bogomol91 (bogomol91) wrote in peremogi,
bogomol91
bogomol91
peremogi

Categories:

НАВАРИНСКОЕ СРАЖЕНИЕ - НЕЗАМЕТНЫЙ ПОДВИГ РОССИЙСКОГО ФЛОТА

20 октября 2017 года - день для нашей страны не столь обычный. Наступила 190-летняя годовщина немаловажного для российской истории события - Наваринского сражения. Кое-кто из обывателей, особенно те, кто воспитан в девяностых и в современном обществе, может усмехнуться, ибо возникают некие ассоциации со словом "навар". Хотя дело тут не в прибыли, а в городке Наварин - это итальянское название греческого Пилоса. Именно в бухте возле этого города турецкий флот потерпел когда-то страшное поражение от британско-французско-русской эскадры. "Ох, мама моя, так нам еще и бритты с лягушатниками помогли турок утопить? И где же тут подвиг?!" - возопят обыватели. Ну, если честно, то не нам помогли, а мы помогли. И всё заиграет яркими красками, если рассказать обо всём по порядку...
Прелюдия.
Российская империя в XIX веке, особенно после победы над Наполеоном и проведения Венского конгресса, стала полноправным участником международного политического процесса. Более того, ее влияние в 1810-1830-е гг. было настолько велико, что поддержки нашей страны искали во всех более или менее значимых ситуациях. Созданный по инициативе Александра I Священный союз, основной целью которого стала борьба за сохранение существовавших в европейских странах политических режимов, стал важным инструментом влияния на все внутриевропейские дела. Одной из болевых точек Европы первой четверти XIX века являлась постепенно разрушающаяся Османская империя. Несмотря на все попытки реформирования, Турция все больше отставала от ведущих государств, постепенно утрачивая контроль за территориями, входившими в состав ее империи. Особое положение в этом процессе заняли страны Балканского полуострова, которые с оглядкой на возможную помощь России и других европейских государств все активнее начинали борьбу за свою независимость.
В 1821 году началось греческое восстание. Российское правительство оказалось в достаточно сложном положении: с одной стороны, пункты Священного союза не позволяли поддерживать тех, кто выступал за пересмотр существующего положения, а с другой – православные греки издавна рассматривались как наши союзники. В отличие от турок, отношения с которыми еще со времен Ивана Грозного были отнюдь не безоблачными. Но объявлять войну Российская Империя не решалась - предпочитала давить на турок дипломатически. А время шло. В противостоянии греков и турок долгое время ни одна из сторон не могла добиться решительного превосходства. Впрочем, и без войны Россия добилась значительных успехов. Николай I дал понять султану Махмуду II, что тому придется пойти на весьма серьезные уступки, чтобы сохранить Балканское государство в составе своей империи. Так, в 1826 году была подписана Аккерманская конвенция, среди прочих пунктов которой был и тот, что касался Сербии - эта балканская страна получила права на внутреннее самоуправление. А в 1827 году между Россией, Англией и Францией была подписана Лондонская конвенция, согласно которой Греции предоставлялась полная автономия. Но турецкий султан отказался признавать эту конвенцию. По его мнению, европейские державы требовали от него чересчур многого. Это послужило сигналу к более жестким методам убеждения. В Ионическое море была направлена объединенная эскадра для противодействия турецкому флоту. Уже находясь в районе греческого архипелага, союзное командование сделало последнюю попытку мирно разрешить конфликт. Паша Ибрагим во время переговоров от имени султана пообещал трехнедельное перемирие, которое практически сразу же им было нарушено. После этого союзный флот серией обходных маневров запер турок в Наваринской бухте, где те под защитой мощных береговых батарей намеревались дать генеральное сражение...
Составы эскадр и соотношения сторон.
Английско-французско-русские силы состояли из 28 кораблей. Десять линкоров (самые большие корабли, костяк любого флота), из которых 4 русских, десять фрегатов, пять корветов, два брига и один тендер (британский). 9 кораблей отправила под Наварин Россия, 12 - Великобритания, и всего 7 - Франция. Турецкий флот обладал гораздо большими силами - он состоял из восьми десятков кораблей плюс шесть готовых к бою брандеров. Тут надо напомнить, что Османскую Империю, какой бы сложной ни была ее внутриполитическая ситуация, никто не мог назвать бедной страной. А турецкая верхушка находила и время и желание покупать разного рода технологии. Вот и корабли османов, в большинстве своем, были построены французскими и английскими корабелами, считавшимися по праву лучшими в мире. Правда, у турок было всего семь линкоров при Наварине. Зато по общему количеству орудий они превосходили своих противников почти в два раза, имея 2200 орудия против 1276 у англичан, французов и русских. А ведь речь идет о временах, когда мощь и флотов, и отдельных кораблей характеризовалась количеством пушек. Добавить к этому береговую артиллерию, к которой тоже приложили руку французские инженеры (о, Боже!), и становится понятно, на какую авантюру шли союзники.
Сражение!
И тут противоборствующие стороны, по инициативе командующего союзной эскадрой Эдварда Кодрингтона вновь решили провести переговоры. При этом подойдя уже вплотную друг к другу. Хотя разработали план на случай, если сражение все же вспыхнет. Он был не слишком затейлив - англичане и французы должны были начать сражение и нанести самый основной удар, сокрушив правый фланг турок, а русская боевая эскадра – довершить разгром, навалившись на левый фланг турецкого флота.
В 13:00 соединённый флот приблизился к входу Наваринской гавани двумя колоннами. Одна из них состояла из английских и французских кораблей, а другая — из российской эскадры. Турок заблаговременно предупредили о том, что если хоть кто-то из них окажет сопротивление, весь их флот будет уничтожен. В бухту заходили относительно спокойно. Колонна союзников миновала крепостные батареи и встала на якорь. Настала очередь российских кораблей, с "Азовом" во главе. В это время на одном из турецких брандеров произошла сильная ружейная пальба, в которой погиб английский лейтенант Фиц-Рой, посланный в качестве парламентёра. В его задачи входило заставить командира брандера отойти дальше от союзных кораблей. Через некоторое время с одного из египетских корветов раздался первый выстрел в сторону французского фрегата.
Полноценное сражение началось после того, как турки убили второго парламентёра, посланного на флагманский корабль "Мухарем-бей". С обеих сторон одновременно заговорили почти две тысячи орудий, всю бухту быстро заволокло едким дымом. И тут стало понятно, что план союзников трещит по швам - залпы французов и англичан почти не нанесли османам вреда! Зато турки оказались значительно метче, чем предполагалось, и сумели нанести французско-британской колонне неслабый урон. Англичане и французы сильно заволновались. Они до последнего надеялись, что до сражения дела не дойдет, а для приведения турок к покорности хватит просто репутации великих европейских и, к тому же, морских держав. А тут, вот те раз, враги стреляют и убивают! Возможно, исход сражения обернулся бы совсем иначе, не присутствуй в Наваринской гавани русские...
Все дело в том, что англичане и французы до сего момента с турками практически не сталкивались, с их менталитетом и тактикой особо не были знакомы. В отличие от России, что воевала с османами не раз и не два. Нашим было прекрасно известно, что турки довольно горячи нравом и легки на подъем. Но при этом их запал быстро тух, если вдруг в их военных делах возникали признаки грядущей неудачи. Вдобавок, их импульсивность зачастую играла против них же - располагая значительно превосходящими силами, но надеясь на авось, они не умели грамотно свою силу реализовать. Усугублялось все тем, что уверенность турок в скором разбитии врага лежала в наличии у них в руках тех технологий, что они покупали у европейцев. Но обладание технологиями - это лишь пол-ключа к победе. Ведь технологиями надо еще уметь пользоваться. А турки зачастую не умели и этого. Так произошло и в Наварине - загнав весь свой немалый флот в слишком тесную для него бухту, османы лишились возможности использовать все свои корабли одновременно. Не использовалась полноценно и береговая артиллерия - часть батарей не стреляла из-за риска задеть своих же.
Все это прекрасно видел и осознавал командующий русской эскадрой опытный вояка контр-адмирал Логин Петрович Гейден. Он понял - если дать туркам достойный отпор, то вскоре они дрогнут, и можно будет вырвать победу из их рук. И русские начали действовать. Первым делом русские корабли подавили береговые батареи, из тех, что угрожали нашим кораблям. Затем бросились на помощь англичанам и французам. Особенно отличился русский флагман - линкор "Азов". Если Фёдор Ушаков любил вести бой одним кораблем против двух, расстреливая их одновременно с двух бортов, то командир "Азова", флотоводец Лазарев, в этот день превзошел своего учителя. Он вступил в бой сразу с пятью вражескими кораблями, одним из которых оказался турецкий флагман "Мухарем-бей"! Правда, два из них быстро вышли из строя - один турецкий корвет из-за повреждений сильно накренился и в итоге выбросился на мель, а во второй, фрегат, попало ядром, пробившим крюйт-камеру (пороховой склад), и тот взлетел на воздух. В какой-то момент "Мухарем-бей" в ходе маневров повернулся к "Азову" кормой, и наши моряки, воспользовавшись этим, ударили по нему 14-ю особо крупными пушками. Корму турецкого флагмана разворотило, линкор загорелся, и экипаж так и не смог погасить пламя. Когда огонь дошел до крюйт-камеры, этот корабль тоже взорвался. Вскоре еще два фрегата оказались затоплены нашим флагманом.
Доблестно и искусно вели бой и другие корабли нашей эскадры. Довольно скоро, уже ближе к исходу первого часа, в ходе боя произошел перелом. Французы и англичане оправились от смятении, и стали вести себя гораздо увереннее. А в последующие два с лишним часа моральный дух турок, оказавшихся к полноценному бою не готовыми, был окончательно сломлен. Союзники начали соревноваться, кто больше затопит османских кораблей. К 17:00 все было кончено. Турецкий флот прекратил существовать... В очередной раз.
Итоги сражения.
Более 60 турецких кораблей оказалось уничтожено в ходе боя. А безвозвратные потери в людях у османов составили почти 7 тысяч человек. При этом, английско-французско-русская эскадра не потеряла ни одного корабля. Потери убитыми и ранеными составили 181 и 480 человек соответственно. Турецкий султан и его окружение испытали настоящий шок, когда узнали об итогах сражения. Союзный флот же свою задачу, в целом, выполнил. После боя, превратившегося в итоге в побоище, он оставался в Наварине до 26 октября. Многие корабли нуждались в ремонте. Особенно пострадал флагман российской эскадры "Азов". Победа далась ему нелегко - кроме перебитого такелажа и превратившихся в решето парусов, в корпусе корабля насчитали аж 153 пробоины, из которых 7 оказались ниже ватерлинии (то бишь, в той части корпуса, что находится непосредственно под водой). А один раз туркам удалось его даже поджечь. Но, в отличие от "Мухарем-бея", экипаж нашего линкора оказался опытнее и не дал пламени долго жить. И, что немаловажно, среди команды "Азова" оказались будущие русские флотоводцы - Нахимов (будучи лейтенантом), Корнилов (будучи мичманом) и Истомин (будучи гардемарином). Все они, как и командир корабля Лазарев, впоследствии получили награды и повышения в звании. Награжден был и сам линкор. "Азов" стал первым нашим кораблем, получившим, по сути, именной кормовой адмиральский Георгиевский флаг и вымпел «в честь достохвальных деяний начальников, мужества и неустрашимости офицеров и храбрости нижних чинов». Так же предписывалось всегда иметь в составе флота корабль «Память Азова» (что прилежно исполнялось до 1918 года), на котором поднимать Георгиевский флаг. Такой чести удостоилось в итоге, кроме "Азова", всего три корабля. Одним из которых являлся небезызвестный "Варяг".
Что касается дальнейшей политической ситуации, то турки были разозлены в край. С досады они даже объявили России войну, шедшую в 1828-1829 годах. И проиграли. В очередной раз. Кризис в Османской Империи еще больше усугубился, и вскоре она окончательно перестала быть великой державой. Ей стало вовсе не до эллинов, которые смогли не только завоевать широкую автономию, но и добиться вскоре полной независимости. А ближе к концу века то же самое удалось сотворить и странам Балкан. И снова не без помощи России. Но это уже другая история. А англичане с французами, увидев воочию искусство русских моряков при Наварине, немало перепугались. И начали постепенно готовиться к новой войне уже против России, активно внедряя в армию и флот новые достижения технического прогресса. Война вспыхнет через двадцать шесть лет...
Заключение.
Событиям, произошедшим 8 (20) октября 1827 года, уже давно перетерли бы все кости, окажись на месте русских американцы или те же британцы. Сняли бы гору фильмов - исторических, блокбастеров. Может, даже мелодрам. Но, увы. У нас почему-то это сражение вспоминать не любят. Во всяком случае, именно такой вывод я сделал, когда понял, что в научных трудах, посвященных флоту и в школьных учебниках я либо вовсе не встречал информации про Наваринское сражение, либо, в лучшем случае, скупые строчки, вроде: "В 1827 году в ходе акции устрашения в Ионическое море против турецкого флота была направлена французско-британско-русская эскадра, и в результате сражения в Наваринской бухте турецкий флот был уничтожен". Всё. Ни о выдающейся роли русских, ни, о тем более, об "Азове", ни слова, что не может не печалить. Но даже если обыватель с более-менее полной инфой знаком, то не придает ей значения. Подумаешь, турок погромили. Русский медведь в очередной раз дал затрещину дикому азиату, что такого-то? И мало кто осознает, насколько искусны, насколько мужественны были наши моряки в этом незаметном для нашего флота подвиге. Мы сами не помним своих же героев.
Ну, а что касается других стран - тут всё совсем печально. И я сейчас не про Британию со Францией, а про Грецию и иже с ними. Те, кто боролся против турецкого владычества, мог бы вспомнить, кто именно в той борьбе им помогал. Да, пусть Российской Империей, как и ее европейскими союзниками, во многом руководила геополитика, но именно нашей стране, в отличие от прочих, было действительно не наплевать на братьев по вере. Им помогали, просто потому что желали восстановить справедливость, как бы пафосно это ни звучало. И стимулом для русских моряков был вовсе не теоретический и весьма призрачный контроль Босфора и Дарданелл, сколько желание выручить православных, как и они сами, греков, болгар, сербов...
Увы и ах, ни экс-югославы, ни болгары, ни греки не желают слышать подробности получения ими независимости. Впрочем, учитывая весьма жалкое нынешнее положение всех этих стран, не стоит особо огорчаться по их поводу. Это их проблемы, не наши. И пусть сами теперь их расхлебывают. Зато у нас есть свои - это такие вот довольно серьезные пробелы в нашем же прошлом. Надеюсь, ваш покорный слуга помог незнакомому с Наваринским сражением обывателю в чем-то их возместить.

Ну, и про хохлов. Вот лишний раз подтверждается, что у них с турками намноооого больше общего, нежели даже с запорожскими казаками. Так же надеются на авось, стремятся задавить пушечным мясом, пытаются задавить первым же напором, а как получают достойный отпор - путаются и даже пугаются, не делают выводов из своих же ошибок. И обозы у турок были рассчитаны в первую очередь не на снабжение своих же войск, а на перевоз награбленных "трофеев".
Немудрено, что сейчас укры с турками якшаются. Родственные души, не иначе.
Tags: крутить наждак
Subscribe

promo peremogi март 15, 2018 11:45 52
Buy for 400 tokens
В комментариях к посту " Почему вы не хотите любить украинцев?" проскочила интересная мысль: "Украинофобия" - здоровая реакция на ресентимент. В результате сделан ещё один шаг в теории перемог. В дополнение к темам " Украинство как антисистема" и "…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments