Белоусов Валерий Иванович (holera_ham) wrote in peremogi,
Белоусов Валерий Иванович
holera_ham
peremogi

Украиньцы во всей своей красе


"Свидомый" поэт Артем Полежаха с юных лет поддержал "незалэжнисть" Неньки, был искренним сторонником евроинтеграции Неньки, которая сулила каждому "гидному" "садочок биля хатынци та крипакив-москвынив". Он верил, что незалежная Ненька движется прямиком в Европу, а война с "Москвынией" – это защита независимости.
Поэт решил, что хоть живет он нескладно, но он должен жить для своей родины. Он решил помочь Неньке своими, как ему казалось, гениальными стихами. Днем и ночью он сидел за письменным столом и до кровавого пота сочинял "шедевры", прославляющие бандеровцев 20 и 21 вв, писал о том, что любит Неньку "всею грудью, хребтом". Он был весь отдан своему творчеству, поэтому подолгу не навещал своих родителей, живущих в селе, название которого опускается по вполне понятным причинам... Дело в том, что село, в котором жили родители "гения", было расположено недалеко от Донбасса. Юный поэт вел богемный образ жизни: тусовался с креаклами, проводил время в компании женщин и мужчин, увлеченных искусством и, конечно, им самим. О таких людях в селах Малороссии говаривают: "Они видали виды..."

Накануне ему пришлось все-таки оставить все дела в Харькове и поехать к родителям - "к батьку та неньци". Позвонила мать, она причитала-плакала, говорила, что приходили пьяные нацгвардейцы, забрали всех кур, обидели самым извращенным способом отца, после чего пенсионер хотел наложить на себя руки. А "надежда Киева и Львова", юный поэт Неньки отвечал матери: "ВСУшники - цэ наши захисныкы! Св`яти люды..." На "москвыньський собачёи мови" он не разговаривал "из принципа". После ответа он, как водится, прослезился... Артем подумал, что мать, как обычно, всё перепутала: "Воно старэ та дурнэ..." Однако к родителям все-таки поехал для очистки совести. Да отдохнуть захотелось маленько... Вкусить отдохновение, так сказать, на лоне природы, пообщаться с простыми "украинцами".
То, что он увидел в родном доме, показалось ему страшным сном: "батько" - совсем седой мужчина с серым лицом - трясущимися руками подвешивал к яблоне веревку с петлёй, чтобы повеситься, и плакал. Он ходил под себя и перемещался по дому ползком. Вместо слов его черные уста издавали стоны. В этой груде чего-то серого и зловонного ничего человеческого, как показалось Артему, не осталось. Мать вполголоса объяснила: пьяные бандеровцы поиздевались над отцом семейства из-за того, что старик попытался защитить своих кур. Он кричал нацистам, что куры - единственное средство для пропитания. Бандеровцы обвинили старика в том, что он приберег кур для "кацапив". Старик ответил: "Да щоб воны здохлы ци кляти москали". Нацисты не поверили и с усмешкой "запыталы" отца "гения": "Тэбэ пивнив не хватае?" Нелюди поймали отца Артема Полежахи и ради куража с гиком и криком оскопили его, как хряка. Атошники были из-под Львова... Так отец семейства лишился самоуважения, веры в политику бандеровского правительства. Раньше он говорил: "Надо же во что-то верить..." Теперь же, после оскопления, он почти неслышно вопрошал неизвестно кого: "За что? За что?" Он не понимал, что бандеровцы его унизили не за что-то, а для удовлетворения своих маниакальных потребностей. Он, видимо, так и не понял, что ДРУГИХ БАНДЕРОВЦЕВ И "УКРАИНЦЕВ" НЕ БЫВАЕТ.
Он так и не понял, что такое "украинцы". Услышав эту дикую историю, Артем Полежаха хотел написать заявление в полицию, но мать отговорила. Она, как раз, ВСЁ ПОНЯЛА. Сказала: «Мы боимся! Нежить придёт снова. Нелюди пожалеют о том, что не вырезали всё село! Уже пропало полсела! Нелюди увозят селян с собой, и они не возвращаются... Ведь они всех нас считают недочеловеками». Людей бандеровские выродки увозили для того, чтобы вдоволь наиздевавшись над ними, закопать живыми в землю. После бандеровцы представят трупы этих людей миротворцам ООН как результат "московской" агрессии.
Полежаха вернулся в Харьков. Он всё время своей жизни считал, что Харьков находится на границе Европы и Азии. Он свято верил в то. что Харьков защищает Европу от "вонючих азиатских орд", от диких обезьяноподобных вогулов, от мокселей. А что теперь он должен думать? Его сознание отказывалось воспринимать окружающий мир. Он понял, что в Малороссии к власти пришли преступники, война на Донбассе ведется не против "Москвынии". а против своего народа, — там орудуют фашисты, выродки, дегенераты, маньяки и русофобы. Он вспомнил, что поддерживал "майдан", вспомнил, как слагал на кухонном столе "вирши", в которых прославлял маньяков - Порошенко, Турчинова, Тягнибока и Яценюка. Неужели, чтобы понять то, что происходит в Малороссии, надо, чтобы твоего отца кастрировали? Неужели не о чем не говорят 40 000 убитых, умерших от голода, раненых, контуженных и изнасилованных мирных жителей Донбасса? Ведь всё это сделали "украинцы"!
Артем Полежаха - натура творческая и легко ранимая - не знал, как бороться с нацизмом. Всё тело его ныло после бессонных ночей, проведённых вместе с такими же, как он, "креативными личностями". Он утратил сон, его знобило, но даже ватник не спасал от холода. Ему казалось, что он должен быть таким же, как и его "батько". Это доставляло ему удовольствие... Странная сладость разливалась по его телу... "Пусть все знают, пусть все поймут, что я тоже жертва, что я страдаю ради Неньки!" - думал он. И он, подобно своему отцу, ползал по квартире и ходил под себя. Однажды ночью, как ему показалось, к нему явилась Ненька в виде брюнетки с миндалевидными огромными гразами и сказала ему: "Йды до мэнэ. Захысты мэнэ. Я в опасности". Она делала зазывающие движения своими руками и одновременно удалялась куда-то к полной луне, стоящей над городом, что, по мнению Артёма, находился на границе Европы и Азии... Артём, словно сомнамбула, открыл окно и стал на подоконник. "Я иду к тебе, Ненько!" - вскричал юный поэт и сделал ДВА ШАГА ВПЕРЁД...
...Он лежал на асфальте под окнами дома своего до того времени, пока соседи не споткнулись об него, отправляясь "на работу" - подслушивать разговоры "недовольных". Старый пёс с "гидною" кличкой Сирко осторожно подошел к нему и принюхался: от Артема исходило страшное зловоние. Старый СБУшник, который начинал службу ещё в КГБ, вызвал «скорую помощь». Ещё бы! Ведь он за время своей жизни ДАЛ ЦЕЛЫХ ДВЕ ПРИСЯГИ! Поэта отвезли "в шпыталь". Старый СБУшник доходчиво и терпеливо объяснил своим агентам-соседям, что теперь так называется больница.
Поэт сильно ударился головой об асфальт. А изменилось ли что-либо после этого в его жизни? Почитатели его русофобского таланта решили, что "это кацапы познущалыся над патрыотом". Его всё равно считают надеждою Неньки и упиваются чтением его "бессмертных" произведений. А ведь Полежаху считали равным Т. Шевченко!.. Правда, только те, кто не читал Шевченко, а почитывал Полежаху. Но, если бы кто-нибудь из них после ознакомления с "шедеврами" Полежахи прочел что-нибудь из Шевченко, то мнение его бы не поменялось... Киевляне и львовяне, например, искренне считали. что поэт Полежаха для Неньки - больше, чем поэт.
— Лучше быть дурнем, лучше ходить под оконьями, чем понимать, какой кошмар творится в родном краю, — сказала шепотом мать Артема Полежахи. – Я рада, что сын теперь "у шпыталю".
На самом деле, она рада тому, что теперь-то извращенцы - "украинцы" - ее сына не оскопят. Во всяком случае, ей очень хочется в это верить...
Tags: а нас-то за що?, звыряче побыття, на украине фашизма нет (С), надо терпеть!, украинство - это
Subscribe
promo peremogi february 23, 14:44 12
Buy for 400 tokens
Пишет Аноним: - Вам всё равно не удастся вырастить ничего стоящего без дерьма из нашего коллектора. - О. Но вот же наши поля, посмотрите, отличная земля, удачно, компактно расположены, посадки для снегозадержания в пристойном состоянии - ну, мы, конечно, кое-что подновим ещё, подсадим, -…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments