Вячеслав К (Stragnik) wrote in peremogi,
Вячеслав К
Stragnik
peremogi

Геннадій будет карать и доминировать

- А за то, что с вами делали в российской тюрьме, кто-то должен ответить?

- Те, кто это делал, - преступники, а с преступностью надо бороться: возбуждать против них дела, искать, задерживать, сажать за решетку и наказывать за то, что они делают!

- Собираетесь ли вы как юрист подавать в Европейский суд по правам человека на своих палачей?

- Конечно! У меня есть адвокат Александр Попков, есть защитники из России, у нас есть кейсы, с которыми мы будем работать и будем подавать в суд (ЕСПЧ -Авт. ).

Я хорошо помню не только всех тех, кто меня пытал, а тех, кто унижал, задерживал, нарушая украинские законы, незаконно удерживал за решеткой.

Этих законов, которые они нарушили, очень много, поэтому, я считаю, что мы будем бороться, преследовать, искать всех, кто совершал преступления не только против меня, а прежде всего против украинского народа. Ибо они арестовывали меня не просто как Геннадия Афанасьева, а как гражданина Украины.
[Сальное]« 9 мая 2014 года я шел на парад ко Дню победы с фотографией моего прадеда, чтобы почтить его память. Это был центр города, и вдруг со всех сторон на меня набросились люди, повалили на землю, выкрутили руки за спину и надели на меня кандалы, которые я не снимал 767 дней».

«Меня отвезли в ФСБ, и начались допросы. Со мной работали 10 дней. Меня постоянно били по голове, по животу, но мне говорили, что никто не узнает, что тебя били, потому что они знали, как это делать - одевали рукавицы, надевали пакеты на голову и душили. У меня постоянно спрашивали, где террористы, я должен был признать, что и я террорист».

«Мне надевали на голову противогаз, закрывали шланг, я не мог дышать, а они, когда видели, что я уже теряю сознание, внезапно открывали, чтобы я сделал вдох, а они брызгали туда каким-то спреем или жидкостью и снова надевали. Когда я делал повторный вдох, у меня начиналась рвота, которая не могла никуда выйти, и я начинал ее глотать».

«Чтобы заставить подписать признание вины, меня раздевали догола, клали на пол, брали милицейскую дубинку, водили по половым органам и говорили, что изнасилуют. После этого они брали паяльник и, извините за прямую речь, я процитирую на русском, что мне говорит этот человек: «Сейчас мы в тебя его засунем холодным, а потом включим, он будет нагреваться, у тебя будет эрекция, а потом у тебя все там сгорит, ты не сможешь ни садиться, ничего не сможешь, и в тюрьме ты никому не докажешь, что ты мужчина нормальной ориентации».

«Меня снова раздевали, привязывали к половым органам оголенные провода и пускали ток. Это очень больно. Мне постоянно говорили, что сейчас то же будет с твоей матерью, что меня никто не спасет, ты просто исчезнешь с мировых радаров и все про тебя забудут».

«Эти люди заставили меня сказать, что я виноват, что я террорист, они заставили меня дать показания на Олега Сенцова, Александра Кольченко. Я считаю, что мне надо было выдержать, я уже об этом говорил, не буду повторять, потому что я знаю, что люди мне говорят, что все хорошо, но все плохо...»

«Когда я остался один на один с собой и бетонными стенами, мне надо было размышлять, как дальше жить и что делать, чего стоит моя жизнь, то, что меня перестали бить, жизни двух парней, которые будут страдать больше меня. И я решил, что нет...»

«Когда мы с Юрием Даниловичем оказались в самолете, то были такие растерянные, что даже не улыбались, потому что не верили. И лишь когда самолет наконец покинул эту землю, мы закричали: «Прощай, немытая Россия!» Это было первое ощущение праздника, потому что мы понимали, что самолет нельзя остановить, как машину, мы не вернемся, мы будем лететь, потому что наши нас обратно уже не отдадут!»

«Там ( в России) никто не может сказать то, что он думает, а в нашем государстве за два года люди могут говорить, что они пожелают. Да, у нас есть много проблем, я это видел по телевидению, я это услышал от обычных людей на улицах, но это уже изменения, потому что у нас есть свобода, а у них свободы нет, и они сейчас пытаются забрать эту свободу у нас».

"Оккупанты украли не только мою свободу, мои годы жизни, они еще украли родину, куда я не могу вернуться, я имею в виду место моего рождения Симферополь. А еще они украли горы и море. И каждый человек из Крыма, знает, что это такое.

Я был на Днепре, но Днепр очень спокойный. Только один раз, когда какое-то судно проходило рядом, я услышал тот голос моря, той воды. Потому что море имеет свой особенный характер. Оно удивительное, и мне его очень не хватает»

[Вся невлезшая статья тут]http://www.ukrinform.ru/rubric-community/2040865-gennadij-afanasev-ukrainskij-politzaklucennyj-osvobozdennyj-iz-rossijskogo-plena.html
Tags: нерабыдло
Subscribe

promo peremogi март 15, 2018 11:45 52
Buy for 400 tokens
В комментариях к посту " Почему вы не хотите любить украинцев?" проскочила интересная мысль: "Украинофобия" - здоровая реакция на ресентимент. В результате сделан ещё один шаг в теории перемог. В дополнение к темам " Украинство как антисистема" и "…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments