Живи и веруй (vasya_vasechkin) wrote in peremogi,
Живи и веруй
vasya_vasechkin
peremogi

Увидишь, отдай эту мразь под суд

СНАЙПЕР УДА ЕЛЕНА БЕЛОЗЕРСКАЯ: "МОЯ НОВАЯ ВИНТОВКА УЖЕ ИМЕЕТ ТРИ ПОДТВЕРЖДЕННЫХ ПОПАДАНИЯ"

Posted on 2017.10.14 at 12:28
ХОРОШЕЕ ИНТЕРВЬЮ САЙТУ "ЦЕНЗОР".
https://bilozerska.livejournal.com/1032426.html



Когда пошла воевать, сначала я была обычным стрелком - даже не с автоматом, а с карабином – это такая хрєнь, которая стреляет одиночными. А потом у меня появилась первая снайперская немецкая винтовка Mauser 98k, но она пропала осенью 14-го года, когда погиб один из наших командиров. Потом я где-то еще год была с карабином, ну а дальше у меня появилась СВД (Снайперская винтовка Драгунова, рус. СВД, - ред.) Я выменяла ее за автомат, который мне подарил один из нынешних нардепов в знак благодарности за старую еще "донардепівську" помощь. Именно с ней я начала учиться - и учился от случая к случаю, потому что не всегда был транспорт, чтобы поехать на полигон. С этой СХД я встрелила первых сєпарів. А сейчас у меня Z-10 украинского производства, она гораздо лучше СВД. Приобретена летом этого года – и уже имеет три подтвержденных попадания в живую силу противника.

Когда ты с автоматом, никогда нельзя сказать, убил ты кого или нет. Ситуации бывают разные: может стрелять несколько человек сразу - и ты не знаешь, кто именно попал. А когда работаешь со снайперкой на большие дистанции, бывает такое, что враг упал – и неизвестно, убит он или ранен, или, может, у него просто быстрая реакция - и успел спрятаться. Как правило, точно узнаешь, попал ты или нет, лишь в двух случаях: когда с тобой есть наблюдатель или когда потом приходит подтверждение из разведданных.

Вообще, снайпером я стала постепенно, но не случайно. Я метко стреляла и до войны. Очень метко, как для новичка и ненавченої человека. И поэтому я понимала, что хочу быть снайпером. Я к этому шла – и на данный момент мне есть чем гордиться. Меня приняли в снайперском сообщество, и вообще много кто сейчас считает меня крутым снайпером, хотя я знаю, что учиться мне еще долго. Но я горжусь тем, что ни разу за три с половиной года войны не стала для ребят обузой. Не было так, чтобы я, например, отстала или потерялась, или мне не хватило сил что-то нести - и они мои вещи тащили на себе. Или чтобы я где-то ныла, или испугалась, и для меня все это - тоже определенное достижение.

...Самое трудное на войне – это грызня между своими, а все остальные мои "тяжело" как бойца связаны не с моральными, а с физическими вещами. Тяжело нести на себе БК, не спать, мне все же не 20 лет. Еще ко мне часто пристают болезни - слабый иммунитет. Трудно воевать зимой я очень мерзну. Мне приходилось делать выходы при минус 15: пока ты идешь - обливаешься потом, а только остановился - начинаешь замерзать. Но из всех периодов моей жизни мне больше всего нравится тот, что сейчас. Я впервые, пожалуй, не только свидетель, но и участник событий, которые человек переживает раз в поколение, и то не каждая. Хотя я и до мозга костей гражданская и после войны я бы не хотела идти на военную службу, однако воевать сейчас – это мой долг. Я не воспринимаю людей, которые не воюют или не помогают армии в такой период. Еще для меня это ежедневное самоутверждение, потому что я преодолеваю собственные слабости. Но я думаю, что это первая и последняя война в моей жизни, то есть на чужой территории я воевать точно не буду. Воевать для меня - не самоцель и не средство заработка.

Однако на войну я шла с намерением остаться до ее конца, то есть до победы, но сейчас у меня есть проблема – хочу иметь ребенка и, пожалуй, попробую как-то совместить эти две вещи. А вот победа для меня – это возвращение всех украинских территорий - Крыма, Донбасса. И не фиктивное возвращение с "ватной" властью, "ватным" населением, а с процедурой, как я ее называю, "розватнення" людей после войны. Это не означает какое-то кровопролитие или репрессии, но те, кто занимал какие-то должности при оккупации, не должны занимать никаких должностей вообще. Должна быть грамотная пропаганда. Плюс лет десять на той территории не надо проводить выборы, а активно восстанавливать экономику, инфраструктуру. Одновременно занять людей, дать им работу, социальные блага.

Чтобы выиграть эту войну, должна быть полная мобилизация, перевод экономики на военные рельсы, отмена моратория на смертную казнь за преступления, связанные с военной сферой, введение военно-полевых судов и так далее. Во время войны должны быть запрещены все выборы, деятельность политических партий. На время войны должна быть диктатура. Есть одно "но" - что абсолютно нет доверия к тем людям, которые в таком случае станут диктаторами. Сейчас во главе государства стоит бизнесмен, а не воин. И как бы кто к нему не относился, но он бизнесмен, он не знает, как выигрывать войну и хочет что-то там навирішувати путем переговоров, так как он умеет, а оно так не решается. С другой стороны, сейчас много кто призывает бунтовать против нынешней власти, а у меня такая позиция, что не хочется бунтовать, хочется строить. Какие могут быть бунты, когда у нас есть внешний враг? Например, почти каждый день это профессиональное брехло Басурін ( Михаил Басурін – военный деятель непризнанной "ДНР", - ред.) рассказывает, как между "правосєками" и ВСУ постоянно ведутся перестрелки. Просто им этого очень хочется, хотя на самом деле между добровольцами и ВСУ такого не бывает и быть не может. Но сєпарам выгодно распространять такую информацию, пытаясь раскачивать ситуацию в Украине. Вообще, больше всех меня раздражают "гойдальники". Я не за демократию и не за диктатуру. Я считаю, что в разные исторические периоды они должны сменять друг друга. Бывают времена, когда более спокойно, а бывают времена, когда война и надо закручивать гайки. Должно быть не подростково-революционное, а какое-то государственное мышление. Это не означает, что мне нравится нынешняя власть, я просто считаю, что если качать сейчас - Путину не придется нападать, потому что начнется война "всех против всех" - настоящая гражданская война, которая уничтожит Украину почти без помощи извне.

Насчет врага – я уважаю тех врагов, которые заслуживают на уважение. Какой-то тотальной ненависти к ним у меня нет, потому что они воюют за свою родину, а мы за свою. Просто у нас разные отечества и, соответственно, разные государственные интересы – у них это Российская империя, но я говорю об идейных, а не о российских наемников – к ним уважения точно нет. Интересы Украины и интересы Российской империи – несовместимы. Киев – это фундамент, на котором они будут свою историю и мифологию, и если они не вернут себе Украину, рано или поздно их империя загнется. Выживание и развитие их государства означает гибель нашей. И невоенного решения этого конфликта не существует.
Авто перевод _ Оригинал тут


p.s. [Spoiler (click to open)]Інтерв'ю Радіо "Свобода" та Еспресо ТВ
Tags: а нас-то за що?, кредитная история, на украине фашизма нет (С), о май даун!, украинство - это
Subscribe
promo peremogi март 8, 2017 19:56 49
Buy for 400 tokens
Отличное для понимания того, что есть "украинство". Margo (лат.) - край, marginalis (позднелат.) — маргинальность (рус.); находящийся на краю. Маргинальность (маргинализация) — социологическое понятие, обозначающее промежуточность, «пограничность» положения…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →