amp_amp (amp_amp) wrote in peremogi,
amp_amp
amp_amp
peremogi

Category:

Литературная перемога над богом хохлов

Оригинал взят у amp_amp в Читал и рыдал! Путин хочет убить Ребекку! Как страшно жить!
Комментарии синим мои. Не смог удержаться! Извиняюсь.


Автор романа о путинской России: Я жива только благодаря псевдониму

Ребекка Стронг (Rebecca Strong) (Запомните имя этой мощной старухи)


В кафе никого не было. И все 23 столика были свободны. Затем открылась дверь, и вошли две женщины. Они сделали заказ у стойки, заплатили, взяли свои подносы с кофе и манговым пирогом (это очень-очень важная информация!) и расположились за соседним столиком. (близко! опасно!)

А потом они начали разговаривать друг с другом по-русски. (тревожная музыка !!!)

Я почувствовала, как у меня мороз побежал по коже. Я повернула компьютер и села лицом к стене. Они пришли, чтобы отравить меня? ( WTF!!!! )

Я приходила в это кафе уже несколько месяцев. Оно расположено всего в квартале от моего дома, и в нем есть все, что нужно писателю — естественный свет, струящийся сквозь большие окна, (романтика, епрст) толпы посетителей как идеальное оправдание неспешной работы, недорогой кофе и, что самое важное — стулья стоят так, что никто не может видеть экран моего компьютера. События в романе, который я написала, происходят в России, в нем я высмеиваю олигархов и в карикатурном виде изображаю представителей высших слоев российского общества. Ах, да, название романа — «Кто такой мистер Путин?» (Who is Mr. Plutin?) (как оригинально!).

Мне не было нужды нагнетать паранойю. В российской истории — особенно в современной — есть масса примеров того, как люди, разозлившие власть имущих, внезапно умирали от загадочных болезней. (Масса примеров! Масса! В российской истории каждый рано или поздно разозлил власть имущих и умер!)

Все это началось в один пасмурный день (это очень важный факт!) в 2005 году, когда я еще жила в Санкт-Петербурге. Я пошла в старую булочную в центре — на Невском проспекте. Выбрав на витрине торт и показав на него продавцу, я вынула деньги и сказала на родном русском языке: (???) «Вот этот, пожалуйста». (Wot yetot, pozalusta)

Женщина в белом халате (врач?) и с волосами цвета борща не ответила. Не глядя на меня, она взяла кусочек бумаги, оторвала от него половину, что-то написала и протянула мне. Я уставилась на записку, а потом на нее. (неграмотная,да?)

Она не обращала не меня внимания.

Я продолжала смотреть на нее. (как драматично)

Она закатила глаза.

«Девушка, — сказала она, произнеся это слово с подчеркнутым презрением, — вам что, непонятно? В кассу. Платите в кассу».

При этом она с нескрываемой злостью (это совок, детка! У нас по другому никак) показала на маленькую застекленную будку в другом конце магазина. Там ждала другая женщина — у той волосы были лиловыми, а на плечи поверх белого халата (блин, еще один врач!) был накинут платок.

На меня нахлынули далекие воспоминания. (самое время) Вот так мои родственники делали покупки в советские времена. Мы брали этот кусочек бумаги, отдавали его кассирше, приложив соответствующую сумму денег, смотрели, как она набирает сумму на клавишах кассового аппарата брежневских времен, (и это еще при Сталине!) и получали чек, который несли обратно к прилавку. Прожив более десяти лет на Западе, я совершенно забыла этот ритуал. Русский язык был мне родным, а вот обычаи — чужими.

Я уехала из СССР в США, когда Берлинская стена еще стояла на месте, а главными событиями в новостях были перепалки Горбачева с Сахаровым. Возвращаться я не собиралась, но однажды из-за работы мужа планы мои полностью изменились. Поэтому через 16 лет после того, как я сдала свой красный советский паспорт в московском аэропорту Шереметьево (вроде в ОВИРЕ сдавали, нет?), я протянула свой синий американский офицеру угрюмого вида в аэропорту Пулково в Санкт-Петербурге.

«Вы говорите по-русски?» — спросил он, прочитав запись о моем месте рождения — Москва, Россия.

«Да», — ответила я по-русски.

Все следующие несколько месяцев я была аномалией — говорила как все русские, а вела себя, как жительница Запада. Когда я увидела, как продавщица в булочной смотрит на меня, будто я с Луны свалилась, мне в голову пришла идея. А что если написать роман, героиня которого оказалась в России, но не помнит, как она туда приехала?

В итоге, благодаря этому сюжету, у меня появилась масса возможностей, чтобы посмеяться над современной Россией. Россией, в которой молодой предприниматель средней руки может битой забить пешехода насмерть за то, что тот помешал ему объехать пробку по тротуару. (а что не про США, где маньяки регулярно отстреливают по 20-30 учеников в школах?) Россией, где какой-то мелкий мафиози в моем районе может запретить соседу парковаться у дома за то, что тот разбудил его, нажав на сигнал. Россией, где власть и деньги давно уже стали важнее, чем членство в Коммунистической партии. (в пендосии не так?)

Путинская Россия.

«Ты с ума сошла? — возмутился мой муж. — Ты что, хочешь, чтобы тебя убили?» Он только что вернулся домой после того, как кругами колесил по Санкт-Петербургу, пытаясь оторваться от машины, которая постоянно преследовала его. А за несколько недель до этого в нескольких кварталах от дома, где мы жили, была убита Анна Политковская — известная российская журналистка, которая резко критиковала Путина. (Ээээ... Политковскую убили, как бэ, в Москве!)

«Не волнуйся, — ответила я. — Это всего лишь литературный вымысел. (А вот это правда!) К тому же я пишу под псевдонимом». (хорошо, что ФСБ тупые и не найдут)

«Как будто они не смогут тебя найти, если захотят», — ответил он.

За время после того разговора в России произошло еще больше смертей — сторонников оппозиции, журналистов и юристов, которые занимались расследованием случаев коррупции. Маша Гессен — журналистка и еще один известный критик России — начала одну свою статью в электронном издании Slate, процитировав вопрос «Вы еще живы?», который ей задают каждый раз во время ее публичных выступлений. Я не являюсь лидером оппозиции, но теперь, когда мою книгу опубликовали, я стала гораздо чаще оглядываться и задергивать шторы по ночам.

В книге на странице, где я выражаю благодарность всем, кто помогал мне в этой поездке, я не указала фамилий — только имена. (Предусмотрительно, блин! Людям может быть стыдно!) А когда моя мама увидела рекламный ролик-анонс к моей книге, нельзя сказать, что она очень обрадовалась.

«Ты уверена, что правильно делаешь? — спросила она, увидев, как я — в шляпе со скрывающей лицо черной вуалью — изображаю, будто прячусь. — В России творятся страшные дела. Тебе надо быть поосторожнее». (В России в шляпе с вуалью реально затеряться в толпе?)

А в том кафе, когда женщины ушли, я посмотрела на свой недопитый кофе. В Испании полно русскоговорящих туристов, сказала я себе.

Ведь так? (Не болезная, тебе русские женщины просто померещились!)

Оригинал публикации: I wrote a novel about Putin’s Russia and now I think my pen name is keeping me alive

http://inosmi.ru/russia/20150731/229364522.html#ixzz3hWCnDiU3

Ну почему все русофобы такие убогие и вся литература про/и для них - убожество? И ведь они верят в этот бред!

Понравился комментарий:

"Вспоминается мальчик 5 лет, который боялся что за ним придут советские солдаты и призовут в армию и поэтому прятался под столом"

Tags: аберрация сознания, бог хохлов, литературный франкенштейн, писанковый лев, придумать что-то другое
Subscribe
promo peremogi февраль 10, 18:12 127
Buy for 400 tokens
Конспирологическая курилка воскресная, в развитие вчерашней, где обсуждалось, что было бы, если бы Россия вляпалась в Руину в 2014 году и как бы сейчас выглядела она, Руина и мир в целом. Здесь вчерашний эфир Сергея Караганова с примерно той же тематикой. Украина упоминается, но совсем вскользь в…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments