Кабан Слонопотамов (Кабан Слонопотамов) wrote in peremogi,
Кабан Слонопотамов
Кабан Слонопотамов
peremogi

Category:

Приключения Гузна

События происходят в 2009 году.


Гузно спал. Ему снилось детство, родители, дом, солнце. Он ещё ребенок, руки родителей, речка, он барахтается в воде. Вода тёплая и почему-то солёная. Солёная? Реальность грубо вторглась и разрушила сладкий сон. Гузно проснулся оттого, что на него кто-то мочился. Застегивая ширинку, над ним возвышался Толстый Олаф, норвежец-дальнобойщик, один из самых нелюбимых клиентов Гузна. «Вставай, я оплатил 3 часа. Вымойся и переоденься. Шевелись, немецкая сучка». - прикрикнул Олаф и вышел. Однако Гузно не был немцем, и не был женщиной. Он был украинцем, уроженцем Полтавщины, Тарасом Гниденко 1990 г.р., но обо всём по порядку.

[Spoiler (click to open)]Кличку «Гузно» дали ему девушки, работавшие, как и он в «Золотой розе». Дали за склонность к мелким пакостям и подлостям. «Золотая роза» - это мотель и забегаловка средней руки на немецкой федеральной трассе В8 из Эммериха в Пассау. Сама забегаловка «У тётушки Фосс» не представляла из себя ничего особенного, но вот мотель был довольно любопытен… Днями и вечерами он был обыкновенным мотелем, каких тысячи во всей Германии и всём мире. Но поздно ночью или для особых клиентов, там открывался настоящий центр интим-услуг на любой, даже самый извращённый вкус. Тётка Фосс, суровая седоусая немка, помнившая, наверное, ещё времена кайзера, днём готовившая завтраки и обеды для немногочисленных туристов, коммивояжёров и водителей-дальнобойщиков, ночью выставляла уже совсем другой «товар» на продажу. Самыми многочисленными были, конечно, девушки. Среди 15-20 жриц продажной любви были две негритянки, две тайки, одна румынка, полячка, все остальные были украинками. С украинками Гузно не раз пытался заговорить на суржике и на русском. По глазам было видно, что его понимают, но разговаривать отказываются. Вообще, девушки старались общаться с ним как можно реже. И дело тут даже не брезгливости, которую они испытывали к нему. Дело в том, что в своё время Гузно переболел абсолютно всеми венерическими заболеваниями какие есть в природе. И поэтому его «коллеги» старались держаться от него подальше.
Девушки работали почти легально и не имели проблем с бумагами. Их состав всё время менялся, кто-то уезжал, кто-то находил постоянного клиента или место получше, кто-то только начинал работать в «Золотой розе». Популярность «Золотой розы» объяснялась тем, что и на этом бундесштрассе, и в городах вокруг не было подобных заведений такого уровня. Некоторые постоянные клиенты приезжали сюда через всю Германию.
Кроме девушек, у тётки Фосс были и двое «gigolo», обслуживающих только дам. Как правило, это были обеспеченные, респектабельные немки глубоко за пятьдесят. В иерархии «Золотой розы», «gigolo» была элита, сливки общества. Кроме 200-300 евро за ночь, «gigolo» могли рассчитывать и на дорогие подарки от клиенток. Гузно страшно завидовал им, но понимал, что никогда не сможет подняться до уровня «gigolo». Да Гузно уже и не мог обслуживать противоположный пол. Несмотря на свои 19 лет, он не испытывал влечения к женщинам. Впрочем, когда-то давно, ещё в прошлой жизни на Украине, у него был опыт общения с женским полом. Как-то он бывал у кума на хуторе и ночью к нему пришла пьяная, 53-летняя жена кума. Непомерно толстые телеса, густой волосяной покров, огромные отвисшие груди, острый запах женского пота вперемешку с вонью немытого тела и навоза - Гузно не мог без содрогания вспоминать это. Даже последующие побои от кума и выбитый зуб не произвели на Гузно более неприятного впечатления.
А может быть дело в том, что тётка Фосс уже почти полгода давала ему какие-то витамины. Правда от них почему-то прекратили расти волосы на подбородке и стала расти грудь. Но Гузно не очень раздумывал над этим. Он был вполне доволен жизнью в «Золотой розе». Он получал 3-5 евро с клиента, иногда 10. Хотя он пытался копить, деньги быстро кончались. Питался Гузно очень хорошо, он доедал то, что осталось от завтраков и обедов посетителей забегаловки «У тётушки Фосс». Правда, в дни, когда посетителей было мало или не было вовсе, он голодал.
Вот и теперь, натягивая белые ажурные чулки с подтяжками и одевая крошечную юбочку-разлетайку Гузно думал: «Надо сегодня постараться. Удовлетворить Толстого Олафа получше, может быть сегодня даст целых 15 евро». Олаф был дальнобойщиком-ветераном, колесившим по Германии ещё с ГДРовских времен. Он называл Гузно на свой лад – «Кусло» или чаще всего «meine Frau». Гузно не любил и боялся его. Хотя норвежец и платил щедрее всех, он использовал Гузно на все 120%. А однажды, когда пьяный Олаф долго не мог кончить, он что-то порвал Гузну сзади. У Гузна шла кровь из заднего прохода и он две недели не мог работать. Старуха Фосс была вне себя от ярости и частенько била Гузно во время вынужденного «простоя». Поэтому с тех пор, Гузно с опаской и прилежанием выполнял прихоти Олафа.
Поднимаясь в просторную кабину роскошного тягача (норвежец почему-то предпочитал любить Гузно у себя, а не в мотеле) Гузно заметил ещё одного человека. «Сегодня ты чертовски хороша, meine Frau, и поработаешь для нас двоих» - прорычал Олаф и наклонив Гузно стал стягивать с него кружевные трусики. А Гузно привычно стал одевать ртом презерватив подошедшему к нему вплотную человеку.
Через два с половиной часа помятый и насквозь …..ный Гузно, рухнул на койку в кладовке мотеля, что заменяла ему комнату, и с радостью подумал: «Ещё 30 евро». И счастливый, закрыл глаза.


Продолжение следует.
Subscribe

promo peremogi january 28, 20:22 60
Buy for 400 tokens
Сегодня в Донецке прошёл интеграционный форум, на котором была презентована Доктрина «Русский Донбасс». Пушилин (2:29:20): "...Мы хотим видеть счастливой нашу большую Россию... Донбасс всегда был русским и внутри, и снаружи... Жители Донбасса [всегда] были носителями русской…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments