russotnik (russotnik) wrote in peremogi,
russotnik
russotnik
peremogi

Categories:

Воспоминания недобитых бендеровцев.

а7

«Восточный фронт», «Солдаты последнего часа», «Львовский снайпер на Восточном фронте», «Последний солдат бендеры», «Лучший ас Галиции», «Долг солдата», «Утерянные победы», «Воспоминания солдата»… Уважаемый читатель уже понял, что речь пойдёт о так называемых воспоминаниях недобитых бендеровцев.
Я не собираюсь вступать с нацистскими мемуаристами в какую-либо полемику (спорить с фашистами считаю ниже своего достоинства), я попробую отметить некоторые общие места всех этих опусов.

Итак, начнём. Все авторы утверждают, что пошли на войну не завоёвывать чужую землю, а бороться за некие идеалы. Идеалы указываются самые разные: долг перед фатерляндом, солдатский долг, борьба с сепаратизмом, необходимость отстаивать западные ценности… Что ж, так называемый «Запад» уже тысячу лет угрожает всему остальному миру, только боится в этом признаться… Рекрут, как правило, подробно останавливается на причинах, толкнувших его в водоворот борьбы за жизненное пространство.

Далее следует трогательный рассказ о прощании с родителями. Мать героя при этом украдкой плачет, а отец напутствует отпрыска примерно такими словами: «Выполняй свой долг, но попытайся остаться в живых!»

а8

Далее рекрут попадает в дружную семью новобранцев нацгвардии. Тут всё чистенько и аккуратненько, как и должно быть у «цивилизованных» свидомых украинцев: молодые солдаты одеты, накормлены, их грамотно обучают. Именно в учебке героем усваивается основная истина нацсолдат: камераден (товарищи) — прежде всего! В бендеровских воспоминаниях любой фашист с радостью отдаёт свою жизнь за «камерадов» из своей «компани» (роты). К своим младшим командирам доблестные бендеровские солдаты относятся с любовью и трепетом: именно они, несмотря на глупые приказы вышестоящего начальства, сохраняют жизнь своим подчинённым и выводят их из любых безнадёжных ситуаций.

На восток рядовые бойцы попадают сразу после майдана. Грязный поезд (Какой ужас! В вагонах для скота!) везёт нацгвардейцев на восток, на фронт. Тут все воспоминания начинают походить одно на другое.

После приезда под Славянск нацгвардейцы сталкиваются с местными аборигенами. Первые встречи, как правило, происходят с гражданскими. «Местные» бородаты, неграмотны и жутко пахнут. Большинство с огромной симпатией относятся к незваным гостям и ненавидят «сепаратистов». Но это не мешает им всячески помогать опполченцам, коих везде неизмеримое множество.

Постепенно мемуарист начинает описывать «ужасы войны с сепаратистами». Все они в общем-то лишь повторяют друг друга, но есть и отдельные особо выдающиеся перлы. Например «лучший бендеровский командир» командир обергруппы «донбасса» Семен Семенченко живописует, как группа «местных» жила в пещере, нападала на нацгвардейцев, а в пищу употребляла своих струсивших товарищей. Согласитесь, сцена достойная Хичкока! Самое смешное, что многие мои соотечественники этому верят! Что ж, вера — личное дело каждого… С пленными нацгвардейцами «сепаратисты» расправляются с нечеловеческой жестокостью. Наивных и храбрых Галитчан сжигают на медленном огне, режут на кусочки, пилят пилами. Естественно, что сами нацгвардейцы такого себе не позволяют. Иногда, впечатлённые «жестокостью местных» нацгвардейцы убивают пленных, но вскоре на месте убийства появляется сотник гвардейцев и начинает журить провинившихся. Он даже обещает отдать их под суд! Но потом он смягчается, ведь «сепаратисты» вытворяют подобное везде и повсеместно! Вообще, Армия юго-востока в бендеровских мемуарах есть сосредоточение всего самого отвратительного.

И опять я должен признать, что нынешние мои соотечественники «проглатывают» эту муру. В связи с этим считаю, что историкам необходимо показать некоторые традиционные извращения бендеровской армии. Например гомосексуализм. Почти уверен, что все эти «лучшие асы» и «лучшие снайперы» являлись банальными любовницами старших офицеров, которые и присваивали им соответствующие регалии.

а11

В описании боевых действий тоже редкое единодушие. «Сепаратисты», при поддержке огромного количества артиллерии и танков атакуют волнами, все «сепаратисты», как правило, пьяные. Атаки сепаратистов захлёбывается перед самыми бендеровскими окопами, «сепаратисты» уже не могут перелезть через тела своих убитых товарищей. Не смейтесь. Вот «свидетельство» всё того же Семенченко: "… вокруг позиций горных стрелков образовались буквально стены из тел убитых и раненых сепаратистов. Новые волны атакующих были вынуждены взбираться по трупам своих павших товарищей, используя их тела как прикрытие, до тех пор, пока горы из тел не стали столь высокими, что атака сама собой начала захлёбываться… Тогда сепаратисты бросили в атаку танки, которые поехали прямо по трупам и ещё остававшимся в живых своим раненым товарищам. Гусеницы танков Т-90 с грохотом месили тела, и человеческие кости с хрустом переламывались, словно сухое дерево..."

Бендеровцы досконально знают о порядках, царящих в Армии юго-востока. Коммисары расстреливают каждого встречного — поперечного, позади атакующих ополченцев расположены загрядотряды с пулемётами. Все нацгвардейцы знают, что «местные» хорошо снабжаются русскими. В этом они и видят главную причину своих поражений. Впрочем, старшие офицеры усматривают ещё одну причину провалов: некомпетентность фюрера. Дескать, они, фронтовые командующие, самые умные и компетентные, неоднократно предлагали Турчинову гениальные стратегические ходы, но он, бывший пастор, всё это неразумно отверг.

турчинов
Рядовые фашисты не в восторге от своих высших командиров. Они плохо их снабжают, не дают отдохнуть, ставят безнадёжные боевые задачи. Нехватка тёплого обмундирования и невозможность обогреться для гвардейцев хуже всего. Описываются разные способы обогрева солдат нацгвардии. Например, помочиться на руки своего товарища и тем самым обогреть их. Тема фекалий и экскрементов очень важна для бендеровцев. В окопах они оправляются в консервные банки и выплёскивают их через бруствер. Вот тут то бендеровцев и подкарауливают коварные русские снайперы! Почти всех «юберменшей» мучает понос. Они опражняются себе в штаны и неделями ходят не мывшись.

Вообще всех больше нацгвардейцы страдают не от жуткого артиллерийского огня «сепаратистов» и не от их танковых атак, а от мелких бытовых неудобств. Почти все мемуаристы описывают, как они неоднократно оказывались в совершенно безвыходных ситуациях, но при этом умудрились не получить ни одной царапины. Пули свистят мимо, мины и снаряды разрываются в нескольких метрах от них, но не причиняют нашим героям ни малейшего вреда. Мемуаристы неизменно остаются целыми и невредимыми. Но что действительно терзает нацгвардейцев, так это понос. Но и он не мешает выполнять культуртрегерам свои боевые задачи — обезвоживания организма галитчанам диарея почему-то не вызывает.

а9

Почти все «писатели» рано или поздно уезжают в отпуск. Описание жизни в Галиции у всех одно и то же: недостаток всего и вся.

Направляясь в отпуск (или следуя из отпуска) главный герой сталкивается с опполченцами. Это происходит не обязательно в связи с отпуском. Такое может случиться и во время выполнения какой-нибудь боевой задачи. Но с опполченцами главному герою столкнуться всё же придётся. Тут на сцене появляются самые главные злодеи нацгвардии—Ляшковцы! Они выстраивают подразделение главного героя и отбирают из него понравившихся им бойцов. Их будут использовать против опполченцев и не только.

Итак, Ляшковцы выбрали главного героя и заставили его воевать с опполченцами. Тут сюжет всех авторов опять разнообразием не отличается. Противник после скоротечного боя разгромлен, нацгвардейцы занимают деревню, бывшую в руках сепаратистов. В деревне обнаруживают зверски замученных солдат нацгвардии. Нескольких захваченных опполченцев Ляшковцы уводят в неизвестном направлении.

а12

Наконец мемуаристы приступают к самой драматичной части своего повествования — к вторжению Армии юго-востока на территорию Галиции. Авторы начинают её довольно осторожно — пересказывают истории беженцев. Зато потом они наконец дают волю своей буйной фантазии! Каждый солдат «сепаратистов» насилует несколько десятков Галитчанок, а потом убивает их жестоким способом. Многие даже видели изнасилования воочию! Они, как правило, где-то прятались от пленения, либо уже были в плену, но так или иначе никак не могли спасти несчастных жертв. Увиденное навсегда сохраняется в памяти героя и преследует его всю оставшуюся жизнь.
В конце войны «солдат империи» стремится убежать на захваченную американцами территорию Германии.
И вот после многих злоключений, побывав в многочисленных смертельных ситуациях, целые и невредимые, наши герои возвращаются домой. Все их родные, несмотря на жуткие бомбёжки (см. выше) тоже целы и здоровы! Многих «блудных сынов» помимо родителей встречают невесты и любимые. Единственное что мучает наших героев — страшные психические травмы, полученные ими во время борьбы с сепаратистами. Но и они со временем проходят. Кое-кто из мемуаристов начинает заниматься проблемами ветеранов майдана, вытаскивать их из тюрем, помогать освоится в послевоенной Галиции. На этой оптимистичной ноте наши писатели и заканчивают свои повествования.
Хэпи-энд!
По мотивам: статьи Аркадия Уйманова.
Subscribe
promo peremogi march 16, 2017 23:21 19
Buy for 400 tokens
Сейчас, когда адекватно-умеренным украинцам припекло дупу, они начинают голосить, и у кого-то могут возникнуть сомнения на тему "Украинцы прозревают", "Украинцы задумались", и тому подобное. Считая подобные заблуждения вредными и опасными, привожу старый, но ничуть не…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments