Герберт Хренли (herbert_hrenly) wrote in peremogi,
Герберт Хренли
herbert_hrenly
peremogi

Categories:

Украинец – это русский, убивший в себе русскость.



На Складе не нашёл.
Много текста, и автор конечно достаточно своебышный, но академически интересущимся Теорией Перемог рекомендую.

Оригинал : http://forum.rusbeseda.org/index.php?topic=19123.0


Украинец – это русский, убивший в себе русскость

Недавно женщина с Украины по имени Татьяна прислала мне свои стихи на украинском языке. Одно из них мне понравилось. Я исправил в нём явные огрехи и отослал обратно. Она ответила. Завязалась переписка. Моё последнее письмо к ней разрослось до размера статьи, которую я публикую здесь, поскольку русско-украинские отношения в последнее время находятся в тяжёлом кризисе и поэтому интересуют всех.


Татьяна, однажды я попытался отредактировать один из твоих стихов на украинском языке, написанный небрежно и коряво, на «русско-украёнском» суржике, на котором сейчас изъясняется вся Украина. В ответ ты прислала мне взволнованный рассказ о твоём украинском патриотизме и любви к украинскому языку. Надеюсь, ты понимаешь, что такой закоренелый хохол, как я, априори не способен ополчиться ни на твою любовь к Батькiвщинi, ни, тем более, на рiдну мову. Моё отношение к моей матери Малороссии яснее всего выражено в стихе «Твои трудные сны, Украина», которым открывается моя стихотворная подборка на сайте «Стихи.ру». Имеющий уши, услышит. Но сейчас я хочу написать не о твоих стихах, а о твоём горячем патриотизме, чтобы предостеречь тебя (и всех, кто искренне заблуждается, как ты) от дремучего невежества. Жить, конечно (причём вполне неплохо), можно и во мраке (живут же земноводные или летучие мыши), но мы-то люди, и если долго будем блуждать в темноте с закрытыми глазами, потом очень тяжело будет привыкать к свету.

Когда я тебе объяснил, что слово «Украина» происходит от обычных русских слов «у края» и «окраина», тебя это почему-то задело. «Лично я не считаю, – написала ты, – что живу на какой-то там «окраине». Между тем, в слове «окраина» нет абсолютно ничего обидного или высокомерного. Просто от этого слова образовано слово «Украина», придуманное идеологами украинского национализма – предшественниками нынешних киевских евробандеровцев. Придуманное для того, чтобы сбить с панталыку слабо подкованных в этимологии обывателей и вколотить им в головы уверенность, что они совсем не такие недоумки, пьяницы и матерщинники, как проклятые «кацапы», не какие-то там зачуханные «окраинцы», жующие сало с галушками на окраине Центральной Европы, а гордые потомки древних «укров». Как сказал известный специалист по выведению новой породы людей В. Ющенко, потрясая на своей инаугурации игрушечной гетманской булавой: «Украина у нас есть. Осталось создать украинцев». Вот и создают с помощью хорошо проплаченного батальона таких киевских горе-историков как С.Плачинда (автор одиозной книги «Лебедiя: Як i коли виникла Україна», Київ, 2005) или А.Дубина (постоянный автор журнала «Українська культура»). Говорящие фамилии, не правда ли? Договорились они уже до того, что местом рождения автора «Илиады» и «Одиссеи» Гомера назначили Крым и утверждают, что от неминуемого голодомора современников Юлия Цезаря спасла Украина, которая кормила зерном весь Древний Рим. Откуда же им знать, что никакой Украины тогда даже в проекте не было, а пшеницу на Апеннинский полуостров доставляли в основном из Египта? Они же кандидаты наук и глупые школьные учебники по истории Древнего мира не читают.  Если ты откроешь книжку Плачинды, ты узнаешь для себя много нового и интересного. Оказывается Христофор Колумб не кто иной, как украинец из прикарпатской Коломыи, а завоеватель царства инков Франсиско Писарро – на самом деле никакой не испанский конкистадор, а писарь украинского казачьего войска по фамилии Писаренко. Античный историк Лисий, как выяснил Плачинда, тоже украинец, потому что его фамилия на самом деле «Лысый». Только это ещё цветочки. Настоящие перлы-ягодки растут на 7-й, 24-й, 45-й и 66-й страницах капитального «исторического исследования» Плачинды, где он утверждает: «Веды написаны древнеукраинским языком – санскритом, поэтому древнеукраинский язык – мать всех индоевропейских языков, а древняя Украина (Оратта) – родина всех индоевропейских народов. Индия и Украина – родные сёстры. Наши праотцы, древние украинцы впервые принесли цивилизацию в мир, изобрели письменность, научили все другие народы Земли пахать, сеять, растить хлеб, ковать мечи и орала, ткать и строить дома. Колесо и плуг тоже изобрели древние украинцы в 5 тысячелетии до н.э. Одновременно был приручен конь. Сейчас мы, украинцы, имеем полное право праздновать 7 тысяч лет украинской государственности. Таков же возраст и украинской нации».

По сравнению с этой «сенсационной» писаниной гоголевские «Записки сумасшедшего» – образец логики и здравого смысла. Какова же цель кулинаров подобной стряпни? Неужто – только до слёз насмешить «проклятых москалей»? Если бы так. Вполне расчётливый и жестокий удар наносят такие дуболомы, как Плачинда и Дубина, в первую очередь по неокрепшим мозгам подрастающих поколений, едва вступивших в жизнь школьников. Ведь эти «научные» книжки не просто пылятся на полках магазинов, а активно пропагандируются в системе образования, по радио и телевидению, в украинском интернете. Статьи дубинноголовых историков регулярно публикуют газета Верховной Рады и научно-популярные журналы. Эта атака на детские умы гораздо опаснее даже, чем эпидемия педофилии, потому что без всякого видимого насилия, которое карается уголовной статьёй, безнаказанно уродует сознание и психику. Сегодня большинство россиян и здравомыслящих украинцев не могут прийти в себя от шока, вызванного кровопролитной гражданской войной на Донбассе, однако далеко не все сознают, что эта война началась задолго до того, как на киевском престоле водворился «шоколадный король» Порошенко. Тотальная пропаганда ненависти к России и всему русскому, «кацапскому» (тут бы сам Геббельс позавидовал) захлестнула Украину сразу после развала СССР. С целью любой ценой сохранить власть и наворовать «бюджетных средств» правители ставшей «нэзалэжной» республики приложили  колоссальные усилия для того, чтобы как можно дальше и необратимее отторгнуть украинцев от россиян, внушить им не просто неприязнь, а стойкую ненависть к России, ко всему, что Пушкин назвал «русским духом». Чего стоит только одна уже забытая, но причинившая немало вреда формированию русско-украинских отношений книжка Кучмы «Украина – не Россия». На явную антирусскую пропаганду бывший президент Украины тогда, в 2003 году, из-за трусости не решился, однако первый увесистый камень в её фундамент втихомолку, с ужимками и ухмылками, заложил.

Всего лишь год прошёл со времени выхода этого увесистого талмуда, когда киевские писатели пригласили меня на празднование юбилея Тараса Шевченко. Собрались мы ехать на экскурсию в Яготин, в усадьбу екатерининского вельможи графа Кирилла Разумовского, последнего гетмана Запорожского войска. В небольшой служебный автобус, отправившийся от Крещатика, кроме украинских литераторов, как сельди в бочку, набились делегаты и представители из Белоруссии, Канады, Китая, Ирана, Туркмении. «Москальским» украинцем оказался я один. Познакомившись в молодыми писателями из разных уголков Украины, я завёл с ними обычный разговор о житье-бытье: кто откуда родом? кто где учится? трудно ли издать первую книжку? и т.д. Я, по привычке, говорил по-русски, они по-украински, но нашему взаимопониманию и взаимной симпатии это никак не мешало. Выяснилось, что в Киевском университете открыли творческое отделение по образу и подобию моей родной альма-матер – Литературного института. Я спросил, как же там преподают теперь русскую литературу? «Как зарубежную, обзорно», – ответили студенты. Что значит «обзорно»? – удивился я. Ну, скажем, произведения Достоевского вы какие изучали? «Преступление и наказание», – ответили они. Но ведь это программа десятого класса средней школы, – удивился я, – а как же «Братья Карамазовы», «Идиот», «Бесы», «Записки из подполья»? Как у вас изучаются Лесков, Чехов, Бунин, Есенин, Маяковский, Гумилёв, Мандельштам, Цветаева, Андрей Платонов? «Обзорно», – как запрограмированные отвечали мне молодые украинские литераторы. Н-да, – печально подумал я, – это совсем как в бородатом анекдоте из времён моей литинститутской молодости: «чукча не читатель, чукча – писатель». Смеёмся, шутим, по-доброму подначиваем друг друга.

И вдруг где-то в глубине и гуще оживлённого шума и гама раздражённо и резко оборачивается в нашу сторону некая маститая, необъятных размеров и форм тётка-«пысьмэнныця» (как потом оказалось, председательница Днепропетровской писательской организации) и, свирепо глядя мне прямо в глаза, истерично кричит: «Пэрэстаньтэ розмовляты на росийський мови, мэнэ вид нэи тошныть!» Я тотчас остолбенел – и от  неожиданности, и от испуга, и от неприкрытого, первобытного хамства. Я даже не нашёлся с ответом. В автобусе, переполненном людьми, едущими на праздник, не место для идеологических междоусобиц и споров. В общем, я промолчал. На первом же банкете-фуршете, лихо опрокинув стопку-другую перцовой горилки и деловито задымив чужеземной пахитоской, тётка-«пысьмэнныця», слегка покачиваясь между столиками, подошла ко мне и снова упрямо и беспощадно повторила свой суровый патриотический упрёк: «Вы знаходытэсь на Украини, пэрэстаньтэ розмовляты по-росийськи, мэнэ тошныть...» А от Пушкина, – с изумлением поинтересовался я, – или, прости Господи, не к ночи будь помянут, от Николая Васильевича Гоголя вас случайно не тошнит? «Тошныть!» – ни секунды не задумываясь, чётко и по-военному, как хорошо вымуштрованный солдат, повторила тётка, шумно выпустив из широких, мясистых ноздрей густые клубы табачного дыма. Тяжёлый случай, – подумал я, – и с грустью пошёл допивать перцовую горилку, благо предусмотрительные украинские писатели по случаю долгожданного шевченковского праздника запаслись ею вдосталь.

Однако я изрядно отвлёкся от главной темы этого письма к тебе, поэтому, как говорится, вернёмся к нашим баранам. Это я не об украинцах говорю, а всё о тех же проблемах вашего патриотизма и сепаратизма. Никогда, Татьяна, запомни это – никогда в истории царской России не было никакой «украины», а был край, который называется Малороссия. До этого на западе Европы Малороссию называли «Казакия», т.е. страна казаков. И в слове «Малороссия» тоже нет ничего обидного. В исходном значении «малая» значит – исконная, младенческая, первородная. Город Афины и окружающую его область греческие историки называют «малая Греция», потому что именно там зародилась древнегреческая цивилизация – колыбель всей европейской культуры – цивилизация, прославившаяся на весь мир великими философами, поэтами, архитекторами, скульпторами. Область Кракова поляки называют «малой Польшей», потому что её исконная столица Краков, а не Варшава. Наконец, ты наверняка не раз слышала выражение «малая родина». Так говорят о конкретном месте своего рождения. Моя малая Родина – захолустный, забытый Богом, крохотный провинциальный городок Золотоноша в глухой украинской провинции. Я уже даже не помню, когда последний раз там был. Помню только, что с каждым разом, когда я ещё там от случая к случаю бывал, город становился всё провинциальнее, неряшливее, унылее, мрачнее и безотраднее. Несмотря на это я люблю этот город больше всего на свете и всегда уезжаю оттуда в оккупированную мигрантами Москву со слезами. Это что касается малой Родины.

Но ведь есть ещё и большая Родина, большая Россия. Поэтому послушай, пожалуйста, и запомни, что я тебе о ней скажу. Великороссия (нынешняя Россия), Малороссия (нынешняя Украина) и Белоруссия – это три области исторически ОДНОГО ЕДИНОГО государства, распавшегося на разные территории после оккупации Западной Руси поляками и литовцами. В паспорте Тараса Шевченко, который хранится в его музее, чёрным по белому написано: «Малоросс православного вероисповедания». О том, что в Древней Руси на территории нынешней бандеровской Галичины было Галицкое княжество, я, надеюсь, ты когда-то в школьном учебнике читала. В общем, имей в виду и запомни: нет и никогда не существовало в природе НИКАКОГО особенного  «украинского языка». Так называемый «украинский» язык создан искусственно и представляет собой не что иное как древнерусский язык, испорченный чуждыми нам польскими словами. Чуждыми – потому что по генетике, ментальности, воспитанию и культуре мы, малороссы, русские, а не поляки и не литовцы. Мы православные, а не католики. Мы христиане, а не иудеи. Понимаешь разницу? В 1965 году на  II Ватиканском соборе Римский папа со своими кардиналами постановил, что иудеи ныне, присно и во веки веков являются по прежнему богоизбранным народом, народом Завета с Богом. «Мы с иудеями, – заявили тогда католики, – идём к одному Богу, только разными дорогами». А предыдущий Римский папа Бенедикт XVI в своей книге на голубом глазу написал, что никакой вины иудеев в зверской казни Иисуса Христа нет, во всём виноваты римские солдаты и Понтий Пилат. Наверно, понтифики к старости лет совсем из ума выжили и запамятовали Новый Завет, забыли Святое Благовествование от Матфея. Я его тебе сейчас процитирую (Глава 27-я): «Когда обвиняли Иисуса иудейские первосвященники и старейшины, Он ничего не отвечал. Тогда говорит Ему Пилат: «Не слышишь разве, сколько свидетельствуют против Тебя?» И не ответил Он ему ни на одно слово, так что прокуратор весьма дивился. На праздник же иудейской Пасхи прокуратор имел обычай отпускать на свободу одного узника, которого хотел народ иудейский. Был тогда у них известный узник, разбойник, называвшийся Варавва. Итак, когда собрались они, сказал им Пилат: «Кого хотите, чтобы я отпустил вам: Варавву или Иисуса, называемого Христом?» Первосвященники и старейшины иудейские возбудили свой народ просить освободить Варавву, а Иисуса погубить. И когда Пилат спросил иудеев: «Кого из двух хотите, чтобы я отпустил вам?» Они в один голос сказали: «Варавву!» Прокуратор тогда спросил: «Что же я должен сделать Иисусу, называемому Христом?» Иудеи хором закричали ему все: «Распни Его! Распни Его!» Пилат сказал: «Какое же зло Он сделал вам?» Но они ещё сильнее закричали: «Распни Его! Да будет распят!» Пилат, видя, что ничто не помогает, а смятение среди толпы иудеев растёт, взял воды и умыл руки перед народом иудейским, и сказал: «Вот, смотрите, невиновен я в крови Праведника Сего, смотрите вы!» И тогда, отвечая, весь народ иудейский сказал: «Пусть кровь Его будет на нас и на детях наших». Тогда Пилат отпустил им Варавву, а Иисуса, избив, предали на распятие». Выдающиеся русские философы С.Н.Булгаков и А.Ф.Лосев, да и не только они, называли католицизм не чем иным как «иудаизмом в христианстве». Поэтому нет ничего удивительного в том, что нынешний «патриарх» христопродажной украинской католической церкви Филарет (в миру – Михаил Денисенко) слился в любовном экстазе с управляющими ныне Украиной жидоолигархами типа Коломойского, Турчинова и «Яйценюха». Родился, кстати, этот «патриарх» Денисенко в 1929 году в семье шахтёра, в селе Благодатное Донецкой области. Почему на него не снизошла благодать, чтобы осудить зверства евробандеровских карателей, расстреливающих на Донбассе из ракетных установок школы, больницы, жилые дома, пенсионеров и шахтёров, теперь, ты, надеюсь, понимаешь.

Теперь давай выясним, что же это за такое чудо природы как «украинский язык», который для меня такой же родной, как и для тебя. Народных украинских песен я знаю наизусть, наверно, больше, чем Украинский академический народный хор имени Верёвки. Послушай меня и запомни. Все типично «украинские» слова, которые русские люди не понимают, приехав на Украину, заимствованы из польского языка: будинок (дом) – по-польски budynek; «аркуш» (лист бумаги) – по-польски arkusz; ганьба (позор) – по-польски ganba; вибух (взрыв) – по-польски wybuch;  багнет (штык) – по-польски bagnet; багно (болото) – по-польски bagno; барва (краска) – по-польски barwa; безлад (беспорядок) – по-польски bezlad; блакитний (голубой) – по-польски blekitny; борг (долг) – по-польски borg; блискавка (молния) – по-польски blyskawica; бляшанка (жестянка) – по-польски blaszanka; бруд (грязь) – по-польски brud; виднокруг (горизонт) – по-польски widnokrag; видовисько (зрелище) – по-польски widowisko; виконати (выполнить) – по-польски wykonac; викреслити (вычеркнуть) – по-польски wykreslic; вимагати (требовать) – по-польски  wymagac; винищувати (истреблять) – по-польски wyniszczac; виняток (исключение) – по-польски wyjatek; випадок (случай) – по-польски wypadek; виховання (воспитание) – по-польски wychowanie;  вплив (влияние) – по-польски wplyw; войовничий (воинственный) – по-польски wojowniczy; гiднiсть (достоинство) – по-польски godnosc; червень (июнь) по-польски – czerwiec; грудень (декабрь) – по-польски grudzien;  чекати (ждать) – по-польски czekac; якicть (качество) – по польски jakosc, и т.д. и т.п. Чтобы привести все подобные примеры мне пришлось бы переписать половину украинского толкового словаря. Теперь ты, надеюсь, понимаешь, почему министр внутренних дел Российской империи П.А.Валуев (кстати, талантливый беллетрист, автор нескольких романов) в 1863 году утвердил циркуляр, который в законодательном порядке существенно ограничил издание книг, журналов и газет на так называемом «украинском языке». Когда представители «либеральной интеллигенции» спросили его, в чём причина таких жёстких мер, он ответил (эта фраза вошла в историю): «Никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может». Я, конечно, не бабка Ванга и даже не Кашпировский, но мысли читать на расстоянии иногда умею. Поэтому предвижу твои возражения: «Подумаешь, какой авторитет! Какой-то там допотопный царский опричник! Тьфу на него. Раз есть «великий и могучий» поэт Шевченко, значит есть и великий и могучий украинский язык!»

Боюсь тебя разочаровать, но в «культурной» и в меру просвещённой Европе (куда вы все так стремитесь под руководством Порошенки), услышав фамилию «Шевченко», даже профессора Сорбонны, Оксфорда, Геттингена или Кембриджа вспомнят (и то с трудом) разве что знаменитого футболиста, да и то только потому, что прославился он игрой в итальянском клубе «Милан», а не в киевском «Динамо». Не веришь – поезжай проверь.   Зато Достоевского, Толстого или Чехова знает хотя бы понаслышке любой среднестатистически грамотный немец, англичанин или француз.

Впрочем, пренебрежительное высокомерие по отношению к истории Российской империи и к её выдающимся государственным деятелям свойственно, конечно, не тебе одной. Такими стереотипами мыслят все нынешние украинские историки (типа упоминавшегося уже Дубины), все управляющие вами турчиновы и «яйценюхи», все министерские чиновники новой киевской власти, все «майданутые» члены Спiлки письменникiв Украiни, не говоря уже о простых обывателях, которые в школах и институтах «учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь». Переубедить вас всех сил у меня не хватит, просто напомню: в отличие от нынешнего «офисного планктона» киевских министерств, министры Российской империи были в большинстве своём людьми превосходно образованными, с широким европейским кругозором. Почему я так считаю? Просто потому, что закончили они те же лицеи, университеты и пажеские корпусы, из которых вышли поэт Пушкин, композиторы Римский-Корсаков и Мусоргский, учёные Менделеев и Яблочков, хирург Пирогов или потомок запорожских казаков и уроженец Полтавы, любимец и наставник царя Николая I фельдмаршал Иван Фёдорович Паскевич, который свободно владел тремя иностранными языками (французским, немецким, польским) и легко цитировал своему приятелю Пушкину Вергилия и Горация в подлиннике. Как ты думаешь, могут этим похвалиться нынешний министр обороны жидоолигархов от народного гнева пан Гелетей или порошенковский денщик, «заслуженный экономист Украины» Аваков? Сомневаюсь. Не потому, что они законченные олигофрены, а потому, что единственное высшее образование уроженца села Верхний Коропец Мукачевского района Закарпатья Гелетея – Ивано-Франковская школа милиции, а уроженец Азербайджана армянин Аваков с грехом пополам закончил Харьковский политехнический институт.

Задача идеологов и пропагандистов украинской «самостийности» была и остаётся прежней: до предела извратить, замусорить и испоганить даже ставший за годы существования СССР более-менее нормативным литературный украинский язык, чтобы он как можно меньше был похож на ненавистный им русский. В связи с войной на Донбассе я каждый день смотрю в интернете украинские телеканалы и ужасаюсь тому местечковому суржику, на котором изъясняются их дикторы и ведущие. За все годы жизни на Украине я никогда не слышал даже от малограмотных селянок на базаре корявого слова «очiкувати» вместо «чекати» («ждать»). Теперь так говорят все теледикторы. Вместо всем понятного и привычного «проценти» пошла мода говорить «вiдсотки». Короче говоря, провинциальный местечковый жаргон Бердичева, Галичины и Закарпатья исподволь становится лексической нормой и несчастные школяры вынуждены коверкать родной язык в угоду новоявленным бандерлогам. Ни в обыденной речи, ни в литературе никогда не было нормой словосочетание «в Українi». Это нонсенс. Никто же не говорит (даже бандерлоги с Галичины), например, «кубинцi живуть в Кубi» (я имею в виду страну). Даже причисленный ныне на Украине «к лику святых» Тарас Шевченко писал: «Як умру, то поховайте / Мене на могилi / Серед степу широкого, / На Вкраїнi милiй». И песня популярная народная есть такая – «Повiй, вiтре, на Вкраїну». Нынешний разговорный суржик украинцев режет мне слух не потому, что я такой привередливый «москаль», живущий в столице России уже много лет, а потому, что традиционный, литературный украинский язык на своей малой Родине я учил со второго класса школы – не этой, нынешней, в которой сам чёрт ногу сломит, чтобы разобраться в методике преподавания, а той, советской, в которой к воспитанию и образованию будущих поколений допускались только настоящие профессионалы. Были, разумеется, и тогда нерадивые, бесталанные педагоги, но их было значительное меньшинство и не они принесли всемирную славу советскому образованию. В Советском Союзе всего лишь в течение 20 лет (в период с 1958 по 1978 г.) лауреатами Нобелевской премии по физике стали семь выдающихся учёных, имена которых знала вся страна: И.Е. Тамм, П.А. Черенков, И.М. Франк Л.Д. Ландау Н.Г. Басов, А.М. Прохоров П.Л. Капица. Ещё пятеро учёных, награждённых этой же премией в начале 2000-х годов (Ж.И. Алфёров, А.А. Абрикосов, В.Л. Гинзбург, А.К. Гейм, К.С. Новосёлов) тоже получили образование в Советском Союзе. А со времени прихода к власти христопродавца Горбачёва и хронического алкаша Ельцина, установившего вместе с Гайдаром и Чубайсом «всенародную демократию», со времени «реформы образования», проведённой у нас одиозным министром Фурсенко под диктовку американских «специалистов», в России больше нет выдающихся учёных. И больше никогда не будет. Если такой учёный случайно появится на Украине, ты, Татьяна, обязательно мне об этом сообщи. Хочу у него немного денег занять из нобелевских наградных. Думаю, земляку не откажет.

Контраст между тем уровнем школьного образования, который застал я, и той вакханалией невежества, которая творится сейчас, ужасает. Мой отец был обычным учителем математики в глухой украинской провинции, однако среди его успешных выпускников как минимум несколько десятков докторов наук, профессоров ведущих московских ВУЗов, включая Физтех, МГУ и МГИМО. Ты, конечно, скажешь, что это случайность. Мало ли кто выбивается в люди из гораздо более глухого захолустья. А я так не думаю. Знаешь, почему? Потому что мой отец, кроме трёх курсов пединститута (учёбу в нём прервала Великая Отечественная война), закончил во время войны Артиллерийскую академию им. Дзержинского, дипломную работу по созданию новых советских миномётов готовил на «Уралмаше», а затем до Великой Победы служил офицером в 6-й Гвардейской танковой армии. C этой биографией он пришёл в школу учить детей. А что, кроме зоологической ненависти к «москалям», за душой у тех, Таня, кто будет учить и уже учит твоих внуков? Ты об этом подумала?

Я понимаю, что я тебя сильно разочаровал насчёт самобытности нашої рідної мови, но, поверь мне, ни я, ни царские «москалi», ни президент Путин в этом совсем не виноваты. Это исторический ФАКТ. Теперь, надеюсь, ты понимаешь, почему Гоголь писал не на маловразумительном суржике, исковерканном польскими заимствованиями, а на великом и могучем русском языке – языке Пушкина, Лермонтова, Льва Толстого, Достоевского, Чехова, Бунина, Есенина, Булгакова. Писал бы Николай Васильевич на полтавском суржике, так и остался бы в истории великим писателем хутора Великие Сорочинцы. Как Тарас Шевченко остался великим поэтом Каневского района Черкасской области. Писал бы уроженец Киева Булгаков на том собачьем русско-украёнском жаргоне, на котором изъясняется придурочный депутат вашей Верховной Рады Ляшко, кто бы, кроме него и его жены, прочёл «Мастера и Маргариту»? Давно пора бы основательно прочистить мозги вам, хохлам, чтобы они окончательно не заплесневели и не протухли от невежества. Гоголь, кстати, всю жизнь в письмах друзьям и приятелям называл себя «хохлом», так что в этом слове тоже нет ничего обидного. Я и сам часто так себя называю без всякого комплекса неполноценности. И известный классик украинской литературы Иван Франко обижался, когда его называли «украинцем», потому что в его время «украинцами» называли только униатов-католиков – западенцев, предавших Православную веру своих предков в угоду австро-венгерским оккупантам, польским ксёндзам, ватиканским иезуитам и Римскому папе. Иван Франко называл себя «русином». Русины – это такая разновидность русских, живущих в Закарпатье. Если тебе интересно, можешь прочесть о них в интернете. Когда нынешняя Западная Украина входила в состав Австро-Венгрии и называлась «королевство Галиция» и «герцогство Буковина», русскоязычное население там было в меньшинстве и считалось людьми «второго сорта». После начала Первой мировой войны, когда Австро-Венгрия и Германия вступили в войну с Россией, за одно только чтение книг на русском языке или разговор по-русски русскоязычные жители Галиции и Буковины, а также православные священники подверглись жестоким репрессиям. Задолго до гитлеровских концлагерей австро-венгры построили хорошо известные историкам концентрационные лагеря Талергоф и Терезин, куда отправляли всех, кто говорил на Западной Украине по-русски. Если ты считаешь Украину своей родиной, потрудись хотя бы знать её совсем недавнюю историю. Невежество ни к чему хорошему не приводит. Поверь на слово.

«Русинкой» называла и считала себя и другой классик украинской литературы – Лариса Петровна Косач, публиковавшая стихи под псевдонимом «Леся Украинка». Этот псевдоним придумал ей её  родной дядя (по линии матери) – уроженец Полтавской губернии, известный в своё время литературный критик, историк и публицист Михаил Драгоманов. В голове у него варилась изрядная каша. С одной стороны, он по своим взглядам был прямым предшественником украинского социализма-марксизма, с другой – таким же предшественником украинского национализма и сепаратизма. Обвинённый в пропаганде национализма среди студентов Драгоманов вынужден был покинуть место доцента в Киевском университете и уехал в эмиграцию. Однако в отличие от нынешних киевских евробандеровцев (таких как полный дебил Ляшко и частичный – Тягнибок) Драгоманов был выходцем из мелкопоместных полтавских дворян (потомков казацких старшин) и получил благодаря своему отцу (человеку незаурядному, начитанному) достойное университетское образование. Поэтому украинский сепаратизм в его взглядах странным образом уживался с умеренным космополитизмом и даже русофильством. Драгоманов не раз выступал против провинциальной ограниченности и националистического беснования украиноязычных писателей. В полемике с Борисом Гринченко (автором первого большого «Словаря украинского языка» и многих учебников по укр. языку) Драгоманов писал: «Напрасно Гринченко и его единомышленники хотят восстановить нас против русских как народа. Все народы — русские, или поляки, или украинцы — имеют и своё плохое и своё хорошее в натуре. Плохое больше происходит от малого образования, чем из природы народов, и поэтому нам всем — и русским, и полякам, и украинцам — вместо того, чтобы враждовать, нужно просвещаться и добиваться вместе свободы». Золотые слова. Заруби их себе на носу и детям своим заруби, если уже не поздно.

Напоследок приведу тебе ещё цитату одного мудрого человека, известного философа и публициста: «Не верьте глашатаям украинской самостийности. Это исказители христианских заветов, отравители духовных колодцев, обезьяны национального патриотизма. Не надо договариваться с ними, не следует искать у них заручек. Надо крепко и твёрдо отмежеваться от них, предоставляя их собственной судьбе. Не ими строилась Киевская Русь, но именно ими она всегда увечилась и подготовлялась к гибели. И не они поведут её к возрождению. А если они поведут её, то не к возрождению, а к окончательной гибели. У них не мудрость, а узость; не патриотизм, а жадность; не возрождение, а деградация. И благо, что они поспешили обособиться. Теперь врагов Малороссии – и России в целом – мы знаем в лицо».

Короче говоря, запомни: украинец – это русский, убивший в себе русскость. И не поддавайся ради Бога на дешёвую антирусскую пропаганду нынешних евробандеровцев. Тем более, что верховодят ими сплошь одни евреи-мутанты – Порошенко (Вальцман), Турчинов и Яценюк (у них национальность на морде написана), Юля Тимошенко (Капительман), Коломойский, Кличко (фамилия его бабушки Этинзон). Даже бандеровский нацист Тягнибок и тот, оказывается, жид. Фамилия его бабушки Фротман. Так что живи-ка ты лучше, Татьяна, своим умом и не поддавайся на жидовские провокации. Это мой тебе добрый совет.

Дмитрий Нечаенко
Tags: теория перемог, украинство - это
Subscribe
promo peremogi март 16, 2017 23:21 19
Buy for 400 tokens
Сейчас, когда адекватно-умеренным украинцам припекло дупу, они начинают голосить, и у кого-то могут возникнуть сомнения на тему "Украинцы прозревают", "Украинцы задумались", и тому подобное. Считая подобные заблуждения вредными и опасными, привожу старый, но ничуть не…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments