bahram_gur (bahram_gur) wrote in peremogi,
bahram_gur
bahram_gur
peremogi

Categories:

То, что произошло в Одессе, готовилось в Крыму ещё в 1992 году.

В продолжение вот этого поста:

http://peremogi.livejournal.com/19377217.html

Оригинал взят у serg_slavorum в То, что произошло в Одессе, готовилось в Крыму ещё в 1992 году.
УНСО.jpg

УНСО готовило теракты и боевиков в Крыму еще 20 лет назад.

Статья Евгения Колышева. Оригинал здесь.

«Правый сектор» как объединение, пусть и неформальное, но достаточное боевое и сплоченное заставило о себе говорить, пожалуй, с самого начала акций на Майдане в Киеве.

В начале оппозиционные политики отрицали даже сам факт существования неких радикальных организаций, так и нахождение их в захваченном Доме профсоюзов в Киеве, говоря, что на пятом этаже никаких закрытых зон не существует. В тоже время следовали захваты зданий, «активисты» вступили в прямое противостояние с правоохранителями, телевидение активно передавало информацию о формировании народной самообороны, принятии присяги и тренировках «самооборонцев» прямо в центре Киева.

Допуск на пятый этаж закрыт, туда не пускают даже правоохранителей, что вообще не допустимо, в любом государстве. Немногочисленные телевизионные группы, которым удалось побывать в запретной зоне, показывают молодых, спортивных парней в масках, с бейсбольными битами, молотками. По крайней мере, эти «инструменты» самообороны они не стесняются держать на виду. Парни говорят, что намерены отстаивать идеалы независимой и национальные интересы и даже пожертвовать собой за это.

Сторонники Евромайдана, как то вскользь говорят об организациях, образовавших «правый сектор», предпочитая общее определение для них – «патриоты Украины, которые бьются с бандитской властью». С этим определением можно согласиться только в одном – в приятных на слух для патриотов названиях – украинское, национальное, Степан Бандера. Имеются в виду УНА-УНСО и «Тризуб имени Степана Бандеры».



Остановимся на УНА-УНСО, прежде всего по тому, что именно это объединение с известной далеко за пределы Украины аббревиатурой, начало свою самоорганизацию еще в начале 90-х годов. Отметилось УНСО и в Крыму.

Что такое УНА, и что такое УНСО. УНА (Украинская национальная ассамблея), идеологом которого являлся Анатолий Лупийнис, Юрий Шухевич (сын командира УПА Романа Шухевича) и Дмитрий Корчинский. Основа – сочинения Дмитрия Донцова, Миколи Михновского, других идеологов украинского национализма 20-40-х годов минувшего века. Причем, идеология УНА не сколько правая, сколько радикально-левая и с налетом романтизма.

УНСО (Украинская национальная самооборона) – боевая организация, своеобразное боевое крыло УНА. Активно заявило о себе в Приднестровье, в локальных конфликтах на территории Грузии, а также в Чечне, выступая отнюдь не на стороне федеральных войск. Некоторые из боевиков УНСО гибли, но, многие возвращались в Украину с немалым боевым опытом. Эти понюхавшие пороху парни, становились инструкторами и некими иконами для младшего поколения унсовцев.

Что касается Крыма, то не все возможно помнят события начала 1992 года, приезд УНСО в Севастополь, так называемый «поезд дружбы» Степана Хмары, национальное вече на площади имени Ленина Симферополя, палатки Русского движения Крыма у стен Верховного Совета Крыма.

Нашему изданию удалось разыскать одного из участников тех событий. В то время он молодой студент Симферопольского госуниверситета, «баловался» идеями национализма, выступал «за Украину», как тогда говорили, был участником всех акций, проводимых и не многочисленных, как тогда, так и спустя, более чем двадцать лет, митингов, пикетов «украинской громады» Крыма.

Сейчас наш герой, назовем его Андрей, живет в одной из юго-восточных областей Украины.

- Нас было немного, молодых парней человек пять и мужчин, некоторые были женаты, также человек пять. Мы тогда высоко верили в идеалы построения национального украинского государства, верили лидерам, которые тогда так красиво расписывали все прелести обретения Украиной своей независимости.


- Как Вы очутились в УНСО?


- Нет, официально в УНСО мы не вступали, здесь из нас просто делали пушечное мясо, как мы позже поняли.


- В каком смысле «пушечное мясо»?


- В самом прямом. Крым тогда потряс приезд так называемого поезда дружбы Степана Хмары в сопровождении нескольких сотен унсовцев. Они ехали в Севастополь, чтобы почесть память военных моряков еще времен УНР.


Кроме того, в это время Верховный Совет Крыма в мае 1992 года принимает приснопамятную Конституцию. На площади перед парламентом – палатки сторонников Русского движения Крыма (РДК). Выступают Юрий Мешков, Сергей Шувайников, Владимир Клычников, Виктор Межак, Лилия Левченко и другие.


Наша задача состояла в том, чтобы забросать этот палаточный городок бутылками с зажигательной смесью.


- Как забросать?


- Вот так забросать, «коктейлями Молотова», которые мы сами и изготовили под командой инструкторов из Киева.


- Что за инструкторы?


- Честно говоря, помню только одного по кличке «майор Нахтигаль», остальных не помню. Всего их было четверо инструкторов, они проводили с нами специальные занятия в районе села Мирное Симферопольского района, там пригорки такие, а мы были в низинах, так что видно нас не было.


- И что отрабатывали?


- Оборонительный строй, когда все особым образом берутся за руки, чтобы милиция не могла растащить кого-то одного. Наступление - когда переплетают руки, а нападают в такт с использованием толчковой ноги.


Кроме того, обучали изготовлению бутылок с зажигательной смесью из подручных материалов, здесь же и опробовали их, бросая в электроопоры.


Обучение длилось примерно 5-7 дней. За это время мы могли организовать стойкий строй, изготовить «коктейли Молотова». Помню, что унсовцы рекомендовали для их использования брать только хозяйственное мыло, такое, помните в больших коричневых брусках, натирая его на терке, или ножом.


А, кроме того, была еще и идеологическая обработка, говорилось, что все делается во благо страны, что надо показать этим крымчанам, что есть патриоты Украины и в таком духе.


После обучения, нам сказали, что мы уже готовы выполнить задание, которое и заключалось в том, чтобы поджечь палатки.


- Этого ведь не произошло?


- Да, к счастью, этого не произошло. В последний момент, когда мы уже находились на позициях для метания, поступил приказ отставить. Что произошло, я не знаю.


Нас четко вывели на позиции, по – сути, окружив палаточный городок. Мы прятались за деревьями, за кафе, которое рядом с танком, за столбами. Моя позиция была в месте, где поворачивал троллейбус с улицы Карла Маркса, напротив адвокатской конторы. Мы стояли с бутылками, которые находились в обычных сетках и держали наготове спички. Все находились в пределах прямой видимости и дублировали команды, которые были заранее оговорены. В последний момент готовности, как я уже говорил, поступила команда – отбой.


- Вы понимали, во что вас вовлекали, могли же быть жертвы...


- Я только позже понял, на что нас толкали. Сработала идеологическая обработка, кроме того, нам давали по какой-то таблетке, маленькой такой и все воспринималось, как будто я наблюдаю за всем со стороны. После того, как акция не состоялась, все бутылки мы отдали унсовцам, попрощались с ними.


- А вы уверены, что это были именно унсовцы?


- Конечно, я до этого был в Киеве, да и здесь встречался с Корчинским, Лупийносом. У них офис был в Музейном переулке в Киеве, как раз там, где разворачивались события 19-20 января этого года.
Так, вот там в офисе я видел этих людей, которые нас обучали в Симферополе.


- Я вижу, вы отслеживаете события, которые происходят в Киеве.


- Конечно, отслеживаю. Вижу, что подготовка практически не изменилась, основа «Правого сектора», конечно, УНСО, это их тактика. Из снаряжения добавляются только щиты, каски и резиновые палки, а так все как было тогда.


К чему это приведет, сложно сказать. Ясно, что ребят используют как пушечное мясо, ведется соответствующая обработка, накачка. Самое интересное, что сейчас, они верят, что делают благое дело. Но пусть поверят мне, через какое-то время они просто ужаснутся своим делам, им будет мучительно стыдно и больно.


Я наблюдаю и за ситуацией в Крыму, вижу, как вопрошают с умным видом политологи на «честных каналах» и блоггеры в интеренете, по поводу того, что в Крыму, мол ищут черную кошку в темной комнате, в виде украинских нацистов, которых здесь нет и не было. Так, вот, хочу им сказать, что это все уже было в 1992 году и позже. И боевиков там готовили и готовили самый настоящий теракт в мае-июне 1992 года. С большой долей вероятности можно утверждать, что эмиссары от УНСО в Крыму есть, было бы удивительно, если бы их не было. И подготовку, они, учитывая опыт прошлых лет, на территории крымской автономии проводят. Дай бог, чтобы все было тихо и мирно.

UKRAINE-CRISIS/ODESSA-CASUALTIES

Теперь понятно, почему 97 процентов крымчан на референдуме высказались за присоединение к России?
Tags: а нас-то за що?, забытая перемога, кредитная история, на украине фашизма нет (С), несостоявшаяся перемога, ожидаемая перемога, украинство - это
Subscribe

promo peremogi март 15, 2018 11:45 46
Buy for 400 tokens
В комментариях к посту " Почему вы не хотите любить украинцев?" проскочила интересная мысль: "Украинофобия" - здоровая реакция на ресентимент. В результате сделан ещё один шаг в теории перемог. В дополнение к темам " Украинство как антисистема" и "…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments