amp_amp (amp_amp) wrote in peremogi,
amp_amp
amp_amp
peremogi

Categories:

Угадайте, какой это язык?

Уважаемые модераторы, сносите, если не формат.

Оригинал взят у amp_amp в Угадайте, какой это язык?
Появился один вопрос к знатокам и носителям украинского языка. Украинцы утверждают, что русский язык на большую часть славяно-церковный. Поэтому, мол, язык древнерусских летописей так похож именно на русский, а не на украинский. А народ, на самом деле, разговаривал на своем народном, сильно отличавшемся от языка летописей. Москали трындели на своем народном (финском?), а русичи-украинцы на своем исконном украинском. Что же это был за язык – народный и как он выглядел?

Первое, на что ссылаются украинцы, это настенные граффити, наподобие Софийских, затем, берестяные грамоты, и, наконец, устные сказания, т.е. былины и песни. Именно там остались свидетельства, как народ писал и говорил своим родным языком. Что ж, соглашусь, похоже на то. Но софийские граффити и берестяные грамоты уже преподнесли неприятный сюрприз украинским патриотам. Там язык все равно ближе к современнному русскому, чем к современному украинскому. Во всяком случае, я вижу, как он похож на мой язык. Остаются песни, баллады, сказания.

Вот в них то и тычут украинцы, показывая насколько украинский язык далек от русского. Ведь, если окажется, что языки на Руси были очень близки, то ... То всякие мысли могут прийти в голову, но речь не о них.

У нас, у русских, тоже есть былины, песни, сказания. Причем, давно уже говорено, что они реально древнее украинских песен. Первый сборник русских песен и былин был записан в 1740-х годах. Читая их, опять же, вижу, как этот народный русский язык похож на мой современный. Если не считать некоторых непонятных слов, то все читается очень легко без словаря. Т.е. я не вижу глобальных различий между народным языком былин и современным русским. Это все равно один и тот же язык.

Записанные в 18-м веке украинские песни, сознаюсь, мне не так понятны, хотя глобальных отличий, которые бы тянули на отдельный язык, я и в них не вижу. Украинцы утверждают, что часть этих песен аж 16-го века, но я их сразу остужу. Я больше склонен доверять Костомарову, который в своей рецензии на книгу «Исторические песни малорусского народа» написал следующее:


«Читатели, быть может, изумятся, когда узнают, что в малорусской поэзии нет ни одной думы или песни, относящейся до борьбы казаков с поляками, происходившей до Богдана Хмельницкого, тогда как в сборниках, до сих пор издававшихся, помещались они в значительном количестве, и мы все уверены в их существовании. Оказывается, что все эти песни вовсе не народные и неправильно признавались таковыми»
«изданные прежде песни ненародного происхождения, принимавшиеся за действительно народные, успели уже оставить вредные влияния в науке и литературе»

Т.е. мы все-таки можем говорить о песнях, записанных в 19-м веке (Максимовичем), и время создания которых не раньше середины 17-го века, но не более ранних. Естественно, что песни пели и до Хмельницкого, только, как они выглядели, мы не знаем.

Теперь к сути. Мне на днях в журнале «Киевская старина» за 1886 год попался интересный текст. Авторы статьи утверждают, что этот текст, записанный в 1713-м году на территории нынешней Украины, образец именно той самой народной простой мовы, записанный «с буквальной точностью». Скрины статьи прячу под кат. Предупреждаю, текста там прилично, но оставил весь, чтобы не было обвинений, что вырезал выгодные мне куски. Очень хочется, чтобы укромовные или просто специалисты по языку определили, так что же это за язык. Русский или украинский?

[что это за язык?]


Про себя скажу, что прочитал этот текст без напряга. Споткнулся только на слове «швакгра». Оказалось, это «шурин». Остальные слова, обозначающие родственников, явно не тянут на украинские. Жена, а не дружина. Муж, а не чоловік. Женихаться, а не одружиться. А также,
беременна, а не вагітна. Неделя, а не тыждень. Слова то самые что ни на есть обиходные.

Не, я вижу, что есть и украинизмы, но не уверен, что они перевешивают и делают тест чужим для русского человека. Вот и интересно, как вот это язык, такой близкий и понятный в начале 18-го века, оказался вдруг иностранным в 20-м? Ну, так, какой же это язык? Знатоки, ответьте.




Tags: крутить наждак, мовоперемога, не всё так однозначно, русская правда
Subscribe

promo peremogi март 15, 2018 11:45 45
Buy for 400 tokens
В комментариях к посту " Почему вы не хотите любить украинцев?" проскочила интересная мысль: "Украинофобия" - здоровая реакция на ресентимент. В результате сделан ещё один шаг в теории перемог. В дополнение к темам " Украинство как антисистема" и "…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Bestkrv4

February 17 2017, 11:01:41 UTC 4 years ago

  • New comment
Совершенно очевидно, что это малороссийское наречие русского языка, сдобренное небольшим количеством полонизмов (мовитъ, мешкаетъ, бруд, власная, жебы, барзо хора, запомнелаМъ), поскольку перед нами образец бытовой речи.

Для сравнения - образец живой речи жителя Витебска первой половины 16 века.

Аркадий Журавский. О канцелярском языке Великого княжества Литовского.//Lietuvos istorijos metraštis, 1983 metai. Vilnius, 1984, с. 17 - 33.

В судопроизводстве Великого княжества Литовского сложилась практика по возможности точно записывать показания тяжущихся сторон. Такое положение позже было закреплено и в Статутах 1566 и 1588 гг., где есть специальные пункты, обязывающие судовых писарей точно вести записи судебных дел. Такая обязанность специально подчёркивалась в присяге, которую обязан был давать писарь при вступлении в свою должность: "присягаю пану богу в тройцы единому на томъ, ижъ справедливе ведля бога и того права писаного и водлугъ мовенья и споров на судех и осветъчэнья судового и сказанья судовные у книги судовые буду уписывати" (Статут 1566 г., раздел 4, статья 1).

Благодаря такому подходу к оформлению судебных дел старинные судебные книги сохранили превосходные образцы живой белорусской народной речи, которая слабо отражена в других жанрах старинной письменности. В качестве примера можно привести запись 1538 г. в Книге Витебского замкового суда 1533 - 1540 гг., дошедшей в составе Литовской метрики. Житель города Витебска конюх Ходор Пашков жалуется в суде на своего обидчика Нерона Лебедя:

"Былъ есми у Вильни з мещаниномъ витебъскимъ з Демъяномъ Кузминым Кропивничомъ. А так он (Нерон Лебедь. - А. Ж.) будучы тамъ в коръчме у Вилни ж, не маючы до мене никоторо[го] дела, безвиньне мя збилъ и скрывавилъ перъво мя по виденью билъ, а потом за потылицу мя рвалъ поколя хотелъ. И кгды мя по виденью бил, я ему хотелъ то стерпети яко старшому, нижли хотел есми тотъ жаль и бой свой оповедити Демъяну Кузмичу, с которым есми до Вильни ездилъ.

А он в тотъ часъ пьянъ спалъ и не могъ есми его обудити. И Лебедь зася почалъ мя соромотити, мовячи: "Мужичу! Еще ты хочешъ на мене жаловати? За то я тебе опять буду бити! А я дей почалъ мовити: "Пане Лебедю, не би ты мене большей того, а будешъ ли мя через то бити, на пана его м[и]л[о]сти воеводу нашего витебъского заплатишъ сто копъ грошей". И он дей через тую законъку, которую я ему законъчалъ, жебы мя не билъ, взялъ мя за волосы и почалъ скусти, говорачы: "Ото тобе сто копъ грошей! Ото тобе панъ! Отъ тобе другий!" И змордовалъ мя и волосы оборвалъ, и тепер на томъ месте волосы еще не выросли.

"И Лебед, стоячы перед нами, поведилъ в тотъ обычай: "Тотъ чоловекъ Ходор конюхъ на мене жалуеть, иж быхъ я его билъ по виденью и скубъ, ино я его и знати мало знаю, нижли правъда есть, былъ есми у Вильни, а такъ седели есмо у корчме ис тымъ Демъяномъ Кузмичом, мещаниномъ витебъскимъ, в которого тотъ конюх нанялъся былъ и ездилъ с нимъ до Вильни. Ино я пилъ пиво, а тотъ Демъянъ пилъ медъ за особънымъ столомъ. Потомъ пришолъ тотъ Ходор конюхъ тамъ же до корчмы, и Демъянъ его привитал, далъ ему скляницу меду, потомъ другую и третюю. А потомъ почалъ ему говорити тотъ жо Демянъ: "Ходоре, то на тобе новинъщина, первый раз еси тутъ в месте виленьскомъ - купи намъ меду!" И он отказалъ: "Чому, ничого, куплю!" И купилъ намъ меду за два грошы, потом аж до десяти грошей. Ино отъ десятого гроша Демъянъ легъ спати, а я ещо зосталъ пити. И шинъкарки почали впоминати: "Хто тотъ мед маеть платити?" И я поведилъ: "Тотъ чоловекъ Ходор конюхъ, который казалъ давати медъ, тот и заплатить"...
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →