hullam_del_ray (hullam_del_ray) wrote in peremogi,
hullam_del_ray
hullam_del_ray
peremogi

Тени забытых.Семен Глузман.

Один из самых известных диссидентов СССР, весивший после четырехмесячной голодовки в политической зоне ВС 389/35 в Пермской области 39 кг. Автор "Пособия по психиатрии для инакомыслящих", член Американского общества психиатров, Королевского колледжа психиатров Великобритании, Всемирного совета реабилитации жертв пыток, международного Пен-клуба, автор нескольких книг и сотен статей. Все это — о правозащитнике, общественном деятеле и главе ассоциации психиатров Украины Семене Глузмане, с которым мы беседовали о Майдане и синдроме толпы, о дружбе с "бандеровцами" и ферменте сопротивления, о контроле над властью и ответственности за прошлое.

Семен Глузман: "Не идеологией нас надо сшивать, а образом будущего"
13 октября, 2017, 17:58 Распечатать

Нужно учить народ контролировать власть, в первую очередь местную.

Один из самых известных диссидентов СССР, весивший после четырехмесячной голодовки в политической зоне ВС 389/35 в Пермской области 39 кг. Автор "Пособия по психиатрии для инакомыслящих", член Американского общества психиатров, Королевского колледжа психиатров Великобритании, Всемирного совета реабилитации жертв пыток, международного Пен-клуба, автор нескольких книг и сотен статей. Все это — о правозащитнике, общественном деятеле и главе ассоциации психиатров Украины Семене Глузмане, с которым мы беседовали о Майдане и синдроме толпы, о дружбе с "бандеровцами" и ферменте сопротивления, о контроле над властью и ответственности за прошлое.

— Семен Фишелевич, вы один из тех, кто поддержал Майдан, но никогда не рвался на его сцену. Почему, кстати?

— Я никогда не стремился на сцену — со времен Руха ни разу не был ни на одном сходняке, то бишь... на важной встрече достойных людей. Просто понимаю, что психология одного порядочного человека и психология тысяч порядочных людей резко различаются.

При этом, должен признать, еще во время Оранжевой революции мне звонили многие зарубежные коллеги, звезды мировой психиатрии, с одним вопросом: где синдром агрессивного влияния толпы?

Украинский народ показал себя совершенно удивительно и в 2004-м, и в 2014-м. Во время недавнего урагана в Хьюстоне из-за мародеров полиции пришлось ввести комендантский час. Много ли случаев мародерства мы можем вспомнить, когда в центре Киева, с его многочисленными дорогими магазинами и бутиками, стояло до 200 тысяч человек?

— В середине 1970-х, в пермской зоне, молодой еврей Глузман сблизился с украинскими националистами — 25-летниками. Но тогда вас объединил общий враг, а не общее видение будущего.

Да, я несколько лет провел в лагере бок о бок с теми, кого называли "бандеровцами". Это были простые люди, имен Бандеры или Шухевича из их уст я никогда не слышал. Они просто защищали свою землю от "пришлых". Я спросил однажды дядю Васю — Василия Маложинского, которого считал солдатом УПА, а он оказался из дивизии СС-Галичина, зло так спросил, с укором: мол, как же вы могли?! И он, как мог, объяснил: "Спершу були совєти. Потім прийшли німці. Всі — чужі. А одного разу я побачив і почув своїх, йшли хлопці та співали українських пісень. То я й пристав до них. То ж свої були..." Вот так, просто и без идейного пафоса.

— Еврейская поддержка Майдана не удивила?

— Нисколько не удивила. Одно из самых ярких воспоминаний детства — мне было лет 10–11,я возвращался к себе домой на троллейбусе, подымавшемся на Артема с площади Октябрьской революции (нынешнего Майдана). На одной из остановок зашла пожилая дама и очень вежливо, на хорошем украинском языке, спросила у пассажиров, где ей лучше выйти. Троллейбус взорвался гневом — я был испуган, не понимая, что происходит. Начал эту травлю какой-то люмпен, едва ли не в майке, его поддержали голосистые тетки — это был поток оскорблений, обрушившийся на женщину, просто заговорившую по-украински. Тогда я понял, что рядом со мной живут еще одни евреи — украинцы.


— Сегодня, три с половиной года спустя, не разочарованы?

—Я не столь наивен, чтобы не понимать: революция заканчивается не так, как мечтают ее участники. Поэтому предвидел, что, возможно, буду разочарован, но… не ожидал, что настолько.

Понимаете, в своем первоначальном оптимизме я опирался на лагерный опыт. Со мной сидело много людей разных национальностей, но украинцев всегда было больше всех — порядка 30–40% политзаключенных. Очень разных — не шибко умных — и мудрых, образованных — и почти неграмотных, искренних — и себе на уме. Я плохо понимаю, что такое этническая психология, но за все годы в политической зоне я не встретил ни одного белорусского, киргизского или узбекского диссидента. А КГБ был везде. Поэтому, в отличие от многих республик бывшего СССР, Украина имела возможность постепенно прийти к каким-то европейским ценностям. Здесь есть фермент сопротивления, но народ не тренирован в демократии и не в состоянии контролировать своих политиков.

— Что вы думаете о декоммунизации, принимающей все более изощренные формы?

—Как бывший политзаключенный и антисоветчик, я не могу не приветствовать этот процесс. Но в нынешнем исполнении он вызывает у меня чувство брезгливости. Как и люстрация, которая была явно организована и управляема сверху и прекратилась так же внезапно, как и началась.

Люстрация была противозаконной и в общем бессмысленной, а за ней последовала такая же бессмысленная и отчасти противозаконная декоммунизация. Аутодафе над мертвыми ничего не даст, особенно когда его проводит маргинальная гниль.

Я не враг увековечивания памяти о Степане Бандере, но когда и.о. министра здравоохранения Супрун заявляет, что, принимая важные решения, мысленно советуется с вождем ОУН, это уже ни в какие ворота… И, видимо, он ей что-то советует, поскольку результаты этого тандема мы видим.

Так что я верю, что рано или поздно Украина вернется в этот регион. Но не та молодежь, которая выехала с Донбасса и уже устроилась в Киеве или других городах. Они свой выбор сделали.

Иногда мне приходит в голову крамольная мысль… Мои лагерные друзья боролись за независимость Украины, и однажды этот день настал — не потому, что мы сидели за это в лагерях. Если Донбасс действительно хочет жить иначе, если это его, а не чей-то внешний выбор, то с нравственной точки зрения почему бы не задуматься об идее независимости для этих людей? Это лишь одно из возможных решений, но и оно должно проговариваться. Врозь так врозь, мы же и так делаем всё, чтобы изолировать эти территории — с помощью блокады, например.


После суда я двадцать дней просидел в одной камере с Василем Стусом — и это были роскошные 20 дней. Периодически я даже забывал, где нахожусь, погружаясь в украинскую культуру. Но говорили мы каждый на своем языке, и Стус относился к этому совершенно спокойно. С 25-летниками УПА в лагере общался точно так же — никто никогда слова не сказал.

Однажды меня в очередной раз перевели в новый барак, и в тот же день я был принят в "семью" Евгеном Пришляком и Василем Пидгородецким. Первый до ареста был референтом СБ львовского провода ОУН, второй — простым бойцом УПА. Собирали в тумбочке еду, делили поровну и вместе ели. Спустя какое-то время к Василю подошел старый полицай — подонок — и говорит: "Василь, ты ж такой уважаемый человек, старый зек, как тебе не стыдно с жиденком кушать?" "Я его на х… послал", — рассказывал мне потом Василь.

Я абсолютно убежден, что государственный язык необходимо знать, но со времен обретения независимости не помню ни одной попытки создания соответствующих курсов для госслужащих. Мне рассказывали, как тяжко они учили язык после работы — вслух читали Шевченко и т.д. Этнические украинцы, но абсолютно русифицированные советской действительностью. Такое издевательство, при полном равнодушии государства, вызывало отторжение, а отнюдь не патриотические чувства.

https://zn.ua/SOCIUM/semen-gluzman-ne-ideologiey-nas-nado-sshivat-a-obrazom-buduschego-262908_.html
Tags: ЗАЛ УПА, крутить наждак, патриотическая перемога, страна 404, теория перемог
Subscribe

  • Спiкiйнiй нiчi, укроiньцi

    Зеленский пообщался с избирателями. pic.twitter.com/RvnbaU1hmK— Сергей из Киева. (@SergUA63) October 23, 2021 Депутат Верховной Рады…

  • Ксения и дно

    Она слишком долго вглядывалась в бездну:

  • Любимый девайс украинца

    Типичный активист и его "орудие труда": Активист Максим наводит порядок на Крещатике в центре Киева. pic.twitter.com/caD9Xl9A2c— Сергей из…

promo peremogi август 19, 13:54 87
Buy for 400 tokens
На смерть Союза. Ну вот скажите, жалко или не жалко теперь, 30 лет спустя, что ГКЧП не смог спасти страну? А смог бы? А вот вы лично — 30 лет спустя — поменяли бы сторону баррикад, зная теперь, что дальше было? Страна была больна — не скажу, что смертельно, но элиты национальных окраин, все…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments

  • Спiкiйнiй нiчi, укроiньцi

    Зеленский пообщался с избирателями. pic.twitter.com/RvnbaU1hmK— Сергей из Киева. (@SergUA63) October 23, 2021 Депутат Верховной Рады…

  • Ксения и дно

    Она слишком долго вглядывалась в бездну:

  • Любимый девайс украинца

    Типичный активист и его "орудие труда": Активист Максим наводит порядок на Крещатике в центре Киева. pic.twitter.com/caD9Xl9A2c— Сергей из…