бункер сохранился, Борис сразу узнал свое детище.

Он доложил генералу Малиновскому, что планирует здесь провести ремонте работы, но события развивались так стремительно, что нельзя ожидать: оборудовав бункер электричеством i связью, сюда поздно ночью переехала ставка генерала Малиновского вместе с представителями 4-го Украинского фронта - операция с освобождения Севастополя и Крыма началась!

С «Севастопольского дневника» Бориса Цекало (заключительная часть) 8 мая 1944 года. Сегодня Севастополь возвращено Родине!

Остатки вражеской группировки отошли на мыс Херсонес, где нашли или смерть, или плен, для многих сплошной могилой стало Черное море.

Крымская катастрофа гитлеровцев такова: 100000 убитых i пленных, потеря всей боевой техники, всей морской эскадры.

12 мая 1944. Присутствовал на допросе немецких генералов Йенеке - разработчика плана «Мiхаель», плана по содержанию Крыму - и Штюльпнагеля - командующего 17-й «крымской» армией вермахта.

Оба никак не могут понять: почему немецкой армии понадобилось 250 дней, чтобы в начале войны овладеть Севастополем, а наша армия освободила Крым за 35 дней, а Севастополь - по пять. Они клялись фюреру, что Севастополь не отдадим, потому что наши укрепления здесь надежные, как фатерланд.
На морi

Для того, чтобы одержать победу и на море, понадобился еще один сын Украины - Анатолий Александров.

Несмотря на классическое русское фамилия, Анатолий Петрович - этнический украинец, родился в селе Тараща Киевской губернии, в середине тридцатых годов пришел рядовым преподавателем физики в Киевскую единой трудовой школе №79.


Обучая учеников, учился и сам, вступив в физико-математический факультет Киевского университета.

И очень скоро отошел от сухой теоретической схоластики, сосредоточившись на практической работе.

Украина в это время жила электрификации. Преодолевая трудности и невзгоды, украинцы смогли заложить вблизи Запорожье самых мощных в мире гiдростанцiю - Днепрогэс, i все в Украине внимательно следили за ходом строительства.

«Помните, весь украинский мир смотрит на вас с надеждой», - телеграфировали днiпробудiвцям Павел Тычина i Максим Рыльский, отмечая, что на дешевый украинский ток ждут угольные шахты Донбасса i железорудные - Криворiжжя, и сельские жители мечтали вырваться из плена тьмы.

Стремясь приобщиться к такому важному делу, как электрификация, Анатолий Александров приходит в Киевский рентгеновского института, где ставит серию блестящих опытов с диэлектрического пробоя.


Теоретические выкладки, подтвержденные практическими достижениями, поразили директора Ленинградского физико-технического института академика Иоффе - в то время самых выдающихся физика страны, i он «категорически» пригласил молодого киевского ученого к своему института.

А дальше - вакуум, тишина. Анатолий Петрович жил, работал, отдыхал, спорил с коллегами, i одновременно ... его не было - он был наглухо засекречен.

И только война заставила официальную власть вдруг вспомнить о нем. Это произошло тогда, когда наши военные корабли начали массово пiдриватися на немецких магнитных минах.

А передiсторiя така:

1 марта 1944 в цiлковитiй темноте, без единого огонька на борту с Новороссийск бухты вышла армада кораблей Черноморского флота, взяв курс на Севастополь.

Однако очень скоро вынуждена была повернуть назад: крейсер «Червона Украина» подорвался на подводной мини, одной из тех, которыми немцы нашпиговали фарватер.

Следующей ночью уже из Анапы так же тайком вышла эскадра Азовской военной флотилии курсом на Севастополь i так же вернулась обратно - на мини подорвался есмiнець «Стремiтельний».

Далее выяснилось, что даже верткие торпеднi катера не могут прошмыгнуть сквозь невиданные для глаза минные поля. Дошло до того, что в дело вмешался Сталин.

Он вызвал к себе главнокомандующего Военно-Морским флотом СССР адмирала Кузнецова i обратился к нему тоном, не вiщував ничего хорошего:
- Долго еще наши корабли пiдриватимуться на немецких минах?

Зная крутой нрав «отца народов», адмирал, однако, ответа не было. Оставшись в одиночестве, задумался: мины заложены на глубине, поэтому моряки-водолазы в стандартных скафандрах ничего поделать не смогут, к тому же мин много, i как их искать ... И Николай Герасимович решил обратиться к науке.

Он тут же позвонил директору Ленинградского физико-технического института академику Иоффе, коротко изложил суть дела. Абрам Федорович ответил, что эта проблематика не соответствует профилю возглавляемого им института.

Но вдруг добавил: в его институте плодотворно работает представитель украинской физической школы Анатолий Александров. До войны, еще работая в Киеве, он накопил неплохой опыт работы с диэлектрик, поэтому попробуйте обратиться к нему.

За считанные часы перед Адмирал лежал «Личный листок по учету кадров», i адмирал тут же разыскал главное: «по окончании университета работал в Киевском рентгеновского институте, где поставил серию успешных опытов с электрического пробоя (разряда). Эти опыты вышли за лабораторные стены, нашли применение на турбины Днепрогэса, сняв с них избыточную статическое электричество ».

Адмирал не слишком понимал, при чем здесь турбины Днепрогэса, но киевского ученого порекомендовал сам академик Иоффе, самых выдающихся физик страны.

Анатолий Петрович Александров позднее вспоминал: «В сумерках возле окон своей квартиры остановилась чекiстська« Эмка », из которой вышли люди в униформе. У меня не было сомнения: сейчас меня арестуют. Сразу мелькнула мысль: «За что?»

К счастью, это были военные моряки. Они передали не указ, а просьба командующего Военно-Морским флотом: сегодня немедленно вылететь в Краснодар, оттуда - в Анапу и Новороссийск.

На мой вопрос «Что случилось?» Намекнули на замiнованi фарватеры.

- Погодите, - ответил я, - но без измерительных приборов i хотя бы минимального оборудования мне там ничего делать.

Его привезли на рабочее место, где он загрузил большую коричневую чемодан, за плечи забросил тяжелый рюкзак (чемодан и рюкзак, кстати, сегодня можно увидеть в Севастопольском музее Военно-Морского флота).

Военные моряки встречали Анатолия Петровича, как Мессию. Все с интересом смотрели на него, i мало кто верил, что этот молодой ученый выигрывает поединки со смертельным минами.

Александров тем временем потребовал, чтобы на каждый корабль доставили бухту оголенного провода - медного, алюминиевого, даже колючего - все равно.

Он приказал, чтобы этим проволокой были обтягнутi корпуса всех кораблей, а оба конца попали в его руки. Когда это было сделано, Анатолий Петрович к прибору собственной конструкции под названием масс-спектрометр начал подключать конце проводов. Потом крутанул какое колесиках, i по проводам, викидуючы искры, пробег диэлектрических пробе.

Много лет спустя командующий Азовской флотилии адмирал Сергей Горшков в книге воспоминаний «Защищая Крым» так вспоминал те времена: «Александров выходил из того, что все немецкие мины - магнитные. Когда он пропускал диэлектрические разряды мимо бронированные корпуса кораблей, то корабли также становились диэлектрика i уже не привлекали к себе магнитные мины. Анатолий Петрович наглядно доказал: все гениальное - просто ».

Простое ... Но эту «простую» загадку так i не разгадали немецкие гросадмiралы Редер i Денiц, американцы же и англичане, как союзники, ввели изобретение Александрова на своих флотах.

... Поздно ночью в цiлковитiй темноте, без единого огонька на борту из Анапы и Новороссийск взяли курс на Севастополь военные корабли Черноморского флота.

Вот i обозначены на лоцiях районы залегания магнитных мин. Корабли не снижают скорости, i - о, чудо! - ни одна из мин даже не сдвигает с места ...

Слава украинского ученого Анатолия Александрова гремела по всему Черноморскому флоту, командующий флотом адмирал Октябрьский представил его на Золотую звезду Героя, а вскоре вызвал для разговора:

- Международный Красный Крест обратился ко мне, а также к маршалiв Малиновского i Толбухiна с просьбой выявить гуманнiсть к раненым i тяжело раненых немецких i румынских солдат, захваченных в Крыму, и отправить их в румынский порт Констанца.

Мы решили пойти навстречу Международному Красному Кресту, выделили корабль, который сейчас как раз i загружают ранеными пленными. Но фарватеры все еще не розмiнованi.

Поэтому прошу вас, Анатолию Петровичу, Подготовьте этот корабль, чтобы враг не подвергся им же заложены мины.

Когда корабль с ранеными отдал швартовы i отправился с Севастопольской бухты, местное население, собравшись на набережной, выкрикивали в едином порыве: «Захватчики! Убирайтесь из Крыма! »

Боже, как актуально звучит сегодня!

http://www.umoloda.kiev.ua/number/3291/196/121783/
Tags: не всё так однозначно, патриотическая перемога, страна 404, теж перемога, украинство - это
Subscribe
promo peremogi february 10, 18:12 127
Buy for 400 tokens
Конспирологическая курилка воскресная, в развитие вчерашней, где обсуждалось, что было бы, если бы Россия вляпалась в Руину в 2014 году и как бы сейчас выглядела она, Руина и мир в целом. Здесь вчерашний эфир Сергея Караганова с примерно той же тематикой. Украина упоминается, но совсем вскользь в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments